Category: спорт

Category was added automatically. Read all entries about "спорт".

Рокко и его братья

28 сентября

Венгерский национальный театр на сцене Александринского театра

Театральная олимпиада


Режиссер Аттила Виднянский, знакомый нам по огромному спектаклю «Преступление и наказание», привез на Театральную олимпиаду спектакль собственной труппы. Спектакль, созданный на основе фильма Лукино Висконти, оказался значительно более интересным. 

Режиссер не стал прямо следовать сценарию (как он послушно последовал за Достоевским), а добавил к сюжету фильма отдельную линию — эстетствующий итальянский футуризм (сюрреализм, дадаизм) с его местами пафосными, а местами наивными лозунгами. Не без легкого оттенка фашистской идеологии. Эта линия протекает параллельно сюжету о семействе Паронди, приехавшем из захолустной деревни в Милан за лучшей жизнью, но сохраняющем абсолютное понимание добра и зла, — и о боксерах Симоне и Рокко. Таким образом, история Висконти перенесена лет на двадцать вперед и соотнесена со всей историей итальянского неореализма, не способного обойтись без рефлексии на фашистские темы. Сложнейшая трехэтажная декорация, трансформирующаяся в зависимости от решений мизансцен (тоже очень сложных), подчеркивает метатекстовость спектакля. 

Collapse )

Тихий вечер танца / A Quiet Evening of Dance

14 июля

Проект Уильяма Форсайта и театра «Сэдлерс Уэллс» (Лондон) на сцене Михайловского театра

Театральная олимпиада


Традиционная публика Михайловского театра — сильно наряженная, пришедшая не без приятности провести время, но довольно плохо разбирающаяся в балете — была сильно шокирована главным балетным спектаклем Театральной олимпиады. В фойе бельэтажа только и слышно было в антракте: «На вторую часть я не иду». А кто-то из адептов михайловской классики даже вслух полагал, что его серьезно надули.  

И действительно, привыкшие к Начо Дуато да изыдут. Уильям Форсайт настолько радикальнее Начо Дуато, как Ларс фон Триер радикальнее Квентина Тарантино. Единственно с чем можно согласиться: только в Михайловском театре за современный балет берут со зрителя столько же денег, сколько за классический. Вот это, конечно, надувательство. 

Великий Форсайт записал в хореографы спектакля всех семерых исполнителей. Наверное, это такая форсайтовская «Догма» — дань уважения тем, с кем опробованы принципы новой классики в хореографии, или тем, кто включен в проект, уже имея собственную фишку — например, Рауф «резиновые ноги» Ясит, более всех понравившийся зрителям мастерски заплетающимися конечностями. Не исключаю, что этот Вечер частично сочинялся коллективно, но только частично — ибо в него вставлены прошлые наработки Форсайта, да и сама идея очень и очень форсайтовская. 

Collapse )

Сны Босха

Театр-цирк «7 пальцев» (Монреаль, Канада) на сцене Театра Балтийский дом

Театральная олимпиада


Вот это представление понравилось мне больше, чем предыдущая «Донка». В целом оно короче, гимнасты здесь профессиональнее, а картины ярче. И, кроме того, помимо зрелищности, присутствует мощное интеллектуальное содержание. 

Эксплуатируется модная тенденция оживления классических картин, представления их в движении. Театр-цирк делает это очень профессионально, показывая в завидной графике кусочки картин Босха (преобладает «Сад земных наслаждений», но используются и другие картины) и помещая внутрь артистов и гимнастов. Несколько раз по сцене дефилируют разные чудовища, созданные великим художником, — по большей части милые. Тенденцию к нагнетанию ужаса постановщик Самюэль Тетро практически не использует — разве что в самом конце он показывает нам сцену горящего города из правой верхней части «Сада», ассоциируя это с сегодняшними локальными конфликтами. 

Сюжет организует некий профессор-искусствовед, который должен выступить в родном городе Босха Хертогенбосе, и его дочь, которая следит за папой по письмам и по телевизору. Кусочки выступления профессора, перебивающие живые картины, воздействуют на зрителя примерно так же, как объяснения экскурсовода — на широкую публику, впервые пришедшую в музей. Кроме того, на сцену (и даже в глубину картин) в нескольких эпизодах выводится Сальвадор Дали, который представлен — не без основания — эпигоном великого нидерландского живописца. 

Collapse )

Донка. Послание Чехову

19 июня 

Компания Финци Паска (Лугано, Швейцария) при участии Театра «Види-Лозанн» (Лугано, Швейцария) на сцене Мюзик-холла

Театральная олимпиада 


Даниэле Финци Паска в Петербурге уже весьма известен — во-первых, постановкой «Аиды» в Концертном зале Мариинского театра, во-вторых — гастрольными визитами в Россию со своей театрально-цирковой труппой. Петербургская публика принимает его спектакли на ура. Зал реагировал очень живо и получал большое удовольствие.  

Но не мой это театр, не мой. Пришлось проскучать первое отделение, скучать после антракта не остался. Чеховские сюжеты — скорее, отдельные цитаты из пьес, писем, биографий — используются в спектакле лишь для связи различных сценок и трюков. О желании понять Чехова нет и речи — есть желание поболтать по поводу Чехова. Сценическая ткань в основном построена на акробатике . Трюки во многом избитые, с бородой. Местами, не скрою, красиво. 

Но если мне нужны акробаты — я пойду туда, где они профессиональнее. Если же мне нужен Чехов, я вообще никуда не пойду, а открою синие тома Полного собрания. Или пойду, но на спектакль режиссера-интеллектуала, который откроет мне в Чехове то, чего я сам пока не замечал. 

Если июльская часть Олимпиады посвящена театру-цирку, то, на мой вкус, интересен этот жанр только в том случае, если интеллектуален, как у Тьерре-Чаплиных. Или как был у Мейерхольда. Паска — другой полюс театра-цирка. Не мое.