Tags: Бежар балет

Бежар-балет на фестивале "Дягилев P.S."

21 ноября
На сцене БДТ им. Товстоногова

Фестиваль "Дягилев P.S." в этом году "удивляет" (словечко Дягилева, взятое фестивалем на вооружение) значительно меньше, чем в прошлом. Из всей программы интересным для меня оказалось лишь выступление Бежар-балета.
Сами визиты Бежар-балета в Петербург - не редкость и несут на себе, как правило, запах нафталина, тлена и запустения. Обычны сетования по поводу того, что в восьмидесятые, когда труппа Бежара была действительно мировой сенсацией, а солировал в ней великий Хорхе Донн, она не посещала нас раз в два-три года, как сейчас. Но в этот раз Бежар-балет почти развеял нафталинный запах и показался очень свежим и интересным.
В первом отделении труппа показала балет "Чудесный мандарин", созданный Бежаром на музыку Белы Бартока и напоминающий немецкий экспрессионизм (вдохновленность фильмами Фрица Ланга специально отмечена в программке). Есть что-то завораживающее в этом балете, где несколько пар сходятся, расходятся, попеременно танцуют, причем их появления и уходы четко связаны между собой, как повороты трубы-калейдоскопа, а на авансцене на троне сидит спящий герой, похожий на мандарина, только трон под конец превратится в электрический стул. Удивительно, но нет в этом балете обычной для Лозанского балета музейной затанцованности творений мастера. Есть какая-то свежесть - как и в ранних фильмах Фрица Ланга.
Во втором отделении были показаны два маленьких балета Бежара: поздний "Этюд для дамы с камелиями", очень скучный (самое интересное - начало балета, когда героиню раздевает несколько мужчин; все дальнейшее движение героини - абсолютно ни к чему), и ранний "Бхакти III" - по-настоящему изысканный, но, во-первых, затанцованный, а, во-вторых, исполненный полурасслабленно - без того крайнего напряжения, которого требуют языческие штудии Бежара (точно так же, как "Болеро" во время гастролей Бежар-балета в 2012 году). Диана Вишнева и Фарух Рузиматов танцевали этот балет в Мариинском театре не в пример лучше.
В третьем отделении шел новый опус Жиля Романа, нынешнего директора труппы, под названием "Anima Blues". В этот раз Роман произвел куда более сильное впечатление. Наверное, потому, что есть в этом балете, как и в "Мандарине", что-то от немецкого экспрессионизма. Объяснения своему творению хореограф дает самые общие, но получилась баллада о Мэкки Мессере, изложенная крайне скупым хореографическим языком (каждого из персонажей характеризует очень ограниченный набор движений, да и все они походят на кукол). Смотреть интересно - разумеется, как удачную стилизацию.
В целом, собираясь на вечер Бежар-балета не без сомнений (ходить - не ходить), я получил значительно больше, чем ожидал. Мощный вброс позитивных эмоций и активного отношения к жизни, которым обладает экспрессионистическое искусство.

Бежар балет Лозанна

28 марта
Мариинский театр
Фестиваль балета "Мариинский"

Первый раз смотрю труппу Бежара после смерти Бежара. Ощущение глубокой музейности. Возможно, по той причине, что показали нам Бежара очень старого, классического - а мы привыкли в 90-е к Бежару, склонявшемуся к контэмпорэн, пускай уже отчасти маразматическому, но по-прежнему живому и прикольному. Помните "Дом священника" в Выборгском ДК, когда казалось, что это балет памяти самого Бежара - но, несмотря на это, пульсировало ощущение живого искусства?
В "Кантате 51", очень стильной, но совсем неживой, было хорошо видно, как недорабатывают танцовщики: две девушки местами сбивают линии, парни недоворачиваются в прыжках, солист (Давид Купински) танцует довольно легко, но недостаточно ни для ангела, ни для этого балета. А вот когда хореография - живая, мы этого обычно не замечаем.
В "Болеро" и того хуже: нельзя ставить "Болеро" без большого танцовщика (танцовщицы). Мне еще повезло, я попал на мужское Болеро. Элизабет Рос, полагаю, танцует Болеро совсем никак. Но Жюльен Фавро тоже не тянет балет: он начинает уже плохо, пластично-расслабленно, мягко, как жульен. Такой танец никого никогда не затянет. Артист в центре круга должен быть натянутым, как струна, с первых тактов вне жизни, в трансе, как змея с факиром в одном флаконе. Тогда возникает ощущение рокового и страшного - как в языческом обряде, как в речи Гитлера. Тогда постепенно, вместе с сидящими на стульях, гипнотизируется зал. Энергия в этом балете должна выходить наружу, пульсировать, разрастаться - до ядерного взрыва в финале. А Фавро откровенно отдыхает в середине балета. Соответственно танцует и массовка. По сравнению с Ле Ришем, показавшем яркое Болеро в Москве прошлой зимой, день и ночь.
Балет Жиля Романа "Там где птицы" был каким-то старческим: старинный поклонник Бежара решил поставить что-то под Бежара и всю безумную французскую культуру середины XX века сегодня, когда все то безумие давно прошло. Декорация под Дали и весьма вторичное танго (очень приличное, если бы мы жили в Париже в 1951 году), музыка "Парсифаля" рядом с группой "Гориллаз" и желающее быть хулиганским, но очень традиционное уже в своем застарелом радикализме пробуждение лебединого озера. Понравились только очень хорошие руки танцовщицы.
И только один раз стало по-настоящему интересно. В третьей части первого балета "Что рассказывает мне любовь". Пластические перестроения групп на музыку Малера, соединение пафоса и легкого юмора, нечто философское на чувственном уровне.
Что ж, музей тоже нужен. А то как узнает молодежь, чем был Бежар для нескольких поколений? Только надо понимать, что мы в музее, а то, не дай бог, кто-нибудь вообразит, что Морис Бежар был хореограф довольно средний...