Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

Тридцатый фестиваль "Балтийский дом". Открытие. Онегин-блюз.

1 октября

Фестиваль «Балтийский дом» смог начаться в крайне непростых условиях. Европейских участников (главная притягательная сила фестиваля) в этом году совсем нет: они показывают спектакли по видеосвязи. Основную программу заполнили российские театры: москвичи и Коляда-центр из Екатеринбурга. Понятно, что в ситуации полной неопределенности программа может меняться даже во время фестиваля — так, спектакль 5 октября уже заменен. 

Специально для студентов и всех желающих: видеопоказы бесплатны, требуется регистрация в группе Балтийского дома во Вконтакте. 

Церемония открытия традиционно начиналась еще на ступеньках: играл оркестр, девушки с зонтиками (в этом году зонтики а ля Мэри Поппинс — надо думать, главный атрибут фестиваля) танцевали, было весело и мило. 

Collapse )

Сольный концерт Константина Емельянова

27 сентября 

Концертный зал Мариинского театра

Публика пока не слишком валит на этого пианиста. Зал был пуст более чем наполовину. Но по сравнению с Канторовым, получившем на прошлогоднем Конкурсе Чайковского гран-при (похоже, все-таки по блату), Константин Емельянов — настоящий пианист, который в будущем несомненно сделает себе большое имя. 

Исполнялись две сонаты Бетховена (№ 9 и № 15) в первом отделении и «Времена года» Чайковского во втором (к юбилеям двух великих композиторов). Чайковский был потрясающим: соединение простоты и изысканности. Бетховен же понравился чуть меньше. Он у Емельянова слишком нежный, в духе Чайковского. Местами ему не хватает бури и натиска. Третьей части 17 сонаты — фирменной бетховенской буре, исполненной на бис —  этого особенно не хватило. 

Несмотря на эту небольшую незрелость (пианист еще очень молод), в Константине Емельянове виден огромный и подлинный талант. Третья премия на прошлогоднем конкурсе Чайковского — вероятно, досадное недоразумение. Кто-то раз пошутил, что подлинные музыкальные премии — без «порадеть родному человечку» — это третьи премии и есть.  

Сольный концерт Даниила Трифонова. Искусство фуги

4 сентября

Концертный зал Мариинского театра

Не смог по ряду причин написать сразу. Хочу отметить это событие — как в дневнике: скорее для себя, чем для публики. 

Слышал от серьезных, понимающих людей, что Даниил Трифонов — гениальный пианист. Решил проверить. Тем более, что артист исполнял сложный музыкальный текст («Искусство фуги» И.-С. Баха), по которому судить о пианистическом классе очень даже можно. 

Мне понравилось. Вдумчиво-философически, с интересными акцентами, с минимальной педалью. Очень русская школа исполнения Баха — меня когда-то в музыкальной школе учили играть — не скажу «так же», но — в таком же духе: с ясной философской мыслью.   

Первая мариинская премьера после возобновления сезона. "Орлеанская дева"

7 августа

Концертный зал Мариинского театра


На улице Декабристов желающих попасть на премьеру встречала огромная очередь. Если кто-то полагал, что коронавирус научил Валерия Гергиева вежливости по отношению к зрителям, то случилось это ненадолго. «Бориса» (см. предыдущий пост) начали на двадцать минут позже, здесь же задержали начало на все тридцать. Двери Концертного зала открылись без семи семь. Плотная очередь (мечта коронавируса) медленно заходила внутрь, недоумевая, кто написал на сайте, что вход начнется за 45 минут до начала.

Первый и второй акты «Орлеанской девы» были исполнены Гергиевым по отдельности в двух концертах. Теперь давали оперу целиком. Если в репетиционных концертах заглавную партию исполняла Юлия Маточкина, то в этот раз Иоанну д'Арк пела Екатерина Семенчук. Пела так, будто была не в духе и ее силком затащили на сцену. Каша во рту (совершенно не слышно слов), высокие ноты берутся криком, артистизм на нуле. Все ноты спеты, но совершенно не интересно — как на премьере «Далилы». Совсем не так, как пела Семенчук месяц назад в «Трубадуре». То ли не даются ей героические партии, то ли в репетиционный процесс она только что вошла. Мудрее было бы оставить в составе Маточкину. 

Collapse )

"Звезды" продолжаются. Историческая сцена открыта. "Риголетто" с Ольгой Перетятько

1 августа

Этот спектакль анонсировали так: несмотря на пандемию, на сцену Мариинки вновь выходят звезды мировой оперы. Петербурженка (в прошлом) Ольга Перетятько, наверное, до сих пор сохраняет российское гражданство — поэтому въезд в Россию во время пандемии ей по закону разрешен. На исторической сцене, вновь открытой, действительно был аншлаг — в коронавирусном варианте.  Это значит, что занята половина мест (шахматная рассадка), ни одного человека стоя. Видел в партере парочку завсегдатаев-«халявщиков» (эти люди проходят бесплатно, через своих контролеров), их немного погоняли — потому что сидеть можно не на каждом месте — но несколько свободных мест и они нашли.  

Наш анонс, к сожалению, оправдался. Перетятько поет Джильду много проще Альбины Шагимуратовой. Минимум украшений, местами грамотно прикрытый звук, местами напряжение на пути вверх — получится-не получится. Если не считать восторженной девочки с горящими глазами в первом действии, актерской работы почти нет — все забирают мысли о вокале. Но в целом очень прилично. Лучше всего начало с дуэтами и арией «Гвальтер Мальде», хуже всего — буря. Можно было бы предположить, что маэстро по договоренности глушил ее в последней сцене (петь без антракта эту сложную партию, конечно, тяжело), если не знать, что буря в третьем акте у нас грохочет всегда. 

Collapse )

Лионский национальный оркестр

29 февраля

Концертный зал Мариинского театра


Ну нет во Франции великого оркестра, сопоставимого с Берлинским филармоническим, Венским филармоническим или оркестром Академии Санта Чечилия. Поэтому отправляясь слушать французский оркестр, мы изначально не ждем чего-то потрясающего. Приятная ошибка вышла с совершенно незнакомым оркестром из Лиона. Звук у него настолько яркий, настолько напряженный, красивый и точный даже на предельной мощности, что можно заключить — оркестр всерьез тянется за великими.  

Впрочем, такое впечатление сложилось не сразу. Концерт начался увертюрой к «Тангейзеру», прозвучавшей школьно и прямолинейно: слишком сильно выделены скрипки, а вот духовые, которые должны каждый раз звучать как откровение, на этом фоне звучали просто как духовые. Далее исполнялся фортепианный концерт Грига (ля минор), солировал Жан-Ив Тибоде. Если «Тангейзер» не слишком получился из-за недостатков дирижерской интерпретации, то фортепианный концерт испортил солист. На фоне напряженного, почти идеально сведенного оркестра Тибоде казался ресторанным лабухом с расслабленной кистью и настроением «голос я вечером дам». Зато раскланивался он очень профессионально. Сыгранный им на бис Шопен тоже оказался весьма средним. 

Collapse )

Скрипач на крыше

26 февраля (премьера, 3-й спектакль)

Театр Балтийский дом

Мюзикл «Скрипач на крыше» в Советском Союзе очень любили. Я с детства слышал о нем от бабушки, которую особенно впечатлил Михаил Водяной (легендарный Попандопуло из «Свадьбы в Малиновке») в спектакле Одесской музкомедии. Любовь к этому произведению Джерри Бока соединяла тягу ко всему бродвейскому (очень и очень дозированно попадавшему в СССР) с исключительным интересом к Марку Шагалу (поспорить с которым за сердце советской интеллигентки могли только Винсент Ван Гог и Сальвадор Дали), а также к местечковой еврейской культуре, почти исчезнувшей в СССР и лишь слегка сохранявшейся в глубинах одесского говора. Эти симпатии сохранились у интеллигентной публики и сегодня (один головокружительный успех «Ликвидации» о многом говорит), да и кто сказал, что советский интеллигент исчез вместе с СССР? СССР умер, а советский интеллигент со своими калейдоскопичными влюбленностями живет и побеждает. Этим, наверное, и объясняется, что большой зал Балтийского дома уже третий спектакль ломится от аншлага. 

Collapse )

Акустическая раковина в Мариинке. "Реквием" Верди

11 февраля 

Новая сцена Мариинского театра


Акустическая раковина — штука красивая и интересная. Вся сцена (стены и потолок) в волнистых деревянных панелях, эффектно украшенных небольшой эмблемой Мариинского театра. Звук получается объемный, как в современных кинотеатрах. Когда, например, в Tuba mirum звучат только медные духовые — в партере кажется, что что музыканты играют и на сцене и в зале. На вокалистов раковина действует по-разному. Ильдару Абдразакову, обладающему не самым мощным голосом, раковина добавляет объем и силу. А вот Татьяне Сержан, у которой звук и так в последнее время разваливается, добавляет проблем. Юлия Маточкина в ряде случаев звучит глухо, как будто ей низов не хватает. А Отара Джорджикию благодаря раковине слышно в любой точке зала, но я не уверен, что это плюс. 

Громкость оркестра у Валерия Гергиева внутри раковины становится критической, оркестр не всегда удачно накладывается на хор, но в тех случаях, когда звук сводится, получается весьма и весьма красиво. Солистам во время хоровых сцен приходится орать, особенное сочувствие вызывает бедная Сержан. Есть старый анекдот о том, что хорошее сопрано живет в Мариинском театре не более пяти сезонов. Ибо под грохочущий оркестр петь хорошему сопрано вредно. 

Collapse )

Гала-концерт "Мусоргский-180"

22 декабря

Мариинский театр


Возвращаемся в родные стены. Подготовленный на скорую руку гала в честь юбилея Мусоргского сильно проигрывал спектаклям «под запись» — опере «Мазепа», записанной летом в лучшем на сегодня составе.  

Нечто новое и свежее прозвучало лишь в начале: в сцене из оперы «Саламбо» в исполнении Юлии Маточкиной и Романа Бурденко. Далее пошли три сцены из «Бориса Годунова» (венчание на царство, сцена в корчме и смерть Бориса), хоровой гопак и думка Параси из «Сорочинской ярмарки» и две сцены из «Хованщины» (прощание Хованского со стрельцами, финальная сцена Марфы и Андрея Хованского перед сожжением). 

Все эти сцены «далее» сильно отдавали нафталином — и моим театральным детством. Лучше всех оказались ветераны Мариинской оперы (которым не всегда хватает голоса, но актерский талант — и в 2019 году талант) Геннадий Беззубенков (Варлаам) и Сергей Алексашкин (Хованский-старший), рядом с ними «на подпевке» появились артисты из детского прошлого — Николай Гассиев (Василий Шуйский и Мисаил), Александр Морозов (Пимен). Еще был Владимир Ванеев в партии Досифея. 

Collapse )

Концерт Чикагского симфонического оркестра

14 декабря

Симфонический центр, Чикаго


Чикагский симфонический оркестр, входящий в американскую «большую пятерку» и обычно включаемый в десятку лучших оркестров мира, в декабре играет без художественного руководителя — Риккардо Мути. Я выбрал программу с более или менее знакомым дирижером (Манфред Хонек) и беспроигрышным содержанием.

Collapse )