Category: животные

Category was added automatically. Read all entries about "животные".

"Сильвия": Терешкина - Аскеров

5 марта

Мариинский театр

Спустя четыре года после премьеры, решил пересмотреть «Сильвию» с самым сильным на сегодня составом исполнителей: Сильвия — Виктория Терешкина, Аминта — Тимур Аскеров, Орион — Константин Зверев. 

Все солисты хороши, танцуют с размахом и стараются украсить те партии, которые им достались по злой воле хореографа. Особенно интересна Терешкина, которая тщательно вытанцовывает все свои вариации. Без нее балет «Сильвия» — это страшная скука, как практически все сочинения Фредерика Аштона (о бездарнейшей компилятивности этой хореографии уже приходилось говорить).  

Совершенно неудивительно, что в театре много свободных мест. Удивительно, что единственная на сегодня мариинская прима-балерина танцует практически без поддержки зала. Обычно (так сложилось еще в девятнадцатом веке) у примы столь большая группа поклонников, что овация ей обеспечена на каждом выступлении, как бы она ни танцевала. Так было и с Лопаткиной, и с Вишневой. Я уж о Мезенцевой не говорю. А вот случай Виктории Терешкиной, похоже, особый. Один голос, кричащий «браво», да и то как-то неуверенно. Как будто на сцене не народная артистка России, а начинающая звезда. 

Лада, или Радость (по прозе Тимура Кибирова)

3 июня
Российский академический молодежный театр
на Новой сцене Александринского театра

Фестиваль "Радуга"

Честно говоря, не знаю, хороша или не очень проза поэта Тимура Кибирова. Спектакль Марины Брусникиной, поставленный в РАМТ, привлекает наше внимание к ней - и этим уже несет просветительскую функцию. Лада - это собака, живущая в вымирающей русской деревне. Налицо и продолжение традиций деревенской прозы, и гуманистический посыл, связанный с произведениями о животных. Однако, в отличие от "Истории лошади" или "Верного Руслана", проникновения в сознание животного не предполагается. Повествование ведет внешнее людское сознание, обладающее абсолютным знанием обо всех - и людях и домашних питомцах. Важно, что и собака Лада, и живущий в деревне кот, и даже примечательное деревенское дерево антропоморфизованы: их играют артисты, перенося свое человеческое сознание на природный мир.
Режиссерская манера в этом спектакле напоминает Каму Гинкаса и его последователей (вспоминается, например, "Рассказ о семи повешенных" Миндаугаса Карбаускиса): на сцене играется-прочитывается литературный текст, актеры выступают и каждый в собственной роли и как чтецы "от автора", за счет этого произведение воспринято филологически, текст осязаемо разворачивается на сцене. Этой интересной и умной манерой хорошо владеют московские театры, в Петебурге я такого не припомню. И у Брусникиной получается живое и динамическое развертывание прозы, юмористические и музыкальные вкрапления оказываются вполне к месту, перемены облика (каждый артист выступает в нескольких ролях) добавляют интереса и живости.
Особенно хочется отметить решение роли собаки (Нелли Уварова - единственная, кто играет только одну роль). С одной стороны, собака смотрится вполне по-человечески - в этом видится изначальная задумка режиссера. С другой, в Уваровой сразу видишь собаку: повадки, движение, взгляд - все это ярко передает особый, отделенный от всех остальных (включая кота - кот оказывается частью мира человеческого) мир.
Единственное, что вызывает вопросы при просмотре этого выверенного, талантливо сделанного спектакля - мысль о том, что все это уже много раз видено; что вся сценическая манера вторична, как и текст Тимура Кибирова.