Tags: Стефано Секко

"Реквием" Верди

16 декабря
Большой зал филармонии

В целом, прозвучало очень мощно. Оркестр Пармской оперы хорош, хор тоже. Не Римская опера, конечно, но и не Мариинский театр. Хочется только спросить маэстро Темирканова: почему никак не добиться такого звука от его домашнего оркестра? Что, собственно, мешает?
Понравился Александр Виноградов (бас), умеющий быть и мощным и лиричным. Даниэла Барчеллона (меццо) тоже хороша. Стефано Секко местами очень хорош, местами неприятно вылезает из общего целого своим открытым звуком. Димитра Теодоссиу (сопрано) местами звучала красиво (главным образом, в дуэте с Барчеллоной и иногда на пиано), местами явно не дорабатывала - говорят, не в той она форме.

Верди-гала

15 декабря
Большой зал филармонии

Изначально концерт был задуман без дураков. Оркестр и хор Пармской оперы, три итальянских солиста, все хиты из "Травиаты" и "Риголетто". Потом, как водится, начались подвижки и перемены. Сначала слили оркестр Пармской оперы - пригласить оркестр на два дня дороже, чем на один. Причем заменили не на первый, а на второй филармонический оркестр. Вероятно, в тот же момент слили и хор - только мы об этом не узнали: на афише он продолжал значиться. Перед самым концертом слили Дезире Ранкаторе - сопрано, о котором мы наслышаны и которое очень бы хотелось послушать. Да и увидеть, эффектная женщина. Ее заменили на Ирину Дубровскую из Стасика. Не сказал бы, что полноценно - учитывая то, что сопрано в концерте предстояло петь больше всех (обе оперы выстроены для сопрано). В результате концерт получился хороший, а мог бы стать для Петербурга исключительным. Профессионализм наших менеджеров и жадность наших спонсоров по-прежнему не умещаются в сознание нормального человека.
Молодой дирижер Андреа Баттистони машет руками, как его учитель Нозеда (для меня не слишком хорошая рекомендация), и прыгает за пультом, как давно забытый Аниханов. Впрочем, в увертюрах к "Жанне д'Арк" и "Набукко" (сколько уж можно за год!) выжал из второго филармонического максимум. На остальные номера не хватило ни энергии дирижера, ни времени, отведенного для репетиций. То и дело посреди вокальных номеров вылезала какая-нибудь звуковая дуля.
Стефано Секко - очень приятный бархатный тенор. Но, во-первых, очень негромкий и, во-вторых, поющий, как все итальянские тенора, без тени оригинальности. Полная противоположность только что слышанному Марчелло Джордани. Как артист второго плана при выдающемся сопрано (как часто делают крупнейшие оперные театры) в самую тему. Но вот выдающегося-то сопрано у нас и не было. Была Ирина Дубровская, обычное русское сопрано: середина красивая, верхи визгливые, вкуса еще не приобрела, актерской игре не научилась. Слушать можно, наслаждаться нельзя.
Героем вечера стал Лео Нуччи. Для своих почти 70 лет он звучит очень молодо. Возрастные огрехи вокала компенсирует какая-то запредельно-профессорская культура пения (рядом с остальными он смотрится выдающимся мастером на фоне посредственных учеников), выдающаяся актерская игра и неслабеющая харизма. И Жоржем Жермоном он был хорошим, и Риголетто потрясающим. Даже Дубровская рядом с ним, кажется, поет по-другому (при том, что Джильда у нее и сама по себе лучше Виолетты).
Так что концерт хороший. А мог бы быть исключительным.