Tags: Гидон Кремер

Концерт Гидона Кремера

26 июня
Малый зал филармонии

Гидон Кремер в последние годы не часто ездит в Петербург. А если ездит - то со своей "Кремератой". Не могу вспомнить, когда он выступал сам по себе. Поэтому сольный концерт Кремера (пусть и в компании со "второй скрипкой") - это грандиозное музыкальное событие. Аншлаг предчувствовался заранее. А на концерте оказалось, что вторая скрипка - Клара-Джуми Кан, кореянка из Германии - замечательный музыкант, по интеллекту и напору сравнимая с Кремером двадцати-двацатипятилетней давности. Это не традиционная в таких случаях раскрутка молодого таланта; это полноценное звучание двух конгениальных солистов.

Программа была по-настоящему кремеровской. Гидон Кремер - музыкант нетрадиционный, ищущий, среди его предпочтений - так называемый "советский авангард" (сегодня точнее именуемый классической музыкой XX века), а также европейские аналоги (вроде Дармштадтской школы, как назвал ее молодой Луиджи Ноно). Начал Кремер с авангардных 12 прелюдий Мечислава Вайнберга (написаны для виолончели, Кремер переложил их для скрипки), продолжил поздним сочинением Луиджи Ноно - одного из крупнейших итальянских композиторов второй половины XX века - под названием "Нay que caminar" ("Нужно идти"). У этого сочинения есть грандиозная версия для семи оркестровых групп, есть камерная - для двух скрипок. Исполнение начинается еще за кулисами, скрипачи выходят на сцену и ходят по ней (от пульта к пульту - всего на сцене их шесть, так что у каждого - три позиции). Оба музыкальных текста первого отделения можно назвать нетрадиционными. Прелюдии Вейнберга чем-то напоминают новых венцев, произведение Ноно (1989 года, написано за год до смерти композитора) - медитативно-душевное, минималистичное.

Второе отделение было более классическим. Клара-Джуми Кан великолепно исполнила сонату № 3 (ре минор, "Баллада") Эжена Изаи. Затем Кремер сыграл "Рекивем" Игоря Лободы (живущий в Германии композитор из Грузии, украинец по отцу, армянин по матери) - важное произведение из программы, составленной маэстро в 2015 г. и посвященной жертвам войны на Донбассе. Произведение весьма традиционное, основанное на знаменитой песне "Реве та стогне Днiпр широкий". В финале (придав программе кольцевую композицию) скрипачи исполнили сонату Вайнберга для двух скрипок, очень напоминающие классические сонаты (Шостаковича, например).

Гидон Кремер в свои семьдесят очень уверенно держит смычок, что не может не радовать. И играет так же разнообразно-талантливо. Знакомство же с одной из наиболее перспективных молодых скрипачек современности (она, кажется, уже выступала в Петербурге - в Концертном зале Мариинского театра) доставило истинное удовольствие.

Гидон Кремер и "Кремерата Балтика"

23 декабря
Большой зал филармонии
Фестиваль "Площадь искусств"

На Гидона Кремера всегда приятно смотреть: обаятельный, улыбающийся, с характерной мимикой, демонстрирующей переживание музыки. "Кремерата", как всегда, - отлаженный аккомпаниатор, без маэстро скучный, с маэстро достигающий высот.
Новым словом была программа первого отделения. Сборник аранжировок и оммажей, посвященных Баху и Гленну Гульду. Идея, с одной стороны, интересная. С другой, не до конца удавшаяся: "инструментовка" Баха в ряде случаев сильно проигрывала оригиналу. Может, стоило поставить композиторам более четкую задачу и ограничиться оммажами? Самым интересным оказался именно оммаж - созданный Канчели. Одной из самых банальных - инструментовка Десятникова (писалась для красовавшейся в центре скрипки). Инструментовки Вустина, Вайна и Полевой заинтересовали. Но чем ближе к концу, тем становилось неинтереснее. Финал, созданный Кисиным, брал уже только трюком - вместо стоявшего на сцене рояля звучал CD: видимо, Кисин никому не доверяет исполнять свое выдающееся творение.
Получилось что-то вроде дискотечки имени Баха, на которой Кремер выступил диск-жокеем. Такое вот приближение Баха к современности.
Второе отделение было, в принципе, типичным для нынешнего Кремера. Играли вещи с последнего диска, чередуя прибалтийских композиторов с Пьяццоллой. Удивило лишь то, что прибалтийские сочинения в этот раз вышли исключительно красивенькие (даже Пярт!) - то ли в связи с рождественской традицией играть легкую музыку, то ли в силу нынешнего вкуса маэстро. С Бахом получились две большие разницы. Да и в целом: пафос обращения Кремера, напечатанного в программке, отрицающего коммерческий мир, мир звезд и масскульта, как-то совсем не вязался с гламурной тусой, которую представлял из себя филармонический зал. С одной стороны, много мальчиков и девочек неопределенного возраста, никогда не появляющиеся на классической музыке. С другой, сам Леонид Десятников, пришедший насладиться звучанием собственного опуса.
Но, несмотря на все это, сам Гидон Кремер остается выдающимся музыкантом, способным, кажется, играть что угодно с одинаковой вирутозностью. Аркадий Райкин читал со сцены много всякой дряни, по получалось потрясающе. Вот так же, мне кажется, играет Кремер.
Жаль лишь тех времен (примерно двадцатилетней давности), когда еще не было никакой Кремераты, а молодой еще Кремер выходил играть то концерт Чайковского, то концерт Сибелиуса. Могу понять, что это ему давно наскучило. Но хоть иногда?