Tags: Анастасия Матвиенко

Творческий вечер Кимина Кима

18 июля

Мариинский театр

Фото Александра Гребенникова
Фото Александра Гребенникова

Фестиваль «Звезды белых ночей» завершился 18 июля во всех трех зданиях Мариинского театра. На Исторической сцене прошел творческий вечер Кимина Кима (К 10-летию работы в театре). Надо сказать, что далеко не каждый артист получает право на творческий вечер к 10-летию работы. Из предшественников Кима вспоминаются только Фарух Рузиматов и Диана Вишнева. Таким образом, исключительное премьерство Кима (премьерство в самом высоком смысле, о котором только что развернулась дискуссия в этом блоге) оказалось окончательно подтвержденным. И это тем более замечательно, что, в отличие от Рузиматова и Вишневой, Ким не сразу стал восприниматься как выдающийся танцовщик. В его успехе есть не только большой талант, но и огромный повседеневный труд и потрясающая работопособность. 

Это желание работать и работать хорошо показывает программа вечера. Началось все со 2 акта «Баядерки», продолжилось дивертисментом, в котором сам юбиляр танцевал три непростых номера, завершал вечер 3 акт «Легенды о любви». Большие силы нужно положить на такую программу, но Кимин Ким танцует, не щадя себя. И этим уже отличается от Фаруха Рузиматова. 

Collapse )

"Сон в летнюю ночь" с Викторией Терешкиной

Наконец-то посмотрел балет, поставленный почти 10 лет назад. Худший балет Баланчина, как полагают некоторые, производит довольно-таки милое впечатление, если смотреть только первое действие, до перерыва. Танец Виктории Терешкиной (танцевавшей 16 сентября) его по-настоящему украшает, правда, особо распробовать Терешкину мы не успели. Все положенные метафморфозы налицо, все сюжетные линии раскрыты, довольно много танца, с которым наша труппа не слишком справляется — во-первых, требуется мелкая техника, а мелкой техники сегодня нет практически ни у кого в Мариинском театре; во-вторых, танцуют в этом балете все, а не только два солиста, и вот этот общий танец как-то не идет. 

Оксана Скорик и Анастасия Матвиенко, а также Филипп Степин и Тимур Аскеров, тоже занятые в этом спектакле, совершенно не запомнились. 

Второе действие совсем скучно. Обидно, что Терешкина-Титания в нем вообще не занята. Так ставят для Нью-Йорк Сити Балета (в котором всегда есть с десяток одинаково подготовленных балерин), но для Мариинского театра это, и в самом деле, убийственная хореография. Виноват ли в этом Баланчин, это другой вопрос. 

Впрочем, зал почти полон, и среднестатистическому зрителю очень даже нравится. Так что странный балет, живущий на нашей сцене уже почти 10 лет, будет и дальше делать сборы. 

Гала-концерт балета

22 марта
Мариинский театр, Новая сцена
Фестиваль балета "Мариинский"

В этом году финальный гала-концерт фестиваля вернулся если не к первоначальной идее 2000 года (итоговое выступление всех участников предшествующих спектаклей - и домашних звезд, и зарубежных гостей), то к серьезному формату середины 2000-х годов, когда на гала специально приглашали больших артистов со всего мира, а рядом с ними танцевали артисты Мариинского театра. Гала-концерт 2015 года был, по сути, парадом балетной труппы - так или иначе выступили все сегодняшние звезды (кроме Дианы Вишневой, сидевшей в зале). К ним добавились солисты Парижской оперы, показавшие три номера (с Парижем в этот раз катастрофически не везет: Людмила Пальеро как раз на той неделе получила травму и не приехала; вероятно, должен был быть еще один, как минимум, номер). И программа концерта была грандиозна: сначала шел балет ван Манена "Адажио Хаммерклавир" (с молодыми звездами), затем эштоновский "Маргарита и Арман" с Ульяной Лопаткиной, а третьим отделением - большой дивертисмент, составленный из серьезных и разнообразных номеров классической и современной хореографии.

"Хаммерклавир" на музыку Бетховена я смотрел второй раз: прошлогоднюю премьеру танцевали другие солисты. Очень радует, что молодые звезды серьезно и внимательно учат новые балеты и осваивают непривычные хореографические языки. Можно сказать, что для текстов ван Манена, как и для Баланчина, Мариинка имеет свое прочтение: по сравнению с труппой Нидерландского балета, наши танцуют аккуратнее и нежнее, с мягкими руками и слегка лирическими интонациями, что придает жесткой западной хореографии полет русской души.
"Маргариту и Арман" я смотрел до этого всего два раза - оба с Гиллем и ле Ришем. Мариинский вариант до этого уровня, к сожалению, не дотягивает. Ксандер Париш очень низко носит Лопаткину - а в этом балете все время нужны высокие поддержки, от них зависит красота танца. То ли от этого, то ли от актерской несостоятельности Париша балет заставляет вспомнить о том, что Фредерик Эштон - хореограф очень слабый. Нет того восторга, который был на спектакле Английского королевского балета, когда оба солиста практически делали весь балет собственным духом и техническим совершенством ("She is perfect, isn't she?", - сказал мне тогда о Гиллем сосед-англичанин). Лопаткина танцует очень профессионально; как всегда, хороши ее руки, запоминается ее болезненная походка, когда она, кашляя, движется к кушетке; красота движений и актерская игра в целом тоже на уровне. Но без дуэта нет балета.
Дивертисмент показал нам высокий технический уровень нынешней балетной труппы. Запомнились Оксана Скорик и Тимур Аскеров (Гран-па классик Обера в хореографии В.Гзовского), Анастасия и Денис Матвиенко ("Шепот" в хореографии Э.Клюга), Екатерина Кондаурова и Александр Сергеев (дуэт из In the middle Форсайта), Виктория Терешкина и Владимир Шкляров (па-де-де из "Корсара"). И сложный классический танец и разного рода современная хореография легко даются нашим артистам. В мире мало столь разнообразных по репертуару и актерским дарованиям балетных трупп. Есть и над чем поработать, но никогда не бывает, чтобы большой гала был идеален. Парижане, в свою очередь, тоже были интересны, но выбор репетуара несколько смутил.
Поскольку все артисты Опера де Пари нам незнакомы, хотелось бы, прежде всего, оценить их в классической хореографии. Но ни одного номера чистой классики нам не показали. Два дуэта Бенжамена Мильпье весьма интересны: первый (Amoveo на музыку Филипа Гласа) как-то понравился больше за счет изящества миниатюрной Леонор Болак, второй ("Мы были вдвоем" на музыку того же композитора) удачно обыгрывал большой рост Мари-Аньес Жило, похожей на парижскую Юлию Махалину. На поклоны после второго номера вышел и сам хореограф, снискав у отдельных знатоков заслуженное "Браво!" (если бы зал догадался, что перед ним стоит муж Натали Портман, овация, наверное, была бы сильнее). Понятно, что Мильпье хочет, прежде всего, показать собственное творчество. Но к нему хорошо бы два-три номера классики, которая - как мы привыкли еще со времен Нуреева - у парижан самого высокого класса. Вместо этого был явлен дуэт из "Ромео и Джульетты", но почему-то не нуреевской, а МакМиллана, который для Опера де Пари совсем не является визитной карточкой и который - прости господи - рассчитан на технически слабую труппу Лондонского балета. Леонор Болак оказалась Джульеттой самой банальной, а вот Жозуа Оффальт очень понравился и хорошей техникой (насколько ее удалось продемонстрировать в одной простенькой вариации) и характерными для Парижа изысканным жестом и культурой танца. Хотелось бы посмотреть на него в каком-нибудь большом балете, чтобы составить основательное впечатление.
Несмотря на отдельные замечания, целое радует. Огромный, представительный, высококлассный гала - таким и должно быть завершение балетного фестиваля.

Баядерка

16 марта
Мариинский театр
Фестиваль балета "Мариинский"

Тенденция, замеченная в "Дон Кихоте", полностью подтвердилась на следующий день во время "Баядерки". Мариинский театр начал работать с кордебалетом (и вторыми солистами) так, как не работал давно. И работает весьма результативно. "Баядерка", как известно, праздник кордебалета. И театр доставил нам этот праздник. Уже "Джампе" в I акте удивил слаженностью вращений. Во II действии великолепна была четверка баядерок (Анастасия Михейкина, Ксения Ромашова, Анна Лавриненко, Оксана Марчук) - все движения строго в музыку, одновременно у всех четверых, стильно и выверенно. Такой же уровень взаимодействия и техничности продемонстрировали первые две балерины (Екатерина Чебыкина, Елена Андросова) в гран-па. Но вершиной работы кордебалета стали "Тени". Я хожу в театр с конца 1980-х. И пожалуй, никогда раньше в Мариинском театре (включая все эпохи балетных триумфов этого периода) я не видел таких потрясающих "теней". Одновременность в работе 32 балерин местами достигала уровня кордебалета Парижской оперы, а это само совершенство. Мариинский театр есть с чем поздравить. Кордебалет и вторые солисты - основа спектакля. Если работа с ними продолжится и далее на таком высоком уровне, мы увидим совершенно преображенный Мариинский балет.

Тут же хочется сказать и два слова о балетном оркестре. Под управлением Алексея Репникова оркестр растет на глазах. Два спектакля подряд исполнение Минкуса напоминает о прежней музыкальной культуре, времен Виктора Федотова. Дирижер смотрит на танцовщиков и по-настоящему аккомпанирует им, а оркестр по-настоящему ведет партии, сведен и профессионален (оставляют желать лучшего медные духовые, но это проблема многих оркестров России. Да и не все же сразу, право!). Похоже, в Мариинском театре появился настоящий балетный дирижер.

Теперь солисты. Анастасия Матвиенко (Гамзатти) и Владимир Шкляров (Солор) показали хорошую технику в гран-па, но по отдельности, в собственных вариациях соло. Когда они выходят вместе, прыжки и приземления настолько не совпадают, что диву даешься: а репетировали ли они? На фоне вдохновляющих новых тенденций это сильно бросается в глаза и очень хотелось бы, чтобы и здесь слаженность танца достигала новых высот. Солор Шклярова кажется глупеньким мальчиком, не умеющим отказаться от лестного предложения правителя. Гамзатти Матвиенко - жестокая и непреклонная женщина, но Татьяну Терехову в этой партии она пока не превзошла. Главный интерес этого вечера - солистка (еще не этуаль) Парижской оперы кореянка Сэ Ын Пак, исполнившая партию Никии. В первом акте очень понравился ее изысканный жест и потрясающей красоты руки, пластичность и гибкость, особенно в ритуально-свадебном танце с лилиями. В танце со змеей медленная часть была лучше быстрой, в "Тенях" ей не хватало техники (хотя некоторые моменты - например, вращения в "танце под шарфом" можно бы отметить особо). Но при этом она не была скованно-школьной, как многие балерины на первых выступлениях (отметим, что Никию в Париже она еще не танцевала). Она свободно держится на сцене и, главное, грамотно улавливает тот трагический дух, который выстраивает всю роль. Мильпье сказал, что Сэ Ын Пак - единственная из азиатских балерин, которая восприняла культуру европейского танца. Действительно: она танцует умно-интеллигентно, как молодая Алтынай Асылмуратова. От ее танца получаешь удовольствие, несмотря на все огрехи и сбои. Пожелаем Сэ Ын Пак большого балетного будущего и будем ждать новых балерин из Парижа.

Баядерка

24 марта
Мариинский театр
Фестиваль балета "Мариинский"

В общем и целом вчерашняя "Баядерка" в честь Ольги Моиссевой понравилась намного больше, чем январская "Баядерка" в честь Каплана. Кордебалет что называется "надрессирован": все танцевали на совесть и старались показать максимум того, что могут. Выход и танец теней продемонстрировали, что даже массовые сцены кордебалета мы еще потеряли не до конца. Вот если бы на каждой "Баядерке" в директорской ложе сидела Моисеева и внимательно смотрела на сцену, глядишь, мариинский балет танцевал бы ровно и на уровне. Все-таки уход Махара Вазиева (как бы к нему не относиться) сильно отразился на общем качестве балетной продукции. Да и Гергиев, по-видимому, вообще не понимающий ни ценности ни искусства балета, с ним все-таки был вынужден считаться.
Анастасия Мативенко в партии Гамзатти убедила меня второй раз, что партия это ее. По крайней мере, так технично Гамзатти сейчас не исполнит никто в Мариинском театре, а может, и не только в Мариинском. Танцевала так же удачно и уверенно, как в Михайловском с Осиповой. Значит, способна танцевать стабильно, что для балерины высокого уровня необходимо.
Светлана Захарова, с одной стороны, вышла на сцену вместе с Александром Волчковым на фестивальный спектакль от имени Большого. С другой стороны, со стороны Захаровой это было приношение учителю, Моисеевой. Общий рисунок роли Захарова выдержала. Однако по техническому исполнению в каждом акте партия Никии оставляла желать лучшего. В первом акте Светлана сильно облегчила себе жизнь, не сделав практически ни одной линии на пуантах (особенно бросилось в глаза в момент клятвы Солора: встала на пуанты и буквально тут же сошла, добежала до партнера). Танец со змеей был лучше, чем у Вишневой, но хуже, чем у Осиповой. Слишком разбрасывает корзину; руки довольно свободны, не напряжены; в ногах как-то экономит, боится что ли скорости танца - и получается неудачно. В "Тенях" шарф делала слишком торопливо, а круг замедленно и потому тяжеловато. Вот финальная диагональ, пожалуй, получилась хорошо, но на уходе после нее опять показалось, что балерина боится скорости и регулярно жмет на тормоз. При этом хочется отметить общую культуру танца: очень точны жесты в пантониме первого акта, хороши руки в первой картине и "Тенях", ярким получился предсвадебный танец с лилиями. Но есть у нее (еще по богатым моим воспоминаниям, когда была она солисткой Мариинского, и вновь проявившаяся вчера) какая-то общая расслабленность. Не может Захарова вести роль натянутой, как струна, как бывает (все реже, к сожалению) у Вишневой.
Александр Волчков чуть было сначала не завалил роль в прямом смысле. Жест у него мелкий, локтем никак не может сделать прямой угол, локти прижаты к телу - и получается не великий воин, а пацанчик в красивом костюме. В дуэте первой картины, подняв Захарову, чуть было не уронил ее на сцену. В гран-па (то ли под этим впечатлением то ли от слов, сказанных ему примой) танцевал вариацию, как выпускник хореографического училища: ни одного элемента не сделал чисто, ошибка на ошибке. А вот к "Теням" пришел в себя, танцевал хорошо и как положено Солору: с мягким лиризмом. Только одно вызвало удивление: огромная пауза "на отдых" в середине вариации, перед двойным туром, которую он простоял на авансцене.
Пожалуй, в целом, "Баядерка" самая удачная из трех главных в нынешнем сезоне (Вишнева,Осипова, Захарова). Однако из Никий мне все равно симпатичнее Осипова, ибо пока еще, слава Богу, танцует не на бренде, а честно: не думает, что убрать, а что закрыть, чтобы вышло красиво. Поэтому далеко не все получается, но мы это прощаем за те спектакли, когда получается все. Иван Васильев - Солор лучше Волчкова, хотя они очень разные по стилю. А вот адажио из "Теней" никто лучше Вишневой делать не умеет. Где же, наконец, сегодня балерина типа Мезенцевой (или, по воспоминаниям старожилов, Моисеевой), которая в состоянии исполнить Никию целиком как надо? Заходя в театр, столкнулся с Асылмуратовой, готовившейся в юбилейной речи. Жалею, что не сказал ей: Ваша, Алтынай, Никия - не нынешним чета.

Баядерка. Осипова - Васильев

16 февраля
Михайловский театр

Никогда до вчерашнего дня не смотрел "Баядерку" в Михайловском. Оказалось, что почти один к одному там идет старая (чабукианиевская) версия Мариинки. Только танца с цветочками нет в первом действии - цветочков жаль, хорошая хореография. Уж купировали бы что-нибудь другое.
Сравнение с вишневской "Баядеркой" 11 января напрашивалось само собой. Сначала в общем. Кордебалет Михайловского основательно слабее. В Гран-па и "Тенях" хорошо заметно, что массовый танец в Михайловском на уровень ниже. Есть еще чем гордиться Мариинке. Хотя, если дело пойдет так, как идет в Мариинском последние пятнадцать лет, уровень кордебалета лет через пять сравняется. Проходные танцы второго акта уже неотличимы: номер Ману,  божок, танец с барабанами ничуть не хуже Мариинки. Но что сильно порадовало, это тени-солистки. В Мариинке все три были ужасны, вчера в Михайловском первые две (Валерия Запасникова, Анна Кулигина) оставили очень хорошее впечатление. Не все получается, но это настоящий танец, а не подбрасывание рук и ног.
Наталья Осипова оставила сложное впечатление. В отличие от Вишневой, она честно танцевала питерскую хореографию. В первом акте не потрясла, но танцевала очень добротно. Танец со змеей сделала красиво - не в пример Вишневой, совершенно его провалившей. Пожалуй, Лопаткина до травмы танцевала змею лучше - но Наташе вообще редко дается "роковое". А вот "Тени" были очень неровными. Адажио на твердую троечку, смотреть можно, не более того. На этом отрезке Вишнева была лучше на порядок. Зато в "танце с шарфом", с которого у Вишневой начался провал, была очень хороша. Все сделала чисто и с пафосом. Дальше опять стало хуже: круг прошла плохо, медленно, -  круг вышел маленький,  с прыжком хоть и высоким, но каким-то вымученным. Последнюю стремительную диагональ начала позже музыки и, хоть вращения были стремительными, получилось как-то вне спектакля.
Намного больше понравился Иван Васильев. Не хватает ему длинных пластичных рук в гран-па (вспоминается, как великолепно танцевал это когда-то Рузиматов). А вот все остальное делает отменно. Прыжок хорош (Анастасии Матвиенко с ее в общем-то широким шагом не угнаться), вращения исполняет здорово, круг делает мощно, только сцены не хватает. В "Тенях" на фоне блеклой в этот раз Осиповой был просто блестящ. Двойной тур просто превосходен -  Рузиматов, так, пожалуй, не делал никогда (у Рузиматова двойной тур был самым слабым местом). Пожалуй, даже лучше Заклинского двойной тур. И это не считая "лишних" сложных прыжков, которыми он пару раз украсил партию. Романтический образ тоже на уровне.
Приглашенная на Гамзатти Анастасия Матвиенко на фоне ужасной Колеговой в мариинском спектакле 11 января показалась просто звездой. Не все умеет делать (в диагонали просто линию скосила), но шаг и прыжок хороший, а фуэте (в наше-то время, когда в Мариинском никто не умеет делать фуэте!) - и итальянские и обычные - замечательные: в музыку, на точке, ровненько.
Так что спектакль вышел хороший (особенно на Мариинском фоне), только Наташа (как у нее бывает) основательно не доработала. Сегодня же стало и того яснее: с Васильевым, сообщили мне, репетировал Фарух, а с Осиповой - Жанна Аюпова. Балерина, как мы помним, очень техничная, но настолько пустая, что смотрели на нее обычно, умирая с тоски. Репетитора-то поменять не мешало б. Тем более, что в программе репетиторы упомянуты другие: и Осипенко, и Ефремова.

Dance Open

3 апреля
Гала-концерт в честь Натальи Макаровой
Александринский театр

Dance Open считается этаким демократическим фестивалем балета, противостоящим элитному "Мариинскому". И по уровню цен, и по уровню организации. Во-первых, никогда не знаешь, кто из заявленных солистов на самом деле планиуерт танцевать на фестивале. Во-вторых, случается масса странностей. Главная странность вечера заключалась в том, что концерт открылся Алиной Кожокару в па-де-де из "Спящей". В результате, задана была такая планка, до которой остальным участникам было мягко говоря не дотянуться.
В первом отделении слегка приглянулась Мария Ковровски в Баланчине (эту хореографию она танцевать умеет), понравились - несмотря на целую серию ошибочек - молодые солисты Немировича-Данченко в "Жизели". Руки, правда, были слишком истеричными, но танцевать "Жизель" на истерике - возможное решение. Анна Поликрапова в очередной раз продемонстрировала, что балерина она никудышная, испортив замечательную хореографию Ноймайера. Наталья Осипова (которую не видел в "Дон-Кихоте" с юного ее спектакля на фестивале "Мариинский") очень прибавила: изысканный жест, продуманные движения. Однако вариацию исполнила "на халяву", сильно смазав концовку. Фуэте не получились: вышла из музыки и сильно ушла в сторону. Иван Васильев, как всегда, быстр, мощен и высок в прыжке. Круг, который у Рузиматова получался через раз, выполнил очень хорошо.
Во втором отделении наступила тоска. Анастасии Матвиенко не "Лебединое" танцевать, а играть кормилицу Джульетты. Штуттгартский балет очень хорош в хореографии Форсайта, но никак не в драмбалете. Чего это вдруг "Онегина" доверили Штуттгарту? Вообще-то ожидалась в этой партии Лакарра. Диана Вишнева затанцевала дуэт из "Манон" так, что уж просто не знает, куда девать ветвистые руки. Да не надо в Манон так много рук, карамель выходит из героини! Денис Матвиенко в "Баядерке" суетился и смазывал абсолютно все линии. Терешкина ярко подскользнулась ближе к концу гран-па.
Одним словом, с миру по нитке.

4 апреля
Гала-концерт звезд мирового балета
"Октябрьский"

Еще ярче принцип "солянка сборная" проявился в последнем гала фестиваля. В первом отделении отметил для себя Юргиту Дронину. Стоило сменить бездарную хореграфию Макмиллана (и пусть Макарова говорит об этой Джульетте, что угодно. Макмиллана я видел относительно много. Единственное, что у него получилось - первые два акта "Манон". На третий сил не хватило, полная пустота. А вот все остальное, включая Джульетту, - педантизм и тоска, банальность и педантизм) на приличную, как аристка сразу стала заметной. Совершенно неинтересная в Джульетте, Дронина оказалась хорошей балериной. Десятый раз представленное нам дуэтом Осипова-Васильев "Пламя Парижа" оказалось сплошной халтурой. Васильев, впрочем, работал, как всегда, а вот Наташа даже не посчитала нужным делать фирменное фуэте c прыжками. Во втором отделении очень понравился Йона Акоста в Актеоне (при совершенно отвратительной Диане). Помимо выдающейся техники и энергии, пластика, жест и некоторая танцевальная мягкость. Все, чего не хватает Васильеву (видел его Актеона на премьере "Эсмеральды"). Алина Кожокару скорее вышла на поклон, чем танцевала, но даже в никакой хореографии Кобборга проявила обаяние и артистизм. Лючия Лакарра потрясающе танцует "Таис", но, братцы, сколько можно? Такую замечательную балерину хочется увидеть хоть в чем-то другом. Третий раз Лакарра в Петербурге, третий раз с "Таис". Видно уж, судьба наша такая.
Стивэн Макрей сменил на посту самого пошлого танцовщика фестиваля Даниила Симкина. Всегда на Dance Open есть пара номеров, которые снижают танец до уровня мюзик-холла. Сначала была какая-то бездарная чечетка с трещетками на ногах, которую профессиональные чечеточники непременно бы освистали. А потом вилянье бедрами под звуки скрипки. Надо ли говорить, что оба номера имели большой успех?
Но особенно отличились наши. Анастасия и Денис Матвиенко столь задорно исполнили Тарантеллу, что мне стало как-то неприлично - как будто я измазался "Домом-2". Братцы, и эта пошлятина - солисты Мариинского театра, в труппе которого танцевала Наталья Макарова? Надо призвать к ответу тех, кто их туда взял. Положительно, фамилия Матвиенко разрушительна для Петербурга и всего петербургского. Терешкина в романтическом па-де-де - как корова с седлом. Ну ни капли романтического. В фуэте нога болтается, как привязанная веревкой, руки напряженно-деревянные. В диагонали (особенно ближе к концу) видно, что не танцует, а вовсю работает - видел хорошо, т.к. сидел очень близко. В общем, совершенство техники у Терешкиной - это миф.
В целом же, Dance Open все больше производит не ощущение демократизма (слишком уж много в зале гламурных рож), а ощущение полного неуважения к зрителю. Если Осипова-Васильев и Лакарра повторили номера из гала-концерта прошлого года, то солисты Штуттгартского балета внаглую забабахали своего жуткого Онегина по второму разу. Все то же самое, что было в концерте днем раньше. Да и исполнение большинства номеров отдает обычным артистическим чесом по провинции. А где грань между чесом и приобщением к балету широкой публики, надо спросить у весьма уважаемого жюри, не стесняющегося участвовать в шоу, - у Макаровой, у Малахова, у Асылмуратовой.

Вишнева в Кармен-сюите и все приложившееся

8 октября
Мариинский театр

Впервые видел "Кармен-сюиту" на сцене, не по телевизору. В очередной раз могу сказать: нельзя смотреть спектакли по телевизору. Блестящие драматические спектакли по телевизору становятся скукотенью. Балет по телевизору приобретает некую усредненность, т.е. плохой балет становится лучше, а хороший сильно проигрывает оригиналу. Например, выдающийся "Хрустальный дворец" в Мариинском театре середины 90-х (с молодыми Вишневой и Лопаткиной в одном  балете) по телевизору смотрелся как совершенно обычная балетная продукция.
Так вот, традиционно, как все балетоманы, просматривая "Кармен-сюиту" с Плисецкой, я был уверен, что главная проблема этого балета - плохая хореография. Оказалось, совсем все не так. Спектакль, оказывается, если видеть сцену целиком, очень интересный. Сведение истории Кармен и Хозе к бою с быком и роком значительно круче, чем я думал. Проведено последовательно через весь спектакль - и даже примитивизм движений на этом фоне смотрится картинно.
Не понял я только одного: зачем наши примы в самый расцвет формы и таланта танцуют балет, который Майя Михайловна стала танцевать на склоне балетной карьеры? Впрочем, зачем его сделала Ульяна, еще можно понять. А Диана-то чего? Лучше бы Эгину подготовила, да и Фригию заодно. Было бы и эффектнее и профессиональнее.
Один очень разбирающийся в балете человек сказал мне сегодня следующее: "Я допускал, что может быть плохо, но совсем не думал, что может быть настолько плохо". Отчасти согласен, но внес бы коррективу. Великой балериной Вишнева еще не стала - просто в силу возраста (а может, и таланта - но эту тему пока закроем. Можно ли сравнить Вишневу с Плисецкой, будем думать лет через 20-25). Поэтому вложить что-то свое, глубокое, неуловимое в хореографический минимализм, ориентированный на стареющую Плисецкую, ей попросту сложно. Она пока еще в танце другим берет. Так и не надо танцевать старческие партии.
А то, действительно, местами было скучно, а местами получалась не Кармен, а хорошо знакомое мне по студенческой молодости поведение девушек из Краснодара. И лишь временами проступало что-то похожее на Кармен.
Посмотрим, что будет дальше. Ведь первое в Мариинском "Лебединое" у Дианы (2005 год) напоминало цыпленка табака.
О других танцовщиках. Если бы Денис Матвиенко танцевал только такие партии, как сегодняшний Тореро, я бы очень любил смотреть на Дениса Матвиенко. Илья Кузнецов, похоже, не видит разницы между Хозе и классическими принцами. Надежде Гончар очень повредил костюм. Если такое тело затянуть в трико, рок получается смехотворный. Замерла в финале очень убедительно.
И о том, что было дальше. "Предчувствие весны" сразу вызвало плохое предчувствие, едва я прочитал краткое содержание. Мало того, что с первого раза совершенно не ясно, кто на ком стоял, кто кого куда заморозил - перечитать надо раза три. Из него еще ясно, что общая культура нового хореографа Мариинки ограничивается репитиционным залом: даже "Снегурочку" Римского-Островского Смекалов не удосужился пока послушать. Хореография в лучших традициях уже надежно забытого нами Кирилла Симонова. Т.е. видимость хореографии. Каждый пункт программы реализуется каким-либо движением. Ярчайшая находка - похлопывание себя по плечам руками. Стоит сравнить этот шедевр с действительно языческими по духу "Русскими сезонами", как все становится ясно. Не понимаю только, зачем Мариинке уже третий или четвертый карманно-бездарный балетмейстер из кордебалета. В "Щелкунчике" или шемякинской тройчатке (прошедшей, кажется, всего два раза) хотя бы костюмы и декорации были яркие. Здесь же интерактивная декорация напоминает разводы, которые вылезают на монитор, если поставить аудиодиск.
Особенно чувствуется талант Смекалова между Альберто Алонсо и Джорждем Баланчиным. Тот, кто придумал сегодняшнюю программу, очень любит, наверное, Юрия Смекалова.
"Шотландская симфония" в девяностые была много лучше. И не только потому что Терехова на фоне Анастасии Матвиенко - Сильви Гиллем. Но и потому, что затанцован балет, превращен в череду рабочих моментов. Яна Селина лучше всех. Только в ней было что-то вроде баланчинской легкости.
Что за традиция у нас дурная: губернатор Матвиенко - и аж две Матвиенки на сцене. Теперь вот две Тимченки появились. Тимченко - новый губернатор?