Tags: Тимур Аскеров

Гала-концерт балета: все звезды

25 июля

Мариинский театр


Формально этот (и похожий, прошедший накануне — 24 июля) балетный гала был мощной демонстрацией балетных возможностей Мариинки. На сцене — почти все примы и премьеры, а также восходящие звезды; разнообразие одноактных балетов и номеров дивертисмента; очень большая программа: концерт начался минута в минуту, а закончился в половину двенадцатого. 

Но по сути случился летний променад-концерт, рассчитанный большей частью не на петербургских балетоманов, а на гостей нашего города. Публика оказалась очень благодарной, но малокультурной: осознав, что в Мариинском театре аплодируют во время вариаций, многие зрители начали постоянно хлопать в такт, как на детском утреннике. Не говорю уж о непрекращавшейся съемке со вспышкой и мерцающем в мобильниках темном зале.  

«Карнавал», который давали в первом отделении, подтвердил свою репутацию скучнейшего балета Мариинского театра. То ли гений Фокина отдохнул на этом балете, то ли его восстановление у Сергея Вихарева не задалось. Как показалось когда-то на премьере, так и сейчас во время пересмотра: блоковские мотивы не спасают банальную хореографическую основу. Без «Карнавала» вечер балета вышел бы лучше.  

Вторым отделением (практически на полтора часа!) шел дивертисмент. Для себя я отметил, что ничего бы не потерял в плане эстетическом, если бы его не посмотрел. Мария Ильюшкина и Тимур Аскеров исполнили «гран-па-классик», не слишком получившееся. Пусть Ильюшкина учит его дальше. А в баттле «Хорева — Ильюшкина» Хоревой плюс балл: в баланчинском па-де-де Чайковского она много органичнее, чем Ильюшкина в близком концертном опусе Гзовского. 

Collapse )

Вечер балета в честь Людмилы Ковалевой

8 июля 

Мариинский театр


Вечер Людмилы Ковалевой по своей программе более напоминал творческий вечер Дианы Вишневой. Оно конечно, Вишнева — самая знаменитая ее ученица. Но Ольге Смирновой могли бы дать исполнить не только одну из партий па-де-катр Антона Долина (1941) — репертуара Ковалевой-балерины, — но и еще что-нибудь, поярче и посерьезнее. Смирнова исполняла па-де-катр вместе с Вишневой, Кристиной Шапран и Анастасией Лукиной)и показалась наиболее подготовленной из всех четырех. Ибо Вишнева танцует классику уже на уровне Тальони, а Шапран и Лукина  сильно проигрывают на фоне прим. 

За па-де катр было гран-па из «Пахиты», которое блестяще исполнили Мария Хорева и Владимир Шкляров. Вариации в нем танцевали все ученицы Ковалевой, но кроме Анастасии Нуйкиной в первой вариации (слегка торопившейся) и Марии Булановой в последней (сделавшей все блестяще, но налажавшей в середине) никто с задачей не справился. 

Этим закончилось первое отделение, а во втором и третьем блистала уже одна Диана Вишнева. Она (вместе с Владимиром Малаховым) напомнила нам балет Ханса ван Манена «Старик и я», который великолепно исполнила лет десять назад с тем же Малаховым в качестве партнера (тогда в качестве рекламы писали, что уже закончивший выступления Малахов специально выйдет на сцену по просьбе мариинской примы). А также исполнила с Тимуром Аскеровым «Маргариту и Арман», который танцует в последние годы с завидной регулярностью. 

Collapse )

"Сон в летнюю ночь" с Викторией Терешкиной

Наконец-то посмотрел балет, поставленный почти 10 лет назад. Худший балет Баланчина, как полагают некоторые, производит довольно-таки милое впечатление, если смотреть только первое действие, до перерыва. Танец Виктории Терешкиной (танцевавшей 16 сентября) его по-настоящему украшает, правда, особо распробовать Терешкину мы не успели. Все положенные метафморфозы налицо, все сюжетные линии раскрыты, довольно много танца, с которым наша труппа не слишком справляется — во-первых, требуется мелкая техника, а мелкой техники сегодня нет практически ни у кого в Мариинском театре; во-вторых, танцуют в этом балете все, а не только два солиста, и вот этот общий танец как-то не идет. 

Оксана Скорик и Анастасия Матвиенко, а также Филипп Степин и Тимур Аскеров, тоже занятые в этом спектакле, совершенно не запомнились. 

Второе действие совсем скучно. Обидно, что Терешкина-Титания в нем вообще не занята. Так ставят для Нью-Йорк Сити Балета (в котором всегда есть с десяток одинаково подготовленных балерин), но для Мариинского театра это, и в самом деле, убийственная хореография. Виноват ли в этом Баланчин, это другой вопрос. 

Впрочем, зал почти полон, и среднестатистическому зрителю очень даже нравится. Так что странный балет, живущий на нашей сцене уже почти 10 лет, будет и дальше делать сборы. 

Перед театральным локдауном. Блистательный "Корсар" в Мариинском театре

29 декабря

Завершение года Мариинский отметил «Корсаром» с ярчайшим составом исполнителей: Виктория Терешкина — Ким Кимин — Тимур Аскеров. Pas de trois второго акта прошел как исключительный балетный праздник. 

Роскошная Виктория Терешкина, кажется, прямо создана для «Корсара». Когда она танцует Медору, забываешь о хореографическом убожестве версии Петра Гусева, которую до сих пор никто не собрался переставить. Некоторые помарки, которые все-таки были у примы (в ровненько и четко в музыку открученном фуэте она все-таки прошла вперед почти полсцены), не мешали наслаждаться. 

Вот если бы еще Гюльнара была поярче (Елена Евсеева танцует грамотно —  но делает работу, не искусство) да девичий кордебалет поднатаскать (пираты в этот раз старались) — спектакль был бы на совсем на ура. 

Овация после pas de trois

Collapse )

"Сильвия": Терешкина - Аскеров

5 марта

Мариинский театр

Спустя четыре года после премьеры, решил пересмотреть «Сильвию» с самым сильным на сегодня составом исполнителей: Сильвия — Виктория Терешкина, Аминта — Тимур Аскеров, Орион — Константин Зверев. 

Все солисты хороши, танцуют с размахом и стараются украсить те партии, которые им достались по злой воле хореографа. Особенно интересна Терешкина, которая тщательно вытанцовывает все свои вариации. Без нее балет «Сильвия» — это страшная скука, как практически все сочинения Фредерика Аштона (о бездарнейшей компилятивности этой хореографии уже приходилось говорить).  

Совершенно неудивительно, что в театре много свободных мест. Удивительно, что единственная на сегодня мариинская прима-балерина танцует практически без поддержки зала. Обычно (так сложилось еще в девятнадцатом веке) у примы столь большая группа поклонников, что овация ей обеспечена на каждом выступлении, как бы она ни танцевала. Так было и с Лопаткиной, и с Вишневой. Я уж о Мезенцевой не говорю. А вот случай Виктории Терешкиной, похоже, особый. Один голос, кричащий «браво», да и то как-то неуверенно. Как будто на сцене не народная артистка России, а начинающая звезда. 

"Корсар": Хорева, Батоева, Аскеров

12 февраля

Новая сцена Мариинского театра


Очень давно не ходил на «Корсар» в Мариинку, но тут сложился такой состав исполнителей...

Выпускница 2018 года Мария Хорева в партии Медоры подает большие надежды. Отдельные части вариаций очень хороши, другие же — из рук вон, но в целом сразу видно — это настоящая балерина. В па-де-труа второго акта сбила все линии, но фуэте вертела весьма уверенно: первые 16 почти идеально, вторые 16 плохо, с проходом вперед и некрасивой концовкой. Но первая-то половина есть. Значит, будет и вторая. Зато последняя диагональ — красиво, быстро и четко в музыку. Залюбовался. А в третьем акте совсем исправилась и последнюю вариацию оттанцевала просто роскошно. 

Очень понравилась Гюльнара Надежды Батоевой. Даже засомневался: Батоева ли это? Нет и следа той деревянности, которая преследует меня с ее первого «Дон Кихота». И руки хороши, и техника превосходна, и актерская игра как надо. 

А вот Тимур Аскеров в роли Али разочаровывает. Ничего, кроме его обычного длинного шага, я не увидел. Танцует расслабленно и без запала. Ни следа той энергии, ради которой ходили на одно это па-де-труа Фаруха Рузиматова. 

Вторые солисты в целом приятны для глаз. Алексей Тимофеев (работорговец Ланкедем) и Константин Зверев (Конрад) работали всерьез, на максимум данных. Не знаю, кто танцевал Бирбанто, — тоже был хорош вместе с партнершей в танцах второго акта. 

Collapse )

"Легенда о любви" к 70-летию Реджепмырата Абдыева

5 апреля
Мариинский театр

Юбилейный спектакль танцевала почти вся труппа: от первого к третьему акту менялись солисты, при этом мужские партии были отданы ученикам Р.Абдыева. Такой формат юбилея в последнее время случается не часто. Получился смотр практически всех сегодняшних исполнителей. А учитывая парадный спектакль в феврале, в котором выступила Наталья Осипова, сравнение может выйти диахроничным и объемным.

В первом акте блистательной Ширин оказалась Олеся Новикова. В февральском спектакле мне понравилась Екатерина Осмолкина, но Новикова лучше. В сцене излечения (одна из лучших, на мой взгляд, сцен балета - в ней проступает что-то магическое и страшное) она поразительно жертвенна и беззащитна. Потом в лирических сценах удивительно нежна и изящна. Дуэт с Тимуром Аскеровым очень удачен - солисты идеально станцованны и хорошо играют. Елена Евсеева, танцевавшая второй акт, значительно уступает и Новиковой и Осмолкиной. На третий акт не остался, чтоб не портить впечатление - уж больно не люблю смотреть выступления Кристины Шапран.

Что касается Мехменэ Бану, то у Екатерины Кондауровой (1 акт) она какая-то "вещь в себе". Мы привыкли, что загадочное выражение лица Екатерины сулит большой потенциал, который рано или поздно раскроется. Но годы идут, потенциал все не раскрывается, и начинаешь думать: а может, и нет ничего за загадочным выражением лица? Особенно пресным оказывается прощание с красотой в ее исполнении. Виктория Терешкина (2 акт) танцует прилично, но без откровений. Монолог второго акта выходит у нее сдержанно и деловито. Слишком живы во мне воспоминания, как этот монолог танцевала Ульяна Лопаткина - со страстным отчаянием. А вот в сцене погони Терешкина на месте, ее собранность и техничность тут очень к месту. Ничего, в принципе, не имею против Анастасии Матвиенко (3 акт), но по указанной выше причине не остался.

Тимур Аскеров куда больше в стиле, чем Владимир Шкляров, танцевавший в феврале. Он не пытается улучшить хореографические решения Григоровича и более внимателен к партнершам. Местами бы прыжок повыше, да харизмы побольше - и был бы идеальный Ферхад. Посмотрел бы Андрея Ермакова в 3 действии, но...

Очень старался молодой ученик Р.Абдыева Александр Романчиков, впервые исполнявший роль визиря. По-настоящему подготовленная партия.
Отдельные танцы исполняли практически те же танцовщики, что и в феврале, но вот Рената Шакирова (первое выступление в танце золота, 1 акт) порадовала.

Одним словом, яркий и вдохновляющий юбилей, отмеченный всей труппой. Юрий Фатеев сказал небольшое вступительное слово; Абдыев сидел в ложе дирекции, после каждого действия выходившие на поклоны солисты дарили ему все цветы. Признание заслуг и единение поколений.

"Спящая красавица" в реконструкции Сергея Вихарева. В честь 200-летия Мариуса Петипа

8 марта
9 марта
Мариинский театр

Мариинский театр открыл большую серию спектаклей, посвященных 200-летию Мариуса Петипа (заместив ею в этом году традиционный фестиваль балета "Мариинский"), возобновлением реконструкции "Спящей красавицы" 1890 года, выполненной Сергеем Вихаревым в 1999 году. Эта музейная версия давно не шла в театре, теперь же будет идти вновь - наряду с версией Константина Сергеева. Нынешняя публика Мариинки, вероятнее всего, уже не помнит триумфальной премьеры 1999 года с Дианой Вишневой в партии Авроры. Тогда, глядя на сцену, мы испытывали восторг присутствия при историческом событии. А кроме того, испытали чувство ожившей истории; ведь какой классический балет ни возьми, он идет в театре в лоскутном виде: каждый новый постановщик приносит немного своего, добавляет вариаций и отдельных номеров, меняет рисунок линий. Здесь же "Спящая" представлена в стилистическом единстве самой первой версии. Критики и указаний на неточности тогда было немало (кроме того, вариации принца в па-де-де третьего акта остались от Сергеева - чтобы публике не было скучно), но общем и целом реконструкция балета 100-летней давности, безусловно, получилась. Это был первый опыт Сергея Вихарева, за которым последовали "Баядерка" и "Пробуждение Флоры" в Мариинском и череда других спектаклей в разных театрах России и мира.
К слову, можно бы было посвятить возобновление реконструированной "Спящей" памяти Сергея Вихарева, безвременно ушедшего в прошлом году. Однако я с большим удивлением не увидел даже его имени в программке. Отношения Вихарева и Мариинки в последние годы были весьма сложными, но неужели театральные склоки распространяются и на умерших?
Но, так или иначе, Мариинский театр подарил нам возможность снова оценить единство стиля Петипа, вспомнить ту версию балета, которую я, например, не видел уже 18 лет. И нас таких много. Театр оба вечера был битком набит театралами Петербурга и Москвы.

Оба спектакля были подготовлены на славу. Публике предложили два по-настоящему парадных состава исполнителей, самых лучших на сегодняшний день. 8 марта танцевали Виктория Терешкина и Владимир Шкляров, фея Сирени - Екатерина Кондаурова, злая фея Карабос - Игорь Колб. 9 марта главные партии исполняли Олеся Новикова и Тимур Аскеров, фея Сирени - Оксана Скорик, злая фея Карабос - Ислом Баймурадов.
На всех многочисленных фей - обычная практика балетного театра - не хватает ярких вторых солисток, так что дары фей в Прологе проходят с переменным успехом. В первый вечер успеха было чуть больше, но оба раза приличнее смотрелись те танцовщицы, что исполняли вариации адажио, а вот вариации аллегро танцуют теперь совсем грубо, стремясь успеть за оркестром и не думая о красоте жеста. Па-де-катр, исполняемое другими феями в третьем действии, смотрится с большим интересом: тройка девушек неплохо работает синхронно, но фея-солистка неудачна в обоих составах. Голубой птицы в театре нет очень давно (скептики скажут - с отъезда Михаила Барышникова): Алексей Тимофеев (первый вечер) был чуть опытнее, чем совсем молодой Евгений Коновалов (второй вечер). А вот с принцессой Флориной в том же па-де-де третьего акта все на удивление хорошо. Мария Ширинкина (первый вечер) была просто блестяща в этой роли: технична, стильна, в образе. Захотелось посмотреть на эту балерину в каком-нибудь большом балете. Мэй Нагахиса (второй вечер) очень старается и танцует девически-свежо. И вообще она тоненькая, маленькая, изящная. Кордебалет и характерный танец - на высоком профессиональном уровне. Все в целом очень убедительно и впечатляюще.
Теперь о примах и премьерах. Виктория Терешкина не идеальна в технике (почему-то не даются ей вращения, даже самые простые, а куда более сложные вещи она выполняет легко и непринужденно), но близка к этому. В па-де-де третьего акта - она почти совершенство, и в целом третий акт у нее лучший. Олеся Новикова несколько менее хороша в технике, но она значительно больше в образе. В первом акте у нее много лучше, чем у Терешкиной, получается юная принцесса с девической резвостью, легким смущением и очарованием молодости (у Терешкиной вышла девушка ну очень, очень зрелая - как бывает у большинства опытных балерин). Во втором акте Терешкина почти совсем теряется, потому что здесь Аврора - легкая тень, страждущая от колдовского заговора. Тут требуется жертвенность, помноженная на женственность, а это амплуа у Терешкиной отсутствует. Кстати, по ходу спектакля пришло в голову, что главная удача Сергеева в его "Спящей" - именно второй акт, в котором символические смыслы, прочитанные у Чайковского и Петипа искусством начала века, обрели более четкие контуры. Зато в третьем акте Терешкина много лучше Новиковой. Гран-па большого балета Новиковой не дается. Терешкина же здесь на своем месте. Ощущение абсолютного торжества, которое создает гран-па, проявляется у нее в каждом движении. И каждое движение - роскошно, абсолютно, гениально.
Эта терешкинская абсолютность передалась и ее партнеру. Владимир Шкляров был на удивление собран и техничен. Никакой расслабленности, за которую мы упрекали его в предыдущих спектаклях нынешнего сезона. Все элементы обеих вариаций выполнил безукоризненно. Партнер Новиковой Тимур Аскеров - наверное, на сегодняшний день лучший танцовщик труппы (Шклярова официально считаем приглашенным). Вот это он и доказал в очередной раз. Хорошая техника и стабильность.

Еще одна посторонняя мысль посетила за эти два замечательных вечера. В отличие от танцевавшей в 1999 году Дианы Вишневой, обе примы спектаклей 2018 года выросли на наших глазах. Мы хорошо помним, что начинали они весьма средне, многое у них не получалось и не получалось довольно долго (мне лично Виктория Терешкина много лет активно не нравилась, а Олесю Новикову на фоне Леонида Сарафанова я как-то вообще не замечал). Но поразительно упорным трудом обе балерины достигли настоящего высокого уровня танца. Они по праву танцуют премьерные спектакли и танцуют очень хорошо. Это их личное достижение, но и повод похвалить общую атмосферу Мариинского театра, которая не только производит балетных суперзвезд, но и постепенно делает суперзвездами настоящих трудовых балерин. Великий театр великих балетных традиций. С юбилеем Мариуса Ивановича, господа балетоманы и граждане Петербурга!

"Пахита" Терешкина-Аскеров. Первый состав

15 июня
Мариинский театр
Фестиваль "Звезды белых ночей"

Летний фестиваль всегда дает возможность послушать и посмотреть премьеры последнего полугода. Первый состав весенней "Пахиты" - Виктория Терешкина и Тимур Аскеров - вновь вышел на сцену.
Смотрел, надо сказать, начиная со второго акта (пришел после "Тристана и Изольды"), но впечатление совершенно иное, чем от пары Колегова-Париш. Во-первых, с яркими солистами хореография всего балета кажется намного менее скучной. Па-де-труа второго акта стало интересно смотреть: очень хорош там Аскеров, а Елена Евсеева (Кристина, подруга Пахиты) просто замечательна. Вариация Пахиты там более простая, да и некоторые сложности с техникой у Терешкиной, вдруг проявившиеся в этом сезоне, вылезают. А рядом - очень яркая Кардучча Ренаты Шакировой. Экспрессия, руки, фиксация поз - все отлично. Жаль только, что партия у нее маленькая.
Гран-па третьего акта, похоже, уже слегка затанцован. Две четверки девушек в розовом очень много ошибаются. По-прежнему хороши четыре двойки девушек в лиловом - надо бы всех их именовать в программке. Танец у всех сложный, и все достойны полного имени. Четверка офицеров (а вот они даны поименно), как и весной, удостаивается снисходительного аплодисмента. В любой европейской труппе можно найти четверку более техничных и синхронных мальчиков.
Из вариаций понравились Валерия Мартынюк (вторая вариация) и Яна Селина (четвертая вариация). Анастасия Лукина (первая вариация) начала неплохо, но не дотянула до конца, испортив весь финал. Екатерина Иванникова (третья вариация) танцует так же размашисто и грубовато, как и Мирту в "Жизели", скрывая ошибки за экспрессией. Елена Евсеева в гран-па совершенно не запомнилась. Тимур Аскеров был хорош везде, кроме вращений, где он по-прежнему слегка-слегка не доворачивается. А вот Виктория Терешкина очень хорошо освоила мелкую технику и классические позы девятнадцатого века и просто блестяще провела вариации.
Так что в этом исполнении балет по-настоящему вдохновляет. Если идти на "Пахиту", то только с первым составом.

Фестиваль Dance Open -2017

Сначала в целом. Похоже, фестиваль Dance Open прошел свой пик и медленно, но верно движется на спад. Если на подъеме он гордился демократизмом и атмосферой свободы, привлекая широчайший круг танцовщиков, среди которых были и весьма средние, и довольно яркие, и настоящие звезды, то теперь он сужает рамки, ограничиваясь определенными коллективами, даже в формате гала-концерта. Определенные коллективы подбираются согласно вкусам (далеко не безупречным - не помню ни одного фестиваля, чтобы обошлось без откровенной плесени) организаторов, а также, не исключаю, что теперь и по культурной разнорядке. Российские коллективы (в целом, хорошо нам известные) составляют в этой разнорядке процентов 60 программы.
Устоявшаяся уже в прошлые годы тенденция - приглашать кого подешевле - проявилась в этот раз тремя провинциальными (имею в виду исключительно балетную сторону явления) труппами: Варшава, Пермь (с балетом Алексея Мирошниченко), Екатеринбург - и одной Батшевой (Охад Наарин, конечно, большой хореограф, но смотреть его надо в исполнении американцев, у израильцев обычно не получается). Зачем посещать эти мероприятия, одному Богу известно. Однако в этот раз Dance Open не совсем поскупился и порадовал нас первоклассным гостем - программой NDT1. По-видимому, нидерландский коллектив забрал все деньги - и итоговый гала-концерт обошелся практически совсем без звезд.

21 апреля NDT-1 на сцене Александринского театра
Вечер открылся гениальным балетом Соль Леон и Пола Лайтфута "Дотянуться до звезд/Shoot the Moon". Органическое соединение видеоряда, сценической машинерии и сложных танцевальных движений создает завораживающий спектакль. Обычно использование видео в балетном спектакле губит танец сразу и бесповоротно. Так бывало даже у первоклассных хореографов современности - у Прельжокажа, например. Этот балет - невероятно удачное исключение. Природно-космический видеоряд (начинается все у моря, продолжается на лесной дороге, завершается где-то в космосе), создает яркие, осязаемые и при этом динамические декорации. Угловато-экспрессионистический танец вписан в спокойные природные видеокартины, как человеческая суета нашего мира вписана в космическое течение вечности. Сначала на сцене пара танцовщиков, но на видео есть еще кто-то, уходящий вдаль, потом к танцующей паре прибегает по дорожке ребенок и т.д. - сцена и виртуальный видеомир становятся взаимопроникающими, а сам мир - многогранным, привычно-непривычным и вариативным. В середине балета пара оказывается где-то среди звезд, и этот провал в астрал напоминает одновременно и озарения Андрея Белого, и фильмы Дэвида Линча (один из второстепенных астральных персонажей даже смахивает на танцующего карлика "Твин Пикса"). При этом сюжет не удален в запредельные философские дали, они очень чувственны и ностальгичны. Вся жизнь человека протекает перед нами, а в финале прокатывается через все пройденные этапы назад, к исходной точке. Тут приходит Откровение и завершается балет. Зал кричит от восторга.

Второй частью вечера стал не очень вразумительный опус Марко Гёрке "Тонкая кожа". Главный прикол этого балета нетанцевальный - тело артистов целиком покрыто татуировками (на поклонах выясняется, что это такие на них костюмы). Огромный шлейф одной из танцовщиц, выходящей из оркестровой ямы и медленно движущейся через сцену и накрывающий ее всю - еще один эффектный трюк. Но общего впечатления не остается.

В третьей части было показано еще одно сочинение Соль Леон и Пола Лайтфута "Немое пространство /Silent screen". Балет интересный, но чем-то похожий на гениальную Sehnsucht, которую NDT-1 привозил в Петербург в 2013 году. Перед нами вращающиеся комнаты (круг сцены разделен на несколько сегментов) - и зритель как бы переходит из одной в другую. В каждой из комнат свои герои и свои трагедии, некоторые истории, как и комнаты, сообщаются - переходят из одной в другую; задействованы окна, в которых иногда сидят, иногда через них переползают в соседние пространства, а иногда выбрасываются. Задействованы дверные проемы, стены и углы - не обошлось, разумеется и без повесившегося. Рисунок танца, как и в первом балете, экспрессивен и эксцентричен. Музыка Филипа Гласса создает нервное напряжение, ощущение последнего предела, рвущейся струны. Достойное завершение яркого вечера.

24 апреля. Гала-концерт на сцене Александринского театра
О нем особо сказать нечего. Мощное ощущение дежавю. Такие концерты мы видели уже лет пять подряд. Если бы не солисты Большого театра, гала совсем бы не получилось. Но и с ними - чувство балетного ширпотреба. Танцевал, так сказать, второй эшелон Большого - Евгения Образцова и Вячеслав Лопатин в "Венецианском карнавале" (аккуратность и расслабленность, без лишнего напряжения), неизменный Семен Чудин и Екатерина Крысанова в "Дочери фараона" (полное отсутствие у обоих мелкой техники, необходимой в этом балете), Нина Капцова и Денис Савин в танго "Золотого века" (эффектная хореография Григоровича исполнена попсовато). Все это было много раз, в том числе и на фестивале Dance Open. Но, пожалуй, раньше халтурность не так бросалась в глаза. Танцовщикам было с кем потягаться мастерством. Была премия, присуждавшаяся и по решению жюри, и по зрительским симпатиям (теперь премии нет, сэкономили, но жюри почему-то осталось. Совсем не ясно, что делает в зале Ханс ван Манен и другие великие. Вряд ли просто приехали посмотреть). Иностранные солисты, танцевавшие классику, не идут ни в какое сравнение с солистами Большого: достаточно упомянуть Йоланду Корреа и Осиэля Гунео, танцевавших в финале па-де-де из "Корсара". Она - простенько и совсем без вкуса, все его достоинства - умение медленно выполнять вращения. Пожалуй, ярче всех смотрелся единственный мариинский дуэт Виктория Терешкина - Тимур Аскеров, исполнивший Классическое па-да-де Обера в хореографии Гзовского, но и они не танцевали на пределе возможностей, а па-де-де это в их исполнении мы, вновь повторю, видели много раз.
Как часто бывает на гала Dance Open, на сцену вышел попсовый коллектив - на сей раз это было некое Malevo Malambo. По замыслу Екатерины Галановой, надо думать, это был степ. В реальности - это был стеб над тем, что называется танцем. Коллектив уровня дешевого ночного клуба, умеющий бить ногами в пол самым примитивным образом и создающий движуху одновременным битьем в барабаны, криками и характерными выходками поп-артистов. Никогда не мог понять, почему такие номера проходят под рев зала. Либо публика собралась совсем дикая, либо тон в этой публике задают глупые девушки разного возраста, приходящие на балет в год раз. С уверенностью не скажу. Не разобрался в этом социальном феномене.
Хоть как-то примирил с этим масштабным надувательством современный балет. Миниатюрная Мария Кочеткова очень интересна в роли Лолиты (балет "Swimmer"), Сара Рэйнольдс и Чак Джонс из NDT исполнили интересный номер Соль Леон и Пола Лайтфута, где вместо музыки звучит обычная речь (такие эксперименты этим хореографам свойственны), замечательная балерина Юань Юань Тан вместе с Давидом Карапетяном показала два номера: "Перезвоны" в хореографии Юрия Посохова и "Finding light" в хореографии Эдварда Льянга. Жаль, что оба хореографа недостаточно обыграли руки Тан, но и в этой хореографии балерина выглядит эффектно.
Одним словом, ощущение таково, что Dance Open уже не первый год больше занят продажей своей продукции, чем ее качеством. Особенно ощутим это поворот на гала-концерте. Подается он как главное событие фестиваля, блистанье мировых звезд и череда выдающихся номеров. На поверку же выходит грубо сбацанный поток типовых номеров, повторяющихся из года в год, и работа с ленцой артистов не самых выдающихся. По гамбурскому счету, не стоит гала и половины тех денег, за которые предлагаются билеты. Но раскрученные бренды оцениваются уже не по качеству.