Tags: Дон Кихот

Фурланетто в "Дон Кихоте"


3 июня
Дон Кихот (Ж.Массне)
Концертный зал Мариинского театра

В феврале было много лучше (см. архив: http://evg-ponomarev.livejournal.com/2010/03/02/).
Объяснение, думаю, простое: зимой обошлось без Гергиева, в этот раз оперу записывали, и Великий встал за пульт. Во-первых, Мариинский оркестр сразу зазвучал как ансамбль кавказских народных инструментов (я этот звук называю "эффект зурны". Кто слышал, тот знает). Во-вторых, как было сказано когда-то давно в книжке "Призрак оперы Энска", маэстро никогда не мог понять, что такое piano. Грохот стоял исключительный, маэстро это умеет. Сцену с мельницами он просто испортил.
Все солисты, включая Фурланетто явно форсировали звук, следуя за оркестром (в Мариинском театре - наверное, единственном оперном театре в мире - не оркестр следует за солистами, а солисты за Великим дирижером и его оркестром). В результате, той мягкости звучания, которая была в феврале, не стало. Фурланетто то ли немного простужен, то ли громкость сказалась. Санчо Пансо (Андрей Серов) тоже пел сильно громче и от этого проигрывал своему зимнему звучанию. Заодно и кривлялся больше - форсируя заодно и актерскую игру.
Впрочем, солисты спеты и в целом - очень прилично.
Однако если зимой оперу эту можно было сравнить с акварелью, то теперь она прорезана резцом художника по камню. Стало резче, но оттенки потерялись и легкость пропала.