Tags: Александринский театр

Товарищ Кисляков

4 мая

Новая сцена Александринского театра


Блестящий спектакль, поставленный Андреем Калининым, на очень важную в сегодняшней (и не только) жизни тему — тему интеллигентского конформизма. 

Роман Пантелеймона Романова — известного писателя первого поколения «советской литературы», но далеко не самого яркого и совершенно заслуженно забытого — наверное, никогда до этого не получал сценического воплощения. Инсценировка, созданная режиссером в соавторстве с Алексеем Ильиным, очень удачна: она придает советскому «сатирическому роману» (в котором сатиры не было, а был пасквиль интеллигентов на интеллигенцию — с разоблачением самого себя за идейные ошибки и «мягкотелость»), с одной стороны, удобочитаемость, с другой — актуальность. Лучший образец этого жанра — «Зависть» Юрия Олеши — куда сложнее, писатель же второго ряда с присущей ему прямотой и непосредственностью расставляет все точки над i. 

Collapse )

"Дети солнца" в Александринском театре — очень своевременная пьеса

10 февраля

Премьера


Нет сейчас ничего более современного, чем ранние пьесы Горького и особенно «Дети солнца». Пьеса написана в январе-феврале 1905 г. в Петропавловской крепости: Горький сидел за участие (точнее — за информационное обеспечение и мировой резонанс, вызванный в том числе и его публицистическими текстами) в «массовых беспорядках», вызванных расстрелом петербургскими городскими властями (с молчаливого одобрения императора Николая II, делавшего вид, что ему ничего об этом не было известно) нескольких массовых мирных демонстраций.  В реальности: прекрасно информированный, но совершенно не понимающий, что делать, император покинул столицу и предоставил военным сколь угодно лютовать. Вероятно, для напоминания обо всех этих вещах в спектакле Николая Рощина опустившийся интеллигент Яков Трошин, и в пьесе — потенциальный революционер, зачитывает вслух воззвание, осуждающее Кровавое воскресенье. 

Собственно,  в оригинале — пьеса эта, как и несколько других горьковских пьес, — памфлет на интеллигенцию, болтливую и совершенно беспомощную. А также на простой народ — бессмысленный и беспощадный. 

Collapse )

Фестиваль "Дягилев P.S." Modanse Светланы Захаровой

20-21 октября 

Александринский театр


Программа Светланы Захаровой — единственный театральный перформанс фестиваля этого года. Результат сокращения финансирования, о котором говорили в прошлом году (нет чтобы Dance Open'у финансирование сократить — но где уж, для тех балет давно стал факультативным занятием, а главным — обслуживание городской администрации) и результат пандемии. Несмотря на это, Дягилев P.S. не разменивается на мелочи, а радует Петербург одной, но значительной программой. 

В первом отделении шел балет Мауро Бигонцетти «Как дыхание» на музыку Генделя. Довольно пустой, но очень профессиональный. Пока смотрел, ловил себя на мысли: то ли все современные итальянские хореографы учились в одной школе, то ли Мауро Бигонцетти и Мауро Астолфи (которого я смотрел 8 лет назад) — это один и тот же Мауро. Одно отличие: тогда на сцене Консерватории танцевали плохие итальянские танцовщики, теперь на сцене Александринки танцуют лучшие силы Большого. Не только Захарова, которая сама по себе искусство, но и Вячеслав Лопатин, Якопо Тисси, Денис Савин, Анастасия Сташкевич. С такими солистами даже плохой балет становится балетом на твердую тройку. 

Collapse )

"Маузер", спектакль про революцию

2 сентября, премьера

Александринский театр


Пропуская пару интересных событий по болезни, хочу поделится некоторыми впечатлениями от событий сентября — о которых по определенным причинам тогда не написал. 

Новый спектакль Теодороса Терзопулоса, поставленный в Александринке с коронавирусной затяжкой (премьера была запланирована в конце марта, за несколько дней до нее театры закрыли, и она была сыграна онлайн — что трудно назвать полноценной премьерой. По-настоящему, со зрителями, спектакль впервые сыграли 2 сентября), рассказывает о русской революции намного лучше, чем «Оптимистические трагедии» и «Рождения Сталина». Продолжительность этого спектакля 1 час 10 минут (Терзопулос в последнее время любит краткость), и за это короткое время создателям спектакля удается наложить пьесу Хайнера Мюллера (1970 года) на пьесу Бертольта Брехта «Высшая мера» (1930 года), а поэтику сталинских процессов на рассуждения Джорджа Оруэлла (1948 года), касающиеся нравственного и психического уничтожения идейных врагов. 

Проблематика революционного массового террора идеально ложится на древнегреческий театр Терзопулоса, включающий обезличенных акторов и божественный хор: спектакль звучит единым стереофоническим аккордом. 

Суд над врагами революции оказывается судом над теми, кто «раздавал смерть врагам революции в городе Витебске». Они усомнились, устали убивать — и теперь они враги революции. Революция требует от них, чтобы они умерли во имя ее, убили в себе врага, а те — не хотят умирать. 

Collapse )

Гятэй-гятэй

19 ноября

SCOT (Sudzuki Company of Togo) и Мидори Такада на Новой сцене Александринского театра


Совершенно необычный по форме спектакль Тадаси Судзуки, соединяющий буддийские песнопения Сёме с выступлением композитора и перформера Мидори Такады. Древние ритуальные песнопения и современную перкуссию соединяет внутренняя молитвенная энергия, получается исключительно интересно. 

Работа режиссера, по-видимому, — это сама идея спектакля. А также плавное движение Такады во время выхода на сцену и последовательного использования ударных (композитор медленно движется по сцене слева направо, медленно и ритуально поднимает руки) — от песка, сыплющегося в сосуд типа аквариума, с промежуточными этапами вроде металлических плошек, из которых звук извлекается специальным смычком, и японских барабанов разного рода до вполне европейского ксилофона.  

Песнопения и перкуссия звучат по раздельности, затем сливаются и образуют единое звучание, в котором слышится голос Бога. 

Совершенно необычный перформанс, в котором современная импровизационная музыка и древние религиозные песнопения сливаются в один актуальный ритуал. 

Японский Сирано

16 ноября

Театр SCOT (Тога, Япония) на сцене Александринского театра

Театральная олимпиада


Спектакль легендарного режиссера Тадаси Судзуки уже приезжал в Россию (в 2003 году в Москву на фестиваль имени Чехова), теперь насладились зрелищем и мы. 

Collapse )

Продолжение немецкой программы Театральной олимпиады: спектакль "Опасная жалость"

3 ноября

Шаубюне (Берлин) на Новой сцене Александринского театра


Известный британский режиссер Саймон Макберни поставил выдающийся спектакль по роману Стефана Цвейга «Нетерпение сердца», написанному перед началом Второй мировой войны и посвященному последним мирным месяцам перед Первой мировой войной. 

Спектакль можно отнести к тому типу спектаклей, которые пытаются внимательно и продуманно читать классический текст. В начале спектакля артисты выходят на сцену и встают или рассаживаются за пюпитры, как музыканты. Рядом с каждым пюпитром стоит микрофон, как будто артисты сейчас станут петь по нотам. Но нот нет и не будет — у каждого артиста в руках книга, которую он читает перед нами, но читает особенным образом: не декламируя, но исполняя. И тут музыкальные ассоциации как нельзя кстати. 

Collapse )

"Барабаны в ночи". Спектакль Кристофера Рюпинга по пьесе Бертольта Брехта

2 октября

Каммершпиле (Мюнхен) на сцене Александринского театра

Театральная олимпиада


Collapse )

"Король Лир" Яна Кляты

26 октября

Национальный Старый театр в Кракове на сцене Александринского театра

Театральная олимпиада


Если у вас нету тети нет артиста на главную роль — не беда. «Король Лир» даже лучше идет, если на сцене нет короля Лира. Потому что еще неизвестно, как сыграет живой артист. Мертвый и отсутствующий — надежнее. На экранах показывают, где должен быть король Лир, а чтобы прозвучали реплики главного героя — так на то придуманы динамики. Идею Яна Кляты, безусловно, нужно развивать. На шекспировском материале и не только. Очень интересно посмотреть «Гамлета» без Гамлета и «Ричарда Третьго» без Ричарда Третьего. А потом «Ревизора» без Хлестакова и «Марию Стюарт» без Марии Стюарт. Старый театр в Кракове может запатентовать эту фишку. 

Балетоманы давно пользуются метафорами такого рода. Так и говорят: «Сегодня спектакль без Джульетты». И действительно: чем терпеть на сцене негнущуюся и нетехничную Джульетту, лучше уж совсем без нее. Пусть музыку вариаций играет оркестр, а на сцене будет пусто. 

Я понимаю, что Ежи Гралек, игравший короля Лира в этом спектакле, скончался в 2016 году. Показать спектакль с незанятым местом короля в память о большом артисте — наверное, неплохая идея. Но один раз и без вывоза спектакля «памяти Артиста» на фестивали.  

Collapse )

"Макбет" из Индии

22 октября

Театр Хорус (Импхал, штат Манипур, Индия) на Новой сцене Александринского театра

Театральная олимпиада


Одно из самых сильных впечатлений Театральной олимпиады. Шекспировский сюжет, сыгранный в духе древней индийской легенды. Макбет, Банко и прочие воины одеты в индийские доспехи, движение героев по сцене (мелкий семенящий шаг или широкий боевой шаг) напоминают танец, используются элементы боевых искусств — владение холодным оружием, убийство короля и казнь Макбета в финале ритуализованы. Особенно мощно действуют массовые сцены — приезд короля и свиты в замок Макбета или наступление на тот же замок, который ведут воины Макдуфа.

Традиционный театр разбавлен шуточными элементами: танцем вестника, приносящего леди Макбет письмо мужа; или инвалидными колясками, в которые усаживают Макбета и его жену после явления призрака Банко. Эти иронические коляски не дают спектаклю окончательно обрести мифическое измерение и выводят его в жизнь — наподобие «Жизели» Матса Эка.  

Collapse )