Category: театр

Category was added automatically. Read all entries about "театр".

"Аттила" лучшего состава

10 июня

Новая сцена Мариинского театра

фестиваль «Звезды белых ночей»

Маэстро Гергиев сильно удивил своих слушателей. Начало было назначено на 19.30. Подходя к театру в 19.45, я был совершенно уверен, что до начала еще минут 5 минимум. И представьте мое удивление, когда я еще через стекла увидел пустые фойе и закрытые двери в зал. Впрочем, опоздал я не сильно, но куда делся фирменный стиль дирижера? Ничего нет постоянного на этом свете.

«Аттила» — скучноватая опера раннего Верди — поставлена в Мариинском театре на Ильдара Абдразакова. Тогда, в 2010 году, мы по достоинству оценили итальянскую выучку нашего выдающегося баса. Прошло более 10 лет с премьеры, Абдразаков по-прежнему ярок и силен — и куда более раскован, и куда более роскошен. Настоящий варвар с идеальной итальянской школой.  

Одабеллу пела Татьяна Сержан — пела очень хорошо. Героические роли ей идут, вокальная форма превосходна, актриса она замечательная. 

В роли римского военачальника Эцио выступил Роман Бурденко. Его лирический баритон звучал роскошно-героически. Если Владислав Сулимский в этой партии как-то зажат, то Роман Бурденко поет так же свободно-роскошно, как и Ильдар Абдразаков. Прикол еще, впрочем, в том, что сам композитор сделал из Эцио какого-то музыкального зануду — в отличие от неудержимого Аттилы. Поэтому хочешь — не хочешь баритон в этом спектакле звучит немного приземленно. 

Collapse )

"Спящая красавица" с Сомовой и Кимом, Ильюшкиной и Хоревой

7 июня

Новая сцена Мариинского театра

Спектакль получился крайне интересным и до конца не предсказуемым — ибо мариинский балет — своего рода «город контрастов». С одной стороны, яркие солисты первого ряда в большом количестве и причудливых сочетаниях. С другой стороны, довольно слабый кордебалет и невразумительные солисты второго ряда. 

Парад фей в Прологе  — кроме Дарьи Ионовой, первый раз исполнявшей партию Феи Резвости, — совершенно не задался. Окончание же парада особенно удивило: Лизи Авсаджанишвили из кордебалета (ей почему-то доверили Фею Золота), кажется, училась не в Вагановке. На этом фоне очень стильно смотрелся Игорь Колб (Злая фея Карабос), работающий практически только руками, и Мария Ильюшкина, идеально-старательно танцевавшая Фею Сирени. Все вариации — не самые яркие, но далеко не самые простые — у нее на ять, разве что лирической ноты (как и в «Лебедином») не хватает. Потому что Фея Сирени — одна из наиболее символистских и символических партий в русском балете. 

Мария Ильюшкина. Вариация Фея Сирени. Фото Наташи Разиной © Мариинский театр
Мария Ильюшкина. Вариация Фея Сирени. Фото Наташи Разиной © Мариинский театр
Collapse )

Анонс: моноспектакль Константина Райкина в филармонии — 3 июня

Моноспектакли Константина Райкина, как правило, крайне интересны. Это у артиста, наверное, в генах. 

Не знаю, как он читает Пушкина, интересно будет послушать. 

3 июня в рамках фестиваля «Музыкальная коллекция» на сцене филармонии. 

Терешкина и Ким в балете А. Прельжокажа "Парк"

21 мая

Мариинский театр

Кимин Ким впервые вышел на сцену в «Парке» и идеально вошел в стилистику балета. С одной стороны, ему удалось раствориться среди прочих артистов — что для этого балета необходимо. Тут очень кстати пришлась ему артистическая скромность, о которой сказано в прошлом посте. С другой стороны, ему удалось задать поразительно высокий уровень танца, за которым — хочешь не хочешь — приходится тянуться всем. И спектакль в целом вышел исключительно мощным. 

На удивление — за десять лет после мариинской премьеры — балет Анжелена Прельжокажа не затанцевали. Хороша и четверка садовников (работающая отдельно — с элементами дискотечного танца), хорош и весь кордебалет (в танце классическом). Все выкладываются по-настоящему — хотя хореография Прельжокажа, скажем честно, легко позволяет халтурить.  Те, кто терпеть не может этот балет, видели его, скорее всего, в халтурном варианте. По-настоящему, без дураков, его можно смотреть только в Парижской опере и в Мариинском театре. Ну как ты будешь халтурить, когда на сцене Ким? Напряженное тело и высоченный прыжок — даже в проходных, массовых сценах — требуют соответствовать. 

Collapse )

Парадный "Корсар": Ильюшкина, Шакирова, Ким

18 мая

Новая сцена Мариинского театра 

«Корсар» с парадным составом возник сам собой — как многие спектакли в мае (интересно, что ничего похожего в фестивальном июне не планируется). 

Мария Ильюшкина танцевала Медору еще увереннее, чем осенью, во время дебюта в этой роли. Исключительная техника, соединяющаяся с очаровательной старательностью (она делает все до конца, до мелочи жеста, как положено) не дает оторвать от нее глаз. Не говорю о статности, красивых руках и поразительных кистях, которые сами по себе — чудо. Спокойствие (которого местами не было в первый раз) позволяет ей танцевать «вкусно» — наслаждаясь собственным танцем. Фуэте в па-де-труа второго акта сделала почти здорово (прошла по сцене вбок, но совсем не много) — значительно лучше осеннего. Одним словом, девушка растет прямо на глазах. Никто из больших танцовщиц последних десятилетий (включая Диану Вишневу и Светлану Захарову) не начинал настолько потрясающе. 

Ким в последнее время танцует очень хорошо. Кроме того, с гарантией качества (в отличие, скажем, от Фаруха Рузиматова, про которого никто, включая его самого, заранее не знал — пойдет сегодняшний спектакль или нет). Вредит ему, разве что, скромность: в массовых сценах он старается не выделяться, а это плохо для премьера его уровня. Ну и всяких артистических фишек, как Рузиматов, Ким не придумывает — а это бы повысило артистизм. 

Collapse )

"Огненный ангел". Возобновление.

12 мая 

Новая сцена Мариинского театра

Поскольку к Елене Стихиной (Рената), поющей в этом спектакле с самого начала возобновления спектакля 1991 года, добавился Роман Бурденко (Рупрехт), отправился слушать одну из самых впечатляющих опер Сергея Прокофьева. 

Роман Бурденко — не просто обладатель великолепного тембра, он прекрасно выученный певец. И этим очень напоминает Сергея Лейферкуса, певшего в 1991 году. Только с такой прекрасной школой и можно петь Прокофьева — иначе голос теряется в два счета. Красота интонаций — необходимая в этой партии — тоже достигается исключительной выучкой. 

Елене Стихиной, поющей мощно и ярко, несколько не хватает той стервозной истеричности, которой было хоть отбавляй у Галины Горчаковой. Рената Стихиной кажется куда более рассудочной, чем одержимой. Ее перемены к Рупрехту заставляют думать скорее о расчетливых барышнях постсоветской эпохи, чем о средневековых ведьмах и страстно-преданных любовницах эпохи Серебряного века.  

Collapse )

Товарищ Кисляков

4 мая

Новая сцена Александринского театра


Блестящий спектакль, поставленный Андреем Калининым, на очень важную в сегодняшней (и не только) жизни тему — тему интеллигентского конформизма. 

Роман Пантелеймона Романова — известного писателя первого поколения «советской литературы», но далеко не самого яркого и совершенно заслуженно забытого — наверное, никогда до этого не получал сценического воплощения. Инсценировка, созданная режиссером в соавторстве с Алексеем Ильиным, очень удачна: она придает советскому «сатирическому роману» (в котором сатиры не было, а был пасквиль интеллигентов на интеллигенцию — с разоблачением самого себя за идейные ошибки и «мягкотелость»), с одной стороны, удобочитаемость, с другой — актуальность. Лучший образец этого жанра — «Зависть» Юрия Олеши — куда сложнее, писатель же второго ряда с присущей ему прямотой и непосредственностью расставляет все точки над i. 

Collapse )

Нана в Александринском театре

30 апреля

Новая сцена 


Спектакль Андрия Жолдака по роману Золя, пожалуй, удачен — ибо в этот раз, в отличие от Ибсена, режиссер выбрал материал по плечу. Романы Золя просты и одноплановы — ставь не хочу. И очень удобны для ввода всяких штучек и фенечек, ибо не имеют подтекста — кроме наследственно-натуралистического. 

Эффектно срезав в самом начале все те эпизоды, которые ставить не хочет (рассказчик сообщает зрителю, какие главы романа не будут представлены), режиссер сразу переходит к понравившимся ему сюжетным линиям — некоторые из них он осовременит (например, одним из любовников Нана становится футболист  — вместо уродливого актера варьете), некоторые оставит почти нетронутыми: в спектакле есть и граф, и банкир, и юноша-аристократ. Забавно, но почти не обыграна артистическая карьера героини (она крикнет графу, что хочет сыграть порядочную женщину в спектакле Фокина, но это останется лишь шуткой). 

При этом главная героиня (Анна Блинова) много танцует и поет, но как-то по-домашнему. Интереснее всего, как удается ей делать широкие прыжки на каблуках — ступни в туфлях крепко стянуты жгутом или чем-то подобным. Есть в ней что-то детски-непосредственное, невинное и животное одновременно. 

Но вот что странно: Нана в спектакле Жолдака совершенно не эротична. 

И вот еще: вставки на религиозные темы, вдохновленные текстом романа, до конца спектакля сохраняют ощущение «не пришей кобыле хвост». Кстати, про скачки и кобылу Жолдак выкинул, отчего? 

Collapse )

Мария Ильюшкина в "Раймонде"

Пропустив во время болезни первую Раймонду Ильюшкиной, отправился на второй спектакль с ее участием — показанный в Мариинском театре утром 25 апреля. 

Мария Ильюшкина подготовлена феноменально. Техника отточена, вся сложнейшая партия проходит стремительно, без устали и сознательных поблажек, которые нередко делают себе молодые балерины — списывая что-то на «пока не станцевать, все впереди». Мария Ильюшкина танцует все — от а до я, и делает это легко и непринужденно, как зрелая прима. В отличие же от зрелых прим, ее Раймонда проникнута девическим очарованием и несказанной свежестью. Она стопроцентно входит в роль и живет ею. 

Из двух восходящих звезд Мариинской сцены все больше отдаю предпочтение Марии Ильюшкиной, не Марии Хоревой. Хорева бросается от роли к  роли (не подготовив толком ни одну), очень занята пиаром и телевизором, очень торопится, скользит по верхам и (большею частью) не вживается в хореографический текст. Ильюшкина же идет проверенным путем мариинской примы, от простого к сложному: сделав блестящий «Корсар», делает еще более блестящую «Раймонду». Не получилось у нее пока «Лебединое озеро», но это, надеемся, дело будущего. 

Collapse )