Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

Открытие фестиваля "Дягилев P.S.". Посвящение Нижинскому

14 ноября

Балет Монте-Карло на сцене Театра Балтийский дом


Четыре балета «Русских сезонов» Дягилева, связанных с именем первого исполнителя — Вацлава Нижинского, составили программу балета Монте-Карло. 

Первым номером шел «Дафнис и Хлоя»в хореографии Жана-Кристофа Майо. Как обычно у этого большого хореографа, тонкость хореографических решений эротического танца (два па-де-де перетекают в одно па-де-катр) соединена с серьезной литературной и художественной культурой. Танец взаимодействует с линиями тел, которые некий художник выводит на белой стене декорации, и с символическими значениями русского Серебряного века (вторая пара: Доркон и Ликэнион — появляются на сцене крадучись, каждый с несколькими ликами, соединяя в себе героев романа Лонга, влюбленных соответственно в Дафниса и Хлою, и мифологических существ вроде Пана и нимфы, участвовавших в первой версии балета, созданной Михаилом Фокиным). Танцы двух пар протекают как бы в двух измерениях — людском и божественном; боги вмешиваются в жизнь людей, но терпят фиаско перед силой человеческой любви. Майо удалось передать настоящий античный дух, балет получился конгениальным фокинскому. 

Collapse )

Сайгон

19 октября 

Компания Les Hommes Approximatifs (Валанс, Франция / Хошимин, Вьетнам) на Новой сцене Александринского театра

Театральная олимпиада


Сегодняшний европейский театр любит спектакли-покаяния за колониальное прошлое. Однако спектакль Каролин Нгуен не совсем об этом. Скорее он рассказывает о трагедии крушения империй в целом, когда плохо становится всем — не только колонизаторам и колониалистам, но и тем колонизированным, кто сросся с богатой культурой колонизаторов и не мыслит ее вне себя. 

Перед нами разворачиваются судьбы вьетнамцев, вынужденных в 1956 году покинуть родину и перебраться во Францию. Колониальное мышление пульсирует в подтексте, но главное не оно. Главное — разорванные родственные связи, растоптанная политикой любовь (юноше пришлось бежать в Париж, поскольку он работал на французов, а девушка остается в Сайгоне и умирает от тоски), одиночество на чужбине и много раз описанная ностальгия. Вот тут тема пьесы неожиданно оказывается похожей на тематику эмиграции русской — хотя никто из сидящих в зале таких эмоций не испытал, зрители знают об эмигрантской ностальгии лишь понаслышке, а играющие на сцене французы-вьетнамцы, так же, как и режиссер спектакля, все это испытали на себе. Почти до слез доводит сцена, когда пожилой эмигрант, на две недели приехавший в Хошимин, говорит с молодежью. И никто не понимает его. 

Collapse )

Сыма Цянь

19 октября

Пекинский народный художественный театра на сцене Александринского театра

Театральная олимпиада


Исторический спектакль о китайском Геродоте — грандиозный китайский соцреализм, монументальная пропаганда. Великий человек всю жизнь пишет историю Китая; жена и дочь, а также весь род его в безмолвном восхищении наблюдают за его работой, а потом заучивают созданные тексты наизусть. 

Ради этого великого дела Сыма Цянь (Фэн Юаньчжэн — настоящий большой артист) готов терпеть позор, которому — незаслуженно! — подверг его император. Решения императора не обсуждаются, потому что преданность императору — одна из древних добродетелей. Тем более, что государь весьма дружески относится к Сыма Цяню — прямо как товарищ Сталин к товарищу Горькому. Когда надо — карает, когда надо — прислушивается к советам. Во всем Китае только и есть два мудреца: великий историк и великий император. 

Идеология, как водится, тщательно спрятана в исторические одежды, роскошные декорации и патриотическую идею. Между пафосными идеологическими фразами (соответствующе сыгранными — герои прямо-таки застывают в вечности, как древние скульптуры, расставленные на сцене) прописаны мелодраматические, лирические и комические эпизоды. Их актеры исполняют ярко и жизненно — потому что без талантливой актерской игры соцреалистический театр прожить не может: обнажится идеологическая арматура. 

Collapse )

Чайная

2 октября

Студия Мэн Цзинхуэя (Пекин) на сцене Театра Балтийский дом

Театральная олимпиада

Фестиваль Балтийский дом


Авангардный режиссер Мэн Цзинхуэй соединил в своем спектакле классику китайской литературы (пьесу Лао Шэ о чайной на окраине Пекина как о месте встреч разных судеб), собственные размышления о революции и эволюции, выжимку из «Сна смешного человека» Ф. Достоевского, песни и танцы, ориентированные на американскую музыкальную культуру. А также достижения мирового театра последних лет, от декламации обездвиженных актеров, просто сидящих на стульях и никак не вступающих во взаимодействие, до формалистского «как сделан спектакль» и обнажения всех приемов. Вертящееся колесо декорации кажется цитатой из спектакля одного из самых вдохновенных европейских режиссеров  Корнеля Мундруцо.

Все вместе создает интереснейший жизненный калейдоскоп, представляющий историю идей от древнего (дореволюционного) Китая до Китая послевоенного (даже японских коллаборационистов, официально —  изменников, предлагается рассмотреть и понять с человеческой точки зрения), от осторожной критики культурной революции и социалистических экспроприаций до гуманистического сознания европейски-ориентированного интеллигента. Если китайские интеллектуалы начали ставить такие спектакли, можно быть уверенным: коммунистической идеологии в Китае жить осталось недолго... 

Фальстаф и принц Уэльский

23 сентября

Московский театр «Ленком» на сцене театра Балтийский дом

Открытие фестиваля «Балтийский дом»


Марк Захаров — режиссер совершенно особого склада, живое воплощение московского театра поздней советской поры, сумевший сделать пошлость стильной, а банальность продаваемой — причем продаваемой даже интеллектуальной тусовке. Вот это мы и увидели в очередной раз в его фантазии на темы Шекспира. 

А еще мы увидели, что в «Ленкоме» почти закончились звезды. Дмитрий Певцов, игравший Принца Уэльского Генриха, будущего короля Генриха V, и вечная звезда «Ленкома» Александра Захарова («Ну как не порадеть родному человечку») в роли леди Перси играют настолько однообразно — не только от начала до конца спектакля, они играют так же, как и во всех фильмах с их участием, — что Сергей Степанченко (Фальстаф) становится по-настоящему ярким. Он тоже однообразен и приземлен, но роль у него более выигрышная. Марку Захарову когда-то в жизни крупно повезло — много лет назад вслед за ним из Театра Сатиры ушло в Театр Ленинского комсомола сразу несколько больших артистов. Они уже в могиле — а новых нет.  

Collapse )

Трилогия Т.Терзопулоса. "Анкор"

21 сентября

Театр «Аттис» (Афины) на Новой сцене Александринского театра

Театральная олимпиада


Обидно, но мастера хватило только на два спектакля. Завершающий трилогию опус, интриговавший своей эротической подоплекой (так было в объяснениях режиссера, которые, конечно, лучше совсем не читать, но хочется же что-то предположить заранее) — оказался пустым звуком. С самого первого момента и до самого последнего — ску-у-у-ка. Двое (поразивший в «Аморе» Антониос Мирягкос и исполнявшая Елизавету София Хилл) медленно движутся по выложенному на сцене белому кресту, берут в руки ножи, изображают совокупление, но все напрасно. Любой банальный текст де Сада рассказывает про Эрос и Танатос больше, чем спектакль Теодороса Терзопулоса, построенный на основе какого-то греческого стихотворения. Похоже, этот режиссер не умеет работать без текста, а текст сведен к одному слову — «Encore». Талант обоих артистов не спасает провальную режиссерскую задумку. Что ж, бывает. Жаль, что финал «испортил песню», как говаривал один персонаж Максима Горького.  

Трилогия Т.Терзопулоса. "Амор"

19 сентября

Театр «Аттис» (Афины) на Новой сцене Александринского театра


Вторая часть трилогии напоминает пьесу кого-нибудь из абсурдистов — «Счастливые дни» Беккета в сокращенном и упрощенном варианте. В какой-то распиленной металлической трубе на сцене сидит женщина в красном платье (Аглая Паппа, в первом спектакля ползавшая за Марию Стюарт), иногда видно только ее лицо, иногда она приподнимается — тогда виден торс, а поначалу и обнаженная грудь. В середине спектакля она исполнит что-то вроде фламенко, хотя ног до конца так и не покажут. Рядом на  косой дорожке стоит мужчина в костюме и парике (Антонис Мирягкос). Он сразу начинает считать — и будет считать до самого конца спектакля. Считать деньги. И биржевые индексы, и стоимость женщины, потому что женщина с первой фразы продается. И целиком, и по частям. Шевеля пальцами перед собой, артист достигает поразительной пластики, напоминая о жестах на старых счетных машинках, стоявших в кабинетах бухгалтеров. Затем он станет жестикулировать сильнее, напоминая биржевого брокера, то прижимающего к уху телефон, то выкидывающего руку, предлагающую новую ставку. Эти жесты все больше будут напоминать танец, гармонируя с фламенко из трубы (де профундис?). 

Collapse )

Трилогия Т.Терзопулоса. "Аларм"

17 сентября

Театр «Аттис» (Афины) на Новой сцене Александринского театра

Театральная олимпиада

Создатель Театральной олимпиады, живой классик из Греции, хорошо знакомый петербургской публике, ибо поставил в Александринке три ярких спектакля (особенно блестящ был «Эдип», уже ушедший из репертуара), Теодорос Терзопулос привез в Петербург маленькую трилогию. Это что-то вроде «маленьких трагедий» Пушкина, ибо три истории, взятые из разных эпох и разных сфер бытия, объединены какой-то энергетической идеей, которую еще поискать. 

Collapse )

"Процесс" Кристиана Люпы

6 сентября

Новый театр (Варшава) на сцене Александринского театра

Театральная олимпиада


С новым сезоном, господа театралы!

Мой сезон открылся в Александринке первым спектаклем осенней программы Театральной олимпиады. 

Спектакль «Процесс» — вольное переложение романа Франца Кафки  — это, знаете ли, процесс длительный. За пять с половиной часов (включая два антракта) можно дочитать означенный роман и еще успеть осилить половину «Замка». Но Кристиан Люпа, видимо, нетороплив. Все происходящее на сцене происходит безумно медленно, как во сне, — люди большей частью еле двигаются, еле поворачиваются, еле говорят. И если поначалу смотреть это хоть как-то интересно, то к концу второго действия глаза начинают слипаться, а в середине третьего просыпается раздражение: «Режиссер над нами издевается!». 

Не скажу, что спектакль плохой — я досмотрел до конца (хотя, если бы не  человек десять, отделявших меня от прохода, с третьего акта ушел бы почти сразу) — он неоправданно затянутый. С серией внутренних повторов, ничего нового в развитие действия не привносящих. 

Collapse )

Анонс на новый сезон. БДТ в сентябре. Олег Басилашвили

18 сентября в БДТ планируется премьера спектакля «Палачи». С участием  Олега Басилашвили. 

Впервые с момента назначения Андрея Могучего худруком БДТ для Басилашвили ставится новый спектакль. Предыдущая премьера с участием этого артиста состоялась в декабре 2010 года, почти 9 лет назад. Сегодня актер играет всего в двух спектаклях. 

Поскольку Олег Басилашвили, на наш взгляд, в течение уже многих лет — лучший российский актер, — это событие исключительной важности.  

Советую не пропустить начало продажи билетов