Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

"Безприданница" Дмитрия Крымова

Школа драматического искусства на сцене Театра «Балтийский дом»

20 октября

Фестиваль «Балтийский дом»


И это у нас называют искусством! 

Внутренняя гниль этой постановки ощущается еще до начала спектакля. Любят наши режиссеры написать заглавие в старой орфографии — и думать, что открыли Америку. Этот спектакль — не исключение. 

Знаменитая пьеса Островского поставлена Дмитрием Крымовым в стиле Камеди-клаба. Шутки и каламбуры определенного стиля с ограниченным набором интонаций; переходы от текста пьесы к современным речевым шаблонам и обратно; постоянное использование формалистского «как сделано» не столько для сценической рефлексии, сколько для зощенковского приема наложения низкого на высокое; композиционное мышление отдельными маленькими сценками (соединение их с соседними не всегда проходит удачно), нагнетание истерии и доведение изначальной ситуации до абсурда (очень заметно в монологе Ларисы, обращенной к Паратову) — ничего больше в спектакле нет. Пародия интересна, когда она порождает новые смыслы, когда же пародия создает лишь желание «поржать» — она скучна.  

Местами удивляешься, почему Паратова играет не Семен Слепаков (вариант: Бульдог Харламов), а Ларису не Наталья Андреевна из Камеди-уимен. Кстати, интонирует актриса очень на нее похоже. 

Что же скажешь о таком спектакле? Ну — прикольно. 

Collapse )

"Чародейка" Чайковского в Мариинском театре

30 января

Новая сцена

Опера «Чародейка» кажется сочинением раннего Чайковского, хотя хронологически — это одна из поздних опер композитора, созданная после «Евгения Онегина» и «Мазепы». Такому впечатлению способствует и либретто Ипполита Шпажинского (на основе трагедии того же Шпажинского) с развесистым сентиментальным сюжетом и совершенно невозможной лексикой, претендующей на древнерусскость. Вторичность оперы подчеркнута и постановщиком Дэвидом Паунтни, построившим на сцене при помощи декораций (салон девятнадцатого века) и костюмов (мундиры девятнадцатого века и платья со шлейфами) нечто подобное «Травиате». И впрямь, история чуть не та же: отец, сын и куртизанка. 

Хороши были, собственно, два вокалиста: Владислав Сулимский в роли князя и Елена Стихина в роли Настасьи. Если Сулимский просто блестящ (положительный итог вечера: мне удалось обогатиться еще одной его ролью, совершенно новой для меня), то Стихина по-прежнему производит впечатление не до конца обработанного алмаза: очень хочется, чтобы Риккардо Мути с ней хоть немного поработал. Впрочем, мелодический и интонационный строй оперы показался столь же сбивчивым, как и повороты сюжета.  

Collapse )