Tags: Кабрера

Infinita Frida

6 июля
на сцене Александринского театра

Балет Юрия Смекалова, посвященный знаменитой художнице Фриде Кало, был создан для мексиканской балерины (работающей в Берлине) Элизы Каррильо Кабреры. Кабрера - посол культуры Мексики в мире, Фрида Кало (наряду с Диего Риверой, тоже использованном в балете в качестве персонажа) - один из главных мексиканских культурных брендов, так что показанный нам спектакль изначально позиционировался как пропаганда мексиканской культуры. Работа эта была показана в Мексике в 2013 году, а теперь приехала в Европу, в Петербург.
Балет целиком и полностью ориентирован на Кабреру, поскольку главная героиня спектакля - даже не Фрида Кало, а некая девочка Лиза, под влиянием великой предшественницы становящаяся художницей. Почему девочку зовут Лиза, догадаться нетрудно. Соответствует заявленной идее и заглавие. Infinita Frida - это продолжение Фриды; Фрида, которая не умерла, а живет в потомстве и искусстве. Кабрера в этом балете танцует больше всех, почти не уходя со сцены, в финале она же исполняет песню "Infinita Frida" (так что это второй балет в мировой истории, в котором танцовщики поют - после "Пламени Парижа"). Одним словом, пропаганда мексиканского искусства тут, конечно, есть - но неизвестно, чего в ней больше: Фриды или Элизы?
Хореография Юрия Смекалова и музыка Александра Маева (они работают в тандеме не первый раз) соответствуют общему замыслу балета. В коридоре были разговоры о том, что музыка напоминает саундтрек из кинофильмов - всех сразу, а хореография наполнена штампами и прямолинейными решениями, как полосы того или иного цвета, возникающие на заднике при появлении танцора, символизирующего этот самый цвет. Что девочка, видящая сны, - обрамляющий сюжет спектакля - заимствована из церемонии открытия Сочинской олимпиады. Что второй акт практически повторяет первый и в принципе лишний. Все это так и не так. Потому что нет смысла судить этот балет по законам академического балетного театра. Это не Петипа и не Форсайт. Это даже не Эйфман, который очень чувствуется в почерке Смекалова.
Это балет, поставленный для широкой зрительской массы, народный балет. В нем, как в голливудском кино, необходимы штампы, иначе не будет эффекта узнавания. В нем нужно киношно-мюзикловое сопровождение, в меру смазливое, в меру эффектное. В нем нужна прямолинейность, ибо зритель должен понимать, "про что сейчас танцуют". Надо сказать, что Смекалов не до конца идет по этому пути, несколько сворачивая в эйфмановскую отвлеченность. Он не сделал балет чисто биографическим, как балет "Шопен" Польской оперы - кстати, явление того же порядка. Он попытался увести зрителя в мир аллегорий. Вот эта склонность к аллегориям у Смекалова кажется избыточной - впрочем, здесь ее меньше, чем в балете "Предчувствие весны", который я видел в 2010 году.
Что касается отдельных решений, то очень ярким вышел доктор Лео в исполнении Игоря Колба - это олицетворение детских страхов перед медициной, этакий хирург-садист, кровавый врач. Сделать из Шклярова Троцкого - это очень забавно, продолжение амплуа графа-единороса. Правда, Троцкий в балете лишен всяких интеллектуальных черт, это скачущий и постоянно отдающий честь Семен Буденный, только без усов.
Собственно, Смекалов и есть - наследник Эйфмана, продолжатель традиций сюжетно-аллегорического, экспрессионистического "народного балета". Функция народного балета в том, чтобы привести к пониманию танца широкие зрительские массы, уставшие от зефирности Петипа, но не готовые воспринимать голую бессюжетность, движение как таковое. В этом Infinita Frida преуспела: оба представления прошли с аншлагом.
Доктор и Лиза (фото Олега Зотова)

Красочный финал (фото Ирины Туминене)

Гала-концерт звезд мирового балета

22 апреля
Большой концертный зал "Октябрьский"
Фестиваль Dance Open

Завершающий гала фестиваля превзошел все мои ожидания. Обычный гала концерт, включая самые значительные (завершающие гала фестиваля "Мариинский" последних лет), чередуют по-настоящему интересные номера с номерами старыми и откровенно халтурными. В далекие годы первых фестивалей бывало такое и на Dance Open. Но фестиваль растет, и в понедельник нам было представлено захватывающее зрелище, на котором даже искушенные балетоманы, полагаю, чем-то были поражены.
Во-первых, "звездность" заключительных концертов Dance Open давно превзошла "звездность" Мариинки и ее фестиваля. Здесь звезд много больше, и они много ярче. Во-вторых, в этом году программа была сформирована таким образом, что старых номеров (виденных Питером много раз) практически не было, и каждый из приглашенных солистов танцевал ту хореографию, в которой он смотрится максимально выигрышно. В-третьих, в этом году организаторы фестиваля не пустили в программу откровенно халтурных номеров, которыми, бывает, пробавляются и очень знаменитые солисты. Я лично не скучал ни одного номера.
Во-первых, нам показали целую плеяду молодых балерин Большого театра, одна другой лучше. Ольга Смирнова (к которой у балетного Петербурга "очень личное" отношение) представила не много ни мало "Таис" Ролана Пети, в которой мы привыкли видеть саму Лакарру. Далеко не все у Ольги получилось, да и сама Таис показалась большой и мощной, но это было безусловно талантливо и оригинально. Анастасия Сташкевич (накануне вышедшая в небольшой партии из "Пламени Парижа") замечательно свежо исполнила фрагмент из балета "Талисман" (хореография Петипа в редакции В.Медведева). И хотя получалось у нее далеко не все, особенно к концу большого номера, но свежесть, легкость и изысканность рук заворожила. Чем-то похожа она на сбросившую лет 15 Алину Кожокару. Анна Тихомирова, поразившая накануне во вставной вариации из "Дон Кихота" огромным красивым прыжком и блестящим сочетанием пластики и техники, вышла в трио с Кристиной Кретовой (в этот раз у нее получилось много лучше, чем Китри в воскресенье) и Артемом Овчаренко в номере "Triangle" (хореография А.Пимонова на музыку Брамса): обычный любовный треугольник, где две девушки спорят за одного парня. И вновь: мне очень нравится танец Анны Тихомировой, которую открыл для меня фестиваль. Она талантлива в каждом движении. По-видимому, у Большого балета большое будущее, если в нем собираются такие балерины. В сочетании с яркими мальчиками (а в этом петербургская школа давно уступает Москве) - теми же Овчаренко и Чудиным, вышедшими на сцену Октябрьского.
О Мариинском театре напоминала только открывшая концерт Евгения Образцова (формально представляющая все тот же Большой) в гран-па из балета "Фестиваль цветов в Дженцано", и это верное отражение сегодняшней ситуации в российском балете.
Во-вторых, в шоу участвовали яркие зарубежные танцовщики, которых мы неплохо знаем, но каждый раз рады видеть, ибо в Петербурге так не танцуют. Можно, конечно, сказать, что Эрман Корнехо (ABT) не так блестящ в па-де-де Дианы и Актеона, как был Иван Васильев, но за Иваном-Актеоном надо было ехать в Москву, а так, как Корнехо, в Петербурге Актеона давно никто не исполнял. Это сложнейшее па-де-де в Петербурге вообще танцуют крайне редко - после Тереховой и Рузиматова не упомню, кто и танцевал. Йона Акоста (English National Ballet), составивший пару Анастасии Сташкевич в "Талисмане", был просто блестящ и покорил публику не только высоким прыжком, но и долгим и красивым зависанием над сценой (без которого балетная классика перестает дышать). Мэтью Голдинг (Dutch National Ballet) и Даниэль Ульбрихт (New York City Ballet) - танцовщики самобытые и яркие - показали по номеру из привычного реперутара, а затем вышли в финале в танцах Вальпургиевой ночи в хореографии Лавровского (специально учили, полагаю - за что отдельно хочется поблагодарить и их и организаторов фестиваля). Эшли Баудер из New York City Ballet дается далеко не всякая хореография (видели мы ее в откровенно неудачных номерах). Но в этот вечер в балете Баланчина Stars and Stripes ("Звезды и Полосы", название американского флага) вместе с Дзозефом Гатти (Boston Ballet) она показала себя с самой выигрышной стороны. Из новой, незнакомой хореографии особо запомнился номер "Фадо" (хореограф Р. Савкович) в исполнении Элизы Кабреры и Михаила Канискина (балет Берлинской оперы). И вновь, к достоинству подготовки концерта: балет Берлинской оперы звезд с неба не хватает, а вот надо же, удивил. И, наконец, венчала вечер великолепная Люсия Лакарра (с неизменным партнером Марлоном Дино) в одной из самых лучших своих ролей - ноймайеровской "Даме с камелиями".
Помимо обычных па-де-де и гран-па в соединении с несколькими номерами хореографии современной гала этого года успешно опробовал две новинки. Первое отделение завершалось выступлением Entredos Ballet Espanol, эффектно и со вкусом соединяющим фламенко с классическим танцем. Финалом второго отделения стали уже упоминавшимися танцы Вальпургиевой ночи из "Фауста" в постановке Л.Лавровского с тремя приглашенными звездами в качестве солистов: кроме Голдинга и Ульбрихта, танцевала - очень неплохо - Анна Цыганкова (Dutch National Ballet). В отличие от воскресного концерта, финал был мощный и логичный. Такие вставки больших номеров в традиционный формат гала вышли очень удачными. Надеюсь, организаторы, проанализировав успехи фестиваля, задумаются о продолжении этого хорошего начинания.

Из всех гала Dance Open, которые я видел (а видел я не все) гала 2013 года был самым лучшим - благодаря исключительной цельности и яркому замыслу. Смело можно сказать, что фестиваль Dance Open становится одним из важнейших - если не самым важным - событием балетного сезона в Петербурге.

Dance Open 2013. Photo by Stas Levshin (214) (429x640)
Эшли Боудер и Джозеф Гатти в "Stars and Stripes" (фото Стаса Левшина)
Dance Open 2013. Photo by Nikolay Krusser (94) (640x640)
Анна Тихомирова и Артем Овчаренко в "Triangle" (фото Николая Круссера)
Dance Open 2013. Photo by Nikolay Krusser (108) (640x461)
Люсия Лакарра и Марлон Дино в "Даме с камелиями" (фото Николая Круссера)
Фотографии предоставлены фестивалем Dance Open