Tags: Берлинский филармонический

Берлинский филармонический (№40/2013)

17 января
Большой зал Берлинской филармонии

Оркестр Берлинской филармонии
Дирижер и солист Мюррей Перайя (Murray Perahia)

Концерт, завершающий мою берлинскую программу, оказался не самым лучшим. На удивление - в филармоническом зале были свободные места, а люди, прошедшие по немногочисленным входным? не стояли на обозначенных в билетах местах и не висели на лестницах (как на двух предшествующих концертах), а свободно сидели либо на пустующих креслах, либо в так и не проданных секторах Sonderplaetze.
С одной стороны, было очень интересно послушать Перайю в его коронной программе: в первом отделении знаменитый музыкант солировал и дирижировал (так в Берлинской филармонии поступают часто: пианист он заодно и дирижер; впрочем, Перайя и записываться предпочитает так) 27 фортепианным концертом Моцарта. Прозвучало несколько педантично (слишком уж подчеркнуто оркестр следовал за темами, обозначенными фортепиано; один к одному, не прибавляя и не уменьшая), но весьма ярко. Педаничтность местами можно было даже принять за моцартианскую иронию: есть, скажем, в первой части места, где струнные, как бы пиликая, подчеркивают именно фортепианное звучание. Музыканты Берлинского филармонического делают это первоклассно, улыбка проступает даже на природно неулыбающихся ртах.
Во втором же отделении исполняли весьма интересную штуку: сочинение Шуберта "Grand duo" - под управлением Перайи-дирижера. Вот это шоу откровенно не получилось. Перайя не справился с задачей. Переложенная для оркестра фортепианная музыка казалась скучной, а педантизм дирижера во втором отделении достиг максимума: он прослеживал темы от и до, строго, как тумблер, переходил от пиано к форте и снова к пиано и снова к форте, но вот никакого чувства от такой математики не возникало. Тут, по-видимому, сказывает и небольшой талант Перайи-дирижера. О котором, могу предположить по заполненности зала, берлинской публике хорошо известно.
Аплодисменты были для Берлина весьма средними, бисов не последовало.
Немного жаль: в прошлую мою неделю в Берлине (правда, несколько лет назад) все шло по нарастающей и закончилось 9 симфонией Бетховена под упралвением Рэттла. Это было кульминацией программы. Здесь же в финале программа пошла на спад. Но все же: Берлинская филармония остается Берлинской филармонией. Здесь и средний концерт интересен.

Берлинский филармонический (№ 37/2013)

11 января
Большой зал Берлинской филармонии

Оркестр Берлинской филармонии
Дирижер - Риккардо Шайи

Блестящая программа Берлинского филармонического. В первом отделении - четвертая Мендельсона (до мажор), во втором - шестая Брукнера (до мажор). Полагаю, что тональность и сыграла главную роль в создании программы. Хотя в программке и объясняли долго связь между двумя композиторами и двумя симфониями. Показательно, что Берлинская филармония и создатели программ (Риккардо Шайи?) уделяют этому много внимания. У нас обычно благодарят и кланяются, благодарят и кланяются. Спросить, как возник замысел той или иной программы, не приходит в голову. А если спрашивают (не очень грамотно, надо сказать - был свидетелем на пресс-конференции), то дирижеры обычно отшучиваются. На ту же тему: мало ли что мы играем...
Риккардо Шайи - выдающийся дирижер. То, что Берлинский филармонический звучал безупречно, вероятно, сообщать не надо. Но то, что к этому прилагалась замечательно продуманная интерпретация, делающая из Мендельсона философский трактат, - это исключительно важно. При этом философия музыки вовсе не растворяла чувства, это была прочувствованная философия - чем, я полагаю, и является настоящая симфоническая музыка. Боюсь, рассказать подробнее словами о впечатлении уже не смогу, кроме того, что симфония Мендельсона в исполнении Шайи до сих пор звучит в голове...
Шестая Брукнера берлинской публике понравилась много больше. Если бы оценки расставлял я, я бы передвинул оценку на Мендельсона. Слишком уж с драйвом прозвучал Мендельсон, которого мы в России привыкли слышать без всякого драйва. Понятно, Брукнер больше, мощнее и сам по себе с драйвом. В первой части показалось, что Шайи выявил в Брукнере джазовые ритмы. Ближе к концу симфония все больше и больше напоминала Вагнера - за исключением, пожалуй, ее прямолинейности: форте - пиано, форте - пиано. Не скажу, что отношу себя к фанатам такой музыки, но слушать было очень интересно. Полагаю (если ничего не забыл), что этой симфонии я до Шайи не слышал, но несмотря на это (и по сравнению с неоднократно слышанным Мендельсоном), могу утверждать, что дирижер придумал идею симфонии от начала до конца.
Овацию, которая поднялась по окончании, трудно передать. Дирижера вызывали и после того, как он отпустил оркестр. Дирижер вышел - и овация продолжалась. Никогда в России на моей памяти такого не бывало. Да и в Германии, пожалуй, - хотя, скажу честно, не всегда сидел до конца. В данном случае, эта честь, безусловно, заслуженна. Весь успех концерта принадлежит интерпретации Шайи.

Ансамбль солистов Берлинской филармонии

7 июля
Концертный зал Мариинского театра

Хорошо бы это стало традицией - и солисты Берлинской филармонии (они же солисты Berliner Philharmoniker) приезжали к нам хотя бы ежегодно. В прошлом году благодаря тому, что выступал Октет, мы имели возможность послушать, как вообще должны звучать кларнет и духовые (кларнет выделяю особо, потому что кларнет был запредельный). В этот раз были только скрипки, альт, виолончель и контрабас, но и этого хватает.
Вчерашние квинтеты - лучший концерт камерной музыки в Петербурге за весь сезон. Берлинский филармонический для меня - лучший в мире оркестр, а его солисты - лучшие в мире солисты. Когда-то очень точно выразился один мой знакомый, прослушав концерт Берлинер филармоникер в Петербурге ( в 1990-е годы, еще с Клаудио Аббадо): "Если это оркестр, то в России оркестров нет". Продолжим: если это филармонические солисты, то в России таковых просто не существует. Чем хороша Берлинская филармония: музыканты высочайшего профессионального уровня работают в ней над обычными филармоническими задачами. Они не заняты гастрольными поездками по миру и не создают собственных оркестров-антреприз. Они играют музыку - в оркестре и в небольших коллективах. Например, по меньшей мере раз в месяц в Малом зале Берлинской филармонии играет филармонический квартет (билеты, к слову, недороги). Когда я шел впервые на такой концерт, то думал: мало ли что называется филармоническим квартетом. Все было в лучшем виде: на сцену вышла первая скрипка оркестра, первый альт оркестра и т.д. Видимо, камерное музицирование тоже оговаривается контрактом.
Вот то же самое сверхпрофессиональное исполнение музыки было в концертном зале вчера. И не важно, что программу наполовину поменяли - вместе с пианистом. Квинтет Берлинской филармонии можно слушать с любой программой. Тем более, что Дворжак - пущенный на замену Шопену - был очень вкусен  и ярок. "Форель" Шуберта, совершенно иная по стилю, исполнена не менее ярко - с тонким юмором, который у немцев не всегда выходит. Здесь вышло.
Кристиан Блэкшоу, исполнивший в Шуберте партию фортепиано, играл в строгой академической манере. После концерта Володося могу сказать, что забытый российскими пианистами академизм куда лучше доморощенного псевдомодернизма.
Пожалуй, на этой радостной ноте закрываю свой индивидуальный сезон в Концертном зале - чтобы не испортить впечатления. Венский филармонический, безусловно, очень хорош, но не с нашим Великим маэстро.