Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

"Аттила" лучшего состава

10 июня

Новая сцена Мариинского театра

фестиваль «Звезды белых ночей»

Маэстро Гергиев сильно удивил своих слушателей. Начало было назначено на 19.30. Подходя к театру в 19.45, я был совершенно уверен, что до начала еще минут 5 минимум. И представьте мое удивление, когда я еще через стекла увидел пустые фойе и закрытые двери в зал. Впрочем, опоздал я не сильно, но куда делся фирменный стиль дирижера? Ничего нет постоянного на этом свете.

«Аттила» — скучноватая опера раннего Верди — поставлена в Мариинском театре на Ильдара Абдразакова. Тогда, в 2010 году, мы по достоинству оценили итальянскую выучку нашего выдающегося баса. Прошло более 10 лет с премьеры, Абдразаков по-прежнему ярок и силен — и куда более раскован, и куда более роскошен. Настоящий варвар с идеальной итальянской школой.  

Одабеллу пела Татьяна Сержан — пела очень хорошо. Героические роли ей идут, вокальная форма превосходна, актриса она замечательная. 

В роли римского военачальника Эцио выступил Роман Бурденко. Его лирический баритон звучал роскошно-героически. Если Владислав Сулимский в этой партии как-то зажат, то Роман Бурденко поет так же свободно-роскошно, как и Ильдар Абдразаков. Прикол еще, впрочем, в том, что сам композитор сделал из Эцио какого-то музыкального зануду — в отличие от неудержимого Аттилы. Поэтому хочешь — не хочешь баритон в этом спектакле звучит немного приземленно. 

Collapse )

"Спящая красавица" с Сомовой и Кимом, Ильюшкиной и Хоревой

7 июня

Новая сцена Мариинского театра

Спектакль получился крайне интересным и до конца не предсказуемым — ибо мариинский балет — своего рода «город контрастов». С одной стороны, яркие солисты первого ряда в большом количестве и причудливых сочетаниях. С другой стороны, довольно слабый кордебалет и невразумительные солисты второго ряда. 

Парад фей в Прологе  — кроме Дарьи Ионовой, первый раз исполнявшей партию Феи Резвости, — совершенно не задался. Окончание же парада особенно удивило: Лизи Авсаджанишвили из кордебалета (ей почему-то доверили Фею Золота), кажется, училась не в Вагановке. На этом фоне очень стильно смотрелся Игорь Колб (Злая фея Карабос), работающий практически только руками, и Мария Ильюшкина, идеально-старательно танцевавшая Фею Сирени. Все вариации — не самые яркие, но далеко не самые простые — у нее на ять, разве что лирической ноты (как и в «Лебедином») не хватает. Потому что Фея Сирени — одна из наиболее символистских и символических партий в русском балете. 

Мария Ильюшкина. Вариация Фея Сирени. Фото Наташи Разиной © Мариинский театр
Мария Ильюшкина. Вариация Фея Сирени. Фото Наташи Разиной © Мариинский театр
Collapse )

Анонс: моноспектакль Константина Райкина в филармонии — 3 июня

Моноспектакли Константина Райкина, как правило, крайне интересны. Это у артиста, наверное, в генах. 

Не знаю, как он читает Пушкина, интересно будет послушать. 

3 июня в рамках фестиваля «Музыкальная коллекция» на сцене филармонии. 

Премьера без лишнего шума: "Манон Леско" Пуччини в Мариинском театре

2 февраля

Новая сцена

Еще одна коронавирусная премьера в полусценическом исполнении. 

Татьяна Сержан (Манон) исполнила вчера одну из своих лучших ролей в Мариинском театре. Очень хороший вокал и блестящая актерская игра. Юсиф Эйвазов (кавалер де Грие) несколько поскучнее, но тоже хорош. Впрочем, в некоторых сценах показалось, что Эйвазов в Ковент-Гардене старается поболее, чем в Мариинском театре. Лучше всего вышла у него мольба, обращенная к капитану корабля, в третьем действии. 

Оркестр под управлением Валерия Гергиева исполнил оперу на высоком профессиональном уровне. Не понравилась мне только громкое наложение хора и оркестра в конце первого действия. 

Хор, по-видимому, набранный из Академии молодых певцов, звучал довольно блекло — как, впрочем, и все второстепенные действующие лица. Есть в этом своя правда — сразу ясно, кто главный герой, а кто на подпевке.  В этой опере Пуччини главное — сопрано и тенор. 

Если бы не традиционное получасовое опоздание маэстро к началу, впечатление было бы исключительно положительным.  

"Летучая мышь" в Мариинском театре

13 января

Новая сцена

Предновогодняя премьера «Летучей мыши» — идея красивая, чисто венская.  7-й спектакль (с трансляцией или записью — в зале стояло с десяток камер) приурочили к Старому Новому году. 

Однако получилось много неудачнее, чем с мюзиклом «Моя прекрасная леди», поставленном маэстро на исторической сцене в 2012 году. Там хотя бы кураж был, здесь все очень блекло. 

Роскошной постановки не получилось — коронавирус, говорят, ударил и по роскоши. А Мариинский и без него сто лет не  баловал нас роскошными постановками. Бедненькую декорацию (с интерьерами почему-то в стиле ар нуво вместо привычного венского ампира) пытались компенсировать весьма провинциальные видеопроекции. Эффектные платья Розалинды, включая костюм летучей мыши, растворялись простенькими американского стиля костюмчиками на прочих героях. 

Collapse )

Премьера "Сельской чести"

25 ноября

Новая сцена Мариинского театра


Идеальная опера для времен коронавируса — продолжительностью 1 час 10 минут. Плюс 25 минут ожидания господина Гергиева. Не совсем ясно, зачем нужны коронавирусные ограничения в зале, если люди толкутся в фойе до 20.00 — объявленного времени начала, ибо двери в зал до 20.00 закрыты. 

Впрочем, если привычно прийти с опозданием на 15 минут — в 20.15 зайти в здание и не торопясь пройти по пустому фойе, попадешь к самому началу, ни с кем из публики не столкнувшись. 

Юсиф Эйвазов (застрявший вместе с супругой в Петербурге, ибо петь-то больше негде) стал главной звездой премьеры. Теноров такого уровня в Мариинском театре нет давно и в ближайшей перспективе не будет. Хороший, грамотный вокал; взятые верхние ноты без подъездов и усилий — давно мы не слышали такого Туридду. 

Не менее блестящ Роман Бурденко в роли Альфио. Оказалось, что его лирический баритон, когда надо, умеет быть грубым и резким. Помимо мощного вокала — блестящая актерская игра. 

Екатерина Семенчук ни разу ни Сантуцца. Если бы я был главным дирижером, я взял бы на премьеру Сержан. Но оперное СV у Семенчук значительно ярче — поэтому, наверное, пела она. Верхи постоянно рывками, неверные интонации — даже в романсе, отчаяние в виде истерики, образ без развития. Есть роли, которые Семенчук противопоказаны. Сантуцца идет во главе списка. 

Неплох хор — особенно на фоне последнего слышанного. Оркестр на хорошем уровне, но кажется слегка недорепетировавшим — на четверку с плюсом.  

Collapse )

Сулимский и Сержан в "Макбете"

13 ноября

Мариинский театр

Переслушал «Макбета» в почти идеальном составе (разве что Банко был не И.Абразаков, а Петренко — и кстати, очень прилично пел: тенор же Скороходов на одну арию вполне годится). Когда-то, в 2014 году эти два певца (Сержан — больше, Сулимский — меньше) произвели на меня в этой опере Верди сильнейшее впечатление. 

Сулимский стал петь интереснее. С 2014 года он невероятно прибавил. Его голос звучит мягче (тогда он местами покрикивал, местами резким звуком изображал злодейство) и насыщеннее. Он тонко играет интонациями. И получается у него не одноплановый романтический злодей, а человек — игралище судьбы. Неоднозначный, вывернутый наизнанку — бывший герой, ставший позором своей страны. 

На мой взгляд, рост Владислава Сулимского в последнее пятилетие, превращение его не просто в певца мирового уровня, а в одного из лучших баритонов театра за 50 лет (сопоставимого в этом плане с Сергеем Лейферкусом) — одно из главных достижений Мариинской оперы в 21 веке. 

Сержан с тех пор в некотором роде потеряла. Лиризм и красивый верх у нее давно не получались. Однако леди Макбет — по-прежнему ее лучшая роль. В первых ариях вверх она шла рывком и криком, середина же — как и раньше, очень хороша. К застольной песне и верхи стали удачны, а последняя сцена с мытьем рук заворожила. 

Collapse )

Хорева и Ким в "Щелкунчике"

12 ноября

Мариинский театр


Продолжаем театральную хронику времен коронавируса. «Щелкунчик» в новых условиях существенно подсократили, но сделали это как-то странно. На наш взгляд, вынужденное сокращение балета не должно быть произвольным. В первую очередь, можно выкинуть один-два вставных номера последнего действия — поскольку полностью, как написано у Чайковского, они вообще никогда не исполняются. Танцем больше /танцем меньше — не принципиально.  Тягомотный арабский танец мы бы легко не посмотрели. Да и без русского, например, можно обойтись. Если нужно резать дальше, можно убрать увертюру и оркестровый проигрыш в начале 3 действия — поскольку оркестр под управлением Гавриэля Гейне оставляет желать лучшего. Но резать танец солистов — никак нельзя. Ведь именно ради них и приходят настоящие зрители. 

Мария Хорева и Кимин Ким великолепно станцованы. Это именно дуэт, а не партнерство. Синхронность движений, отмеренность прыжков и четкость поддержек. Смотреть на их танец — исключительное удовольствие.  Оба легкие, как пушинки. 

Вариации Кима в па-де-де — на традиционном высоченном уровне. Особенно хороши зависания в длинных прыжках. Хорева же танцует очень сложно — технически и изысканно — артистически. Отметим у нее редкую красоту линий. Пожалуй, только в первом акте она не слишком понравилась: ее Маша слишком капризна и слегка своенравна. Мы же привыкли к Машам — хорошим девочкам, добрым и простым. 

Collapse )

Тридцатый фестиваль "Балтийский дом". Открытие. Онегин-блюз.

1 октября

Фестиваль «Балтийский дом» смог начаться в крайне непростых условиях. Европейских участников (главная притягательная сила фестиваля) в этом году совсем нет: они показывают спектакли по видеосвязи. Основную программу заполнили российские театры: москвичи и Коляда-центр из Екатеринбурга. Понятно, что в ситуации полной неопределенности программа может меняться даже во время фестиваля — так, спектакль 5 октября уже заменен. 

Специально для студентов и всех желающих: видеопоказы бесплатны, требуется регистрация в группе Балтийского дома во Вконтакте. 

Церемония открытия традиционно начиналась еще на ступеньках: играл оркестр, девушки с зонтиками (в этом году зонтики а ля Мэри Поппинс — надо думать, главный атрибут фестиваля) танцевали, было весело и мило. 

Collapse )

Сольный концерт Константина Емельянова

27 сентября 

Концертный зал Мариинского театра

Публика пока не слишком валит на этого пианиста. Зал был пуст более чем наполовину. Но по сравнению с Канторовым, получившем на прошлогоднем Конкурсе Чайковского гран-при (похоже, все-таки по блату), Константин Емельянов — настоящий пианист, который в будущем несомненно сделает себе большое имя. 

Исполнялись две сонаты Бетховена (№ 9 и № 15) в первом отделении и «Времена года» Чайковского во втором (к юбилеям двух великих композиторов). Чайковский был потрясающим: соединение простоты и изысканности. Бетховен же понравился чуть меньше. Он у Емельянова слишком нежный, в духе Чайковского. Местами ему не хватает бури и натиска. Третьей части 17 сонаты — фирменной бетховенской буре, исполненной на бис —  этого особенно не хватило. 

Несмотря на эту небольшую незрелость (пианист еще очень молод), в Константине Емельянове виден огромный и подлинный талант. Третья премия на прошлогоднем конкурсе Чайковского — вероятно, досадное недоразумение. Кто-то раз пошутил, что подлинные музыкальные премии — без «порадеть родному человечку» — это третьи премии и есть.