evg_ponomarev (evg_ponomarev) wrote,
evg_ponomarev
evg_ponomarev

Category:

Двадцать. Творческий вечер Дианы Вишневой

5 мая
Мариинский-2

Диана Вишнева - единственная балерина своего поколения, сделавшая головокружительную мировую карьеру (тут с ней может сравниться только Светлана Захарова) и при этом сохранившая крепкую связь с Мариинским театром. Только Вишневой удается быть примой одновременно в двух главных российских труппах - Мариинском и Большом. Поэтому двадцать лет творческой деятельности Диана отмечала грандиозно: в первом отделении она танцевала на фоне мариинского балета; во втором - со своим давним партнером, стоявшим у истоков ее международной славы, Владимиром Малаховым (который официально завершил карьеру танцовщика в прошлом сезоне, но для Вишневой сделал исключение); в третьем - на фоне балета Большого театра. Невероятная разница, если сравнить с десятилетним юбилеем. Если же сравнивать с юбилеем-15, то там было тоже мощно (очень разная и интересная хореография, знаменитые приглашенные партнеры), но совсем в ином формате. Диана умеет удивлять.

Для бенефиса были выбраны балет Алексея Ратманского "Золушка", премьеру которого много лет назад Вишнева танцевала в Мариинке; малая форма Ханса ван Манена, который за последние два года по праву стал самым модным балетмейстером Петербурга; балет Джона Кранко "Онегин", который Диана с успехом танцует в Большом театре. В какой-то мере - вехи творческого пути. Бросается в глаза одно: на творческом вечере совсем нет классической хореографии (впрочем, за неделю до вечера Диана исполнила на исторической сцене "Жизель" - этот балет она танцует в Мариинке примерно раз в год). И это тоже символично для творчества Вишневой: едва достигнув высокого уровня в классике (вершинами тут можно назвать "Дон Кихот" в паре с Фарухом Рузиматовым, "Баядерку" лет через восемь после выпуска и премьеру вихаревской "Спящей"; "Лебединое", по большому счету, у нее так и не получилось), Диана увлеклась коллекционированием различной современной хореографии - очень высокого уровня.
"Золушка" Ратманского - как и в прошлом сезоне - произвела совсем не то впечатление, что премьерные спектакли десятилетие назад. Трудно сказать, в чем тут дело: вроде бы балет не затанцован, вроде бы танцуют интересно и по-прежнему с приколами, живо. Ушла, правда, непосредственность - и из танца Вишневой, и из балета целиком. Роль Золушки балерина хорошо продумала, все на месте, получается даже изумление девушки, впервые оказавшейся во дворце. Но в дуэте с принцем четко видна "работа": вот здесь - вытянутая рука, потом смена позиции и пр. и пр. Опыт и профессионализм всех балерин, включая самых великих, лишает порыва и свежести. Вот, видимо, без свежести и порыва балет Ратманского становится довольно скучным. А может, ранняя работа Ратманского смотрится уже не с таким интересом потому, что Ратманский с тех пор по-настоящему вырос и поставил целый ряд стилизационно-ироничных балетов, куда более зрелых. Превзошедший себя Константин Зверев в роли принца (собранный, техничный и артистичный) положение не спас. Так или иначе, первое отделение вечера - 2 акт "Золушки" - показалось музейно-неживым. Хотя, может быть, именно таким оно и должно было стать в свете творческой биографии Дианы Вишневой.
Второе отделение началось странно - небольшим фильмом о Диане. Обычно фильмы показывают тогда, когда сама балерина на сцене уже не танцует. Фильм, правда, был не столько фильмом-танцем, сколько фильмом-интервью. По-видимому, Диана хотела что-то зрителям о себе рассказать. О том, например, что она стремится танцевать как можно больше разных хореографий, ибо век балерины недолог. Далее шел одноактный балет ван Манена "Старик и я", в котором, в первую очередь, великолепно проступал актерский талант Владимира Малахова. Говорили, что в этом балете Малахов только ходит, но это неправда - в нем есть настоящий танец. Суетящаяся вокруг старика героиня Вишневой показывает себя в нескольких ракурсах, у балерины получается станцевать за двадцать минут четыре-пять различных женских темпераментов. Можно сказать, что на фоне незыблемого Малахова Вишнева местами кажется переигрывающей, но в целом балет заводит именно актерским дуэтом. Как всегда у ван Манена, простота и сложность идут рука об руку, и хореография, с одной стороны, поражает невероятной простотой решений, а с другой - никогда в ней не знаешь, что будет дальше.
В третьем отделении силами Большого был показан третий, парадный акт балета "Онегин". Давно жалею в связи с этим зрителей Большого: выносить все три акта бревенчатой хореографии Кранко нет никакой возможности. Однако посмотреть один, последний можно не без интереса. Сначала на балу, вперемешку с парами кордебалета идет - весь на высоких поддержках - большой дуэт Татьяны и Гремина, затем Онегин прибегает домой к Татьяне, и тут они оба так рвут страсти, как Пушкину бы и в страшном сне не померещилось. Ради этого последнего дуэта, надо думать, и создан весь балет. Играть такую Татьяну очень сложно. С одной стороны, надо не пережать - а то выйдет клоунада. С другой - нельзя быть сдержанной Татьяной, тогда не попадешь ни в музыку, ни в хореографию. Вишнева отлично справляется с этой задачей. Она умеет быть и страстной и не пошлой. Финал дуэта, последние жесты балерины кажутся высеченными скульптором. Настолько они органичны и хороши. Если уж и танцевать Кранко, то только так, как это делает Вишнева.
Остается лишь поблагодарить Диану за настоящий творческий вечер, каковых - в последнее время - мы видим совсем не много.
Tags: Вишнева, Двадцать, Константин Зверев, Мариинский театр, вишнева, мариинка
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments