Tags: Геннадий Беззубенков

"Борис Годунов", краткая редакция. Российский дебют Ильдара Абдразакова

4 августа

Новая сцена Мариинского театра


Коронавирус актуализировал краткие редакции опер. Валерий Гергиев продирижировал вчера «Борисом» в первой редакции — без польского акта и заключительных сцен. 

Особый интерес вечеру придавал исполнитель заглавной партии. Ильдар Абдразаков уже пел Бориса в Париже, но дома — еще никогда. В программке должно было появиться под его фамилией — «первое исполнение», но почему-то не появилось. Старинные мариинские традиции, восходящие еще к дореволюционным временами, теперь соблюдают постольку-поскольку. 

Эта опера Мусоргского — парад басов. Партию Пимена исполнял Михаил Петренко, в роли Варлаама выступил бессменный Геннадий Беззубенков. Для парадности спектакля главную баритональную партию (думный дьяк Андрей Щелканов) исполнил Алексей Марков. В завершение перечисления следует сообщить о тенорах: Василия Шуйского пел Евгений Акимов (сильно осипший), самозванца — Олег Видеман (как обычно).  

Collapse )

Гала-концерт "Мусоргский-180"

22 декабря

Мариинский театр


Возвращаемся в родные стены. Подготовленный на скорую руку гала в честь юбилея Мусоргского сильно проигрывал спектаклям «под запись» — опере «Мазепа», записанной летом в лучшем на сегодня составе.  

Нечто новое и свежее прозвучало лишь в начале: в сцене из оперы «Саламбо» в исполнении Юлии Маточкиной и Романа Бурденко. Далее пошли три сцены из «Бориса Годунова» (венчание на царство, сцена в корчме и смерть Бориса), хоровой гопак и думка Параси из «Сорочинской ярмарки» и две сцены из «Хованщины» (прощание Хованского со стрельцами, финальная сцена Марфы и Андрея Хованского перед сожжением). 

Все эти сцены «далее» сильно отдавали нафталином — и моим театральным детством. Лучше всех оказались ветераны Мариинской оперы (которым не всегда хватает голоса, но актерский талант — и в 2019 году талант) Геннадий Беззубенков (Варлаам) и Сергей Алексашкин (Хованский-старший), рядом с ними «на подпевке» появились артисты из детского прошлого — Николай Гассиев (Василий Шуйский и Мисаил), Александр Морозов (Пимен). Еще был Владимир Ванеев в партии Досифея. 

Collapse )

Золото Рейна

9 июня
Концертный зал Мариинского театра

Надеялся, что, поскольку маэстро собрался записывать оперу - как очень приличного "Парсифаля" в прошлом году, с серьезными приглашенными солистами на главные партии, то звук будет приличный. Зря надеялся.
Во-первых, фирменный грохот Великого маэстро. Во-вторых, местами зурна. В-третьих, духовые звучат грязно - хотя не исключено, что это часть зурнения Вагнера. Не думаю, что запись станет особенно популярной - разве что зацифруют все что можно. Ибо первая картина - это кавказский Вагнер с исключительно грязным звуком в начале, дальше три визгливых "русских сопрано" и еще не совсем распевшийся Путилин. Начал бы слушать этот диск и на этом закончил.
Рене Папе, который должен был петь партию Вотана, почему-то не пел. Вместо него срочно подогнали Уилларда Уайта. Не сказал бы, что замена полноценная. Старенький Уайт не слишком-то вагнеровский певец, а вот Папе в расцвете и Вагнер - его фишка. Маэстро, к тому же, постарался и временами глушил для полного счастья не очень сильный и не такой объемный, как у Папе, голос ветерана.
Геннадия Беззубенкова перевели с Фафнера на Доннера. По-моему, шило на мыло, ибо голос у него настолько типовой и неинтересный, что одинаково блекло он может петь кого угодно. Неплох был Евгений Никитин (Фазольт) и Николай Путилин (Альберих) - который, правда, уже лет восемь ничего, кроме Вагнера, петь не может. В итальянском репертуаре это засада (вспоминается "Набукко", на котором думалось, что Путилину пора на пенсию). В русском, думаю, так же - хотя когда-то был очень неплохой Игорь. Дядькова в своей небольшой партии, как всегда, на уровне.
Попаданием в десятку оказался Стефан Рюгамер (Логе). Очень красивый, необычайно подходящий к партии голос, большой актерский талант и исключительный вкус - если не в костюме, то в ведении партии. Остается только предполагать, как бы замечательно звучал он в дуэте с Папе.
А в целом, все загубил Гергиев. К середине показалось, что Великий успокоился, и оперу стало можно слушать. Не тут-то было. Финал забил все предыдущее. Надеюсь, маэстро Вагнер не слишком сильно сегодня вечером ворочался в гробу.