Tags: Дягилев P.S.

Фестиваль "Дягилев P.S." Modanse Светланы Захаровой

20-21 октября 

Александринский театр


Программа Светланы Захаровой — единственный театральный перформанс фестиваля этого года. Результат сокращения финансирования, о котором говорили в прошлом году (нет чтобы Dance Open'у финансирование сократить — но где уж, для тех балет давно стал факультативным занятием, а главным — обслуживание городской администрации) и результат пандемии. Несмотря на это, Дягилев P.S. не разменивается на мелочи, а радует Петербург одной, но значительной программой. 

В первом отделении шел балет Мауро Бигонцетти «Как дыхание» на музыку Генделя. Довольно пустой, но очень профессиональный. Пока смотрел, ловил себя на мысли: то ли все современные итальянские хореографы учились в одной школе, то ли Мауро Бигонцетти и Мауро Астолфи (которого я смотрел 8 лет назад) — это один и тот же Мауро. Одно отличие: тогда на сцене Консерватории танцевали плохие итальянские танцовщики, теперь на сцене Александринки танцуют лучшие силы Большого. Не только Захарова, которая сама по себе искусство, но и Вячеслав Лопатин, Якопо Тисси, Денис Савин, Анастасия Сташкевич. С такими солистами даже плохой балет становится балетом на твердую тройку. 

Collapse )

Матс Эк и Ана Лагуна на фестивале "Дягилев P.S."

1 декабря

Детский театр танца Бориса Эйфмана


Фестиваль «Дягилев P.S.» все-таки познакомил петербургского зрителя с Матсом Эком — главным балетным хулиганом конца 20 века и живой легендой века 21-го, одним из самых выдающихся хореографов последнего полувека. Матса Эка ожидали на прошлый фестиваль, но тогда приехала только Ана Лагуна — получить приз «Удиви меня!». В этот раз они оба вышли на сцену Детского театра танца. 

Первым номером в исполнении Эка и Лагуны  был показан краткий балет «Память» (2005), кажущийся ремейком знаменитой «Квартиры» (2000 — для Парижской оперы; в 2013 г. поставлена в Большом), но перенесенной в будущее. Это балет о стареющих любовниках, вспоминающих свое прежнее. Вариант: о любовниках, которые никак не могли встретиться, и только в старости наверстывающих упущенное. С «Квартирой» этот балет роднит существенная роль мебели, которая то появляется, то уносится со сцены. Очень яркий и глубокий спектакль, иронически обыгрывающий некоторые прежние экспрессионистские фишки Эка. Кажется, «Память» никогда не показывали в России. Так что это большой успех Дягилевского фестиваля. 

В качестве интермедии показали номер Алексея Мирошниченко (на музыку Леонида Десятникова) «В сторону лебедя» в исполнении Олеси Новиковой и Александра Сергеева. Наверное, самый удачный опус Мирошниченко из тех, что я видел, сильно проигрывал голливудской литературностью стилистике Эка. 

Collapse )

Балетный спектакль "Идиот" из Японии

27 ноября

Компания KARAS на сцене ТЮЗа им. Брянцева

Фестиваль «Дягилев P.S.»

Известнейший японский танцовщик и хореограф Сабуро Тешигавара вместе с танцовщицей Рихоко Сато привез в Петербург балет, навеянный чтением Достоевского. Танец в европейском понимании (а Тешигавара ставил для крупнейших балетных сцен Европы — Франкфуртского балета Форсайта,  NDT, Парижской оперы) соединяется в этом спектакле с японским буто, и получается что-то уникальное. 

Особо интересно смотреть на танец самого мастера (его партнерша с весьма однообразными взмахами рук пытается быть экспрессивной, но это явно не Наталья Макарова). Минималистический танец зачина, состоящий из мелких шажков со слегка наклоненным вперед корпусом и удивительная мимика грустного клоуна, когда он пытается пригласить танцующую мимо него даму, сменяется движениями гальванизированного мертвеца (в соединении с мертвой маской лица производит сильное впечатление), переходящими в традиционное балетное вальсирование. Отдельным номером становится превращение кистей рук в двух кидающихся на человека тарантулов, не менее интересен номер с раздеванием и последующей борьбой с собственным пиджаком. Достоевского в этом балете не так уж и много — или это очень японский Достоевский, пропущенный через философию буто. Разве что мертвая партнерша, лежащая поперек сцены в финале, напоминает о сюжете романа. Но трагедийность бытия в этом танцевальном шоу очень ощущается. 

Collapse )

Pure Dance, спектакль Натальи Осиповой

на сцене БДТ

Фестиваль Дягилев P.S.


Хэдлайнер фестиваля —  спектакль Натальи Осиповой, ярчайшей балерины современности, тесно связанной с нашим городом в течение нескольких лет, но практически не посещающей Петербург после ухода в Лондон. 

Спектакль состоит из семи миниатюр, шесть из них исполняет Осипова — одну соло, пять других в дуэтах с Дэвидом Холлбергом и Джейсоном Киттельбергом; одну из миниатюр танцует Холлберг соло. Хореография очень разная, но имеющая одну стилистическую доминанту (не выходящая за пределы бале модерн — и тем самым очень подходящая Дягилевскому фестивалю). Не скажу, что она всегда интересна, но при этом и откровенно скучных кусков почти нет.  Интереснее всех, конечно, Ратманский («Грустный вальс»). На втором месте, пожалуй, динамичная хореография Киттельберга («Оставленные позади») — короткий опус с дверью на сцене, исполнялся вторым номером. 

От этих небольших открывков, наверное, не стоит ждать откровений. Те, кто привык видеть блистательную Осипову в «Дон Кихоте» или «Сильфиде», могут заскучать. Особенно в тех кусочках, где нужна лирика: она Наталье по-прежнему дается не всегда. Но, тем не менее, хочется танцевать не только большие балеты и рвать страсти, хочется и «про жизнь». Знаменитую балерину, которая пробует себя в микрожанре, очень можно понять. 

Collapse )

Открытие фестиваля "Дягилев P.S.". Посвящение Нижинскому

14 ноября

Балет Монте-Карло на сцене Театра Балтийский дом


Четыре балета «Русских сезонов» Дягилева, связанных с именем первого исполнителя — Вацлава Нижинского, составили программу балета Монте-Карло. 

Первым номером шел «Дафнис и Хлоя»в хореографии Жана-Кристофа Майо. Как обычно у этого большого хореографа, тонкость хореографических решений эротического танца (два па-де-де перетекают в одно па-де-катр) соединена с серьезной литературной и художественной культурой. Танец взаимодействует с линиями тел, которые некий художник выводит на белой стене декорации, и с символическими значениями русского Серебряного века (вторая пара: Доркон и Ликэнион — появляются на сцене крадучись, каждый с несколькими ликами, соединяя в себе героев романа Лонга, влюбленных соответственно в Дафниса и Хлою, и мифологических существ вроде Пана и нимфы, участвовавших в первой версии балета, созданной Михаилом Фокиным). Танцы двух пар протекают как бы в двух измерениях — людском и божественном; боги вмешиваются в жизнь людей, но терпят фиаско перед силой человеческой любви. Майо удалось передать настоящий античный дух, балет получился конгениальным фокинскому. 

Collapse )

Гала-концерт фестиваля "Дягилев P.S."

«Петипа. Метаморфозы. XXI век»

27 ноября

На сцене Александринского театра 


Концерт, завершивший фестиваль, задуман очень интересно: с одной стороны, классические версии — па-де-де и вариации из балетов Петипа; с другой — переработки этих балетов (тех же ролей и образов) в современной хореографии.  

Па-де-де из «Жизели» продолжилось дуэтом из виденного накануне спектакля Дады Масило; па-де-де «Спящей красавицы» сменилось дуэтом Авроры и Карабос в хореографии Матса Эка (где спящность осмыслена через тему наркомании). Адажио из «Лебединого озера» показано не было, но в качестве трех его отражений мы увидели созданный Анжеленом Прельжокажем специально для этого концерта номер «Ghost» (причудливая смесь лебединой темы с кукольной темой из «Коппелии»; четверо девушек в красном белье и белых пачках поверх соблазняют принца механистическими лебедиными движениями), дуэт Мэтью Борна (лебедь-мужлан смущает женственного принца), а также па-де-де, сочиненное Маратом Шемиуновым на вариации а ля Чайковский Олега Каравайчука и исполненное им вместе с Ириной Перрен (смесь белого и черного лебедя вместе с не слишком удачной попыткой передать диссонансы Каравайчука средствами классического танца).  Наконец, за классической вариацией Эсмеральды последовала вариация Эсмеральды из балета Ролана Пети. 

Collapse )

"Жизель" Дады Масило

26 ноября

Труппа «The Dance Factory» (ЮАР) на сцене БДТ

Фестиваль «Дягилев P.S.»


Идея перенести сюжет «Жизели» во времена рабовладения, сделав его тем самым куда менее изысканным и куда более брутальным, — кажется, на первый взгляд, сиквелом «Жизели» Матса Эка. Примерно так же представил нам этот спектакль и фестиваль «Дягилев P.S.» — предварив его кино-ретроспективой спектаклей Матса Эка. Однако балет, созданный Дадой Масило, совершенно иного свойства. 

Во-первых, музыка классического балета лишь временами (в ключевые моменты) проступает сквозь новый, специально созданный, современный музыкальный текст. Во-вторых сюжет первой части несколько изменен в колониальном духе, а во второй вместо вилис появляются девушки в ярко-красных платьях — то ли духи болот, то ли замученные плантаторами чернокожие девицы, то ли эринии. Наконец, хореография Масило причудливо сочетает народный африканский танец — праздничный в первой части и ритуальный во второй — с бале контампорэн (с его стремительными движениями рук) и элементами классического танца (большей частью присутствует в танце Альберта и в его дуэтах с Жизелью). Кроме того, все танцуют босиком. Кроме того, в первой части танцовщики довольно много разговаривают. А роль матери Жизели вообще дана комично-буффонадно. 

Collapse )

Ноябрьский анонс

Основным театральным событием ноября станет вручение Европейской театральной премии и предшествующий ей фестиваль, второй раз проходящий в Петербурге. Главный ряд событий - на сцене Театра Балтийский дом с 13 по 17 ноября (см. сайт театра). Задействованы и другие площадки города. К тому же, крупнейшие театры города показывают свои спектакли в рамках программы премии.  

Европейская театральная премия приурочена к Петербургскому культурному форуму. Который обычно в театральном плане крайне скучен. Но в этот раз (в рамках года Италии в России) запланированы два исключительных события. На сцене МДТ 16 ноября выступит миланский Театр Пикколо с блистательным Тони Сервилло в главной роли, а в Большом зале филармонии в тот же день 16 ноября (ну хоть ты разорвись! Другого дня не нашлось!) хор Академии Санта Чечилия исполнит кантату «Кармина Бурана». Несмотря на то, что играть будет второй оркестр филармонии и среди солистов нет звезд, хор Академии — хор выдающийся (на этот концерт, к слову, распространяется 50% скидка на билеты, анонсированная филармонией в виде праздничной акции). 

Collapse )

Балетная программа Светланы Захаровой "Amore"

28 ноября
Александринский театр
Фестиваль "Дягилев P.S"

Пропустив некоторое количество интересных петербургских событий по болезни, смог-таки посетить главное событие "Дягилева" в этом году. Светлана Захарова привезла в Петербург свой, по сути, бенефис - балетную программу из трех частей, которую чуть раньше презентовала в Москве в Большом театре.
Первая часть - "Франческа да Римини" в постановке Юрия Посохова. Посохов - хороший хореограф, ни разу не придумавший ничего нового, но профессионально пользующийся наработками хореографов гениальных. Начало балета производит сильное впечатление: четверо девушек в ярко-красных платьях и трое юношей в каких-то мраморных трико эффектно двигаются и застывают в стоп-кадрах, как ренессансные статуи (такую скульптурную хореографию придумал в свое время Леонид Якобсон). Затем балет переходит в античное измерение с простотой и мощью движений и прыжков (как у Марты Грэм), но с некоторой ломанностью линий и жестов (повсеместно используется в современном классическом балете). Дуэт Захаровой с Денисом Родькиным слегка отдает "Жизелью", но как будто ее в облегченном варианте поставил Начо Дуато (эффектнее всего та часть дуэта, где пара скульптурно замирает через каждое движение). А дальше начинается нечто невообразимое. Вся финальная часть балета - это окрошка из "Лебединого озера" и "Кармен-сюиты", к последней Лобухину и Родькину не привыкать. Жирную точку в цепочке эффектной пошлости ставят трое юношей (это, оказывается, "стражи ада"), которые вылезают на сцену с морским канатом и вяжут этим канатом убийцу-мужа. Потом преступника утаскивает за сцену какой-то механизм. Вся эта развесистая клюква выдается за новое слово классического (или модернового) балета. Не очень разборчивая гламурная публика "Дягилева P.S." восторженно аплодирует спецэффектам.
Захарова танцует этот спектакль так, как давно танцует классику в Большом, - не слишком чисто, но с размахом и напором. Из солистов Родькин, как можно было догадаться заранее, намного интереснее Лобухина. Однако больше всего поражает вот что: ведь это уже не премьера, однако поддержки, сцепки и вращения, особенно в быстрых частях, кажутся совершенно не отрепетированными. Уж если ставить балет, рассчитанный на эффектность, нужно и танцевать эффектно, а не вполсилы.
Вторую часть публика приняла довольно холодно. А напрасно. Австрийский хореограф Патрик де Бана сделал акцент не на эффектности, а на творческой натуре Светланы Захаровой. В его хореографии обыграны и меланхоличность балерины, и ее статность, и особенности ее рук. Рядом с меланхоличной мечтательной девушкой оказываются двое теней. Сам Патрик исполняет роль опытного и обходительного партнера, другая же тень - меланхоличный юноша (Денис Савин) все время как бы в стороне, иногда просто сидит, свесив ноги со сцены, но при этом жестами и мимикой реагирует на то, что происходит за спиной. Иногда партнеры соединяются и вместе то ли соблазняют девушку (выражение лица у Патрика де Бана вполне мефистофельское), то ли просто освобождают ее от одиночества. Местами все уходят в туман, но быстро из него возвращаются. В финале оба сидят на ее стуле, она же, с наивным лицом, как у свесившего ноги Савина, садится на стол. Меланхолия наполнилась смыслом, все поменялось местами. Спектакль называется "Пока не пошел дождь".
Все бы хорошо, но балет Патрика де Бана и по замыслу и по исполнению довольно типовой. Таких балетов довольно много. Понимаю, что Светлане Захаровой нравится его танцевать, но удивления и катарсиса он не вызывает.
Третий балет под названием "Штрихи через хвосты" - наиболее живой. Хореограф Маргарит Донлон поставила его на музыку 40 симфонии Моцарта - давно переслушанной и перетанцованной. Несмотря на это, пятеро парней в черных полуфраках и дирижирующая ими девушка-Захарова, с одной стороны, напоминают звукоряд (название, как я понял, отчасти обыгрывает специфику моцартианства) или пять нотных строк, с другой - интересно взаимодействуют, реагируя на движения музыки наивно-детскими жестами (и тут название обретает дополнительное измерение - моцартианское-детское, наивно-гениальное). В прицнипе, в мировой хореографии такое тоже неоднократно было - достаточно вспомнить моцартианские балеты Иржи Килиана "Маленькая смерть" и "Шесть танцев". Однако опус Маргарит Донлон, не претендуя на килиановскую культурологичность, сохраняет свежесть и непринужденность - вплоть до переодевания молодых людей в юбки, а девушки-Светланы в полуфрак, вплоть до тупого, бытового прочтения Моцарта. Поэтому балет до самого конца смотрится с интересом.
В целом же, хочется посоветовать Светлане Захаровой, раз уж она вступила в этом году на традиционный путь завершения классической карьеры - как Диана Вишнева лет этак восемь назад (мы в Петербурге живо помним, как переживала Света Захарова, что не успевает за Ульяной Лопаткиной и Диной Вишневой в силу возраста; так вот теперь нет уже в классическом балете ни Ульяны, ни Дины, осталась одна Света) выбирать хореографов посерьезнее и "постильнее". Право, здесь есть шанс стать круче Вишневой в карьере выдающейся, без всякого сомнения, балерины. Ведь у Захаровой еще лет десять впереди.

Бежар-балет на фестивале "Дягилев P.S."

21 ноября
На сцене БДТ им. Товстоногова

Фестиваль "Дягилев P.S." в этом году "удивляет" (словечко Дягилева, взятое фестивалем на вооружение) значительно меньше, чем в прошлом. Из всей программы интересным для меня оказалось лишь выступление Бежар-балета.
Сами визиты Бежар-балета в Петербург - не редкость и несут на себе, как правило, запах нафталина, тлена и запустения. Обычны сетования по поводу того, что в восьмидесятые, когда труппа Бежара была действительно мировой сенсацией, а солировал в ней великий Хорхе Донн, она не посещала нас раз в два-три года, как сейчас. Но в этот раз Бежар-балет почти развеял нафталинный запах и показался очень свежим и интересным.
В первом отделении труппа показала балет "Чудесный мандарин", созданный Бежаром на музыку Белы Бартока и напоминающий немецкий экспрессионизм (вдохновленность фильмами Фрица Ланга специально отмечена в программке). Есть что-то завораживающее в этом балете, где несколько пар сходятся, расходятся, попеременно танцуют, причем их появления и уходы четко связаны между собой, как повороты трубы-калейдоскопа, а на авансцене на троне сидит спящий герой, похожий на мандарина, только трон под конец превратится в электрический стул. Удивительно, но нет в этом балете обычной для Лозанского балета музейной затанцованности творений мастера. Есть какая-то свежесть - как и в ранних фильмах Фрица Ланга.
Во втором отделении были показаны два маленьких балета Бежара: поздний "Этюд для дамы с камелиями", очень скучный (самое интересное - начало балета, когда героиню раздевает несколько мужчин; все дальнейшее движение героини - абсолютно ни к чему), и ранний "Бхакти III" - по-настоящему изысканный, но, во-первых, затанцованный, а, во-вторых, исполненный полурасслабленно - без того крайнего напряжения, которого требуют языческие штудии Бежара (точно так же, как "Болеро" во время гастролей Бежар-балета в 2012 году). Диана Вишнева и Фарух Рузиматов танцевали этот балет в Мариинском театре не в пример лучше.
В третьем отделении шел новый опус Жиля Романа, нынешнего директора труппы, под названием "Anima Blues". В этот раз Роман произвел куда более сильное впечатление. Наверное, потому, что есть в этом балете, как и в "Мандарине", что-то от немецкого экспрессионизма. Объяснения своему творению хореограф дает самые общие, но получилась баллада о Мэкки Мессере, изложенная крайне скупым хореографическим языком (каждого из персонажей характеризует очень ограниченный набор движений, да и все они походят на кукол). Смотреть интересно - разумеется, как удачную стилизацию.
В целом, собираясь на вечер Бежар-балета не без сомнений (ходить - не ходить), я получил значительно больше, чем ожидал. Мощный вброс позитивных эмоций и активного отношения к жизни, которым обладает экспрессионистическое искусство.