evg_ponomarev (evg_ponomarev) wrote,
evg_ponomarev
evg_ponomarev

Categories:

Чайка

7 октября
OKT/Городской театр Вильнюса
на сцене театра Балтийский дом
Фестиваль "Балтийский дом"

Если прошлогодний спектакль Коршуноваса "На дне" показался довольно обычным, то чеховская "Чайка", привезенная в этом году, произвела сильнейшее впечатление.
Основной прием у Коршуноваса тот же - эффект соприсутствия. Все действующие лица сидят на виду, по бокам сцены. Даже если они не заняты в эпизоде, они так или иначе реагируют на происходящее - мимикой, выражением лица, иногда жестом. В таком же положении оказывается и зритель, сидящий напротив сцены. Особенно ярко эффект соприсутствия работает в первом действии, когда все собравшиеся у озера ждут начала пьесы Треплева. Они садятся в несколько рядов на стулья лицом к залу и в молчании смотрят на нас, а мы как бы видим себя в зеркале (или оказываемся на сцене).
Действие перенесено в самую актуальную современность, как Коршуновас любит. Тригорин оказывается интеллектуалом-философом, боящимся любых проявлений реальности, Аркадина - взбалмошной звездой, в жизни играющей великую актрису, Дорн - любителем йоги и гламурным путешественником по Европам. В этом контексте интересно местами вибрирует чеховский текст. Например, когда Аркадина медитативно говорит "Как меня в Харькове принимали...", мы понимаем, что слава ее иллюзорна; когда она выдает прислуге (одному из зрителей) "рубль на троих", оказывается, что она не просто скряга - она патологически жадна. Вмешательство режиссера местами проступает в ткани спектакля, порой мы четко ощущаем рефлексию и нарочитое интерпретирование Чехова, порой над происходящим надстраивается режиссерская ирония. Сорин, например, выведен на сцену как рамоли. Маша Шамраева, чтобы заплакать, трет разрезанной луковицей щеки. Но этот уровень легок и непринужден, - он не подавляет чеховскую пьесу, а покрывает ее легким флером.
Как положено в театре соприсутствия, все артисты играют по Станиславскому. И у них это получается убедительно и грациозно. На актерском уровне нет рефлексии и иронии, тут все по-честному. Особенно выделяются Неле Савиченко (Аркадина) и Дариус Гумаускас (Тригорин), Мартинас Недзинскас (Треплев) и Гельмине Глемзайте (Нина Заречная). Последние трое - совсем молодые артисты; вероятно, несколько лет назад окончившие актерский курс. Играют же блестяще, как многоопытные, легко передавая психологические нюансы. Причем если Треплев и Тригорин весь спектакль одноплановы, то Нина успевает резко измениться к последнему действию - от восторженной дурочки к трагической актрисе. Типологически это театр близкий петербургскому Малому драму. Но легче, тоньше и талантливее. Игра по Станиславскому вообще в последнее время не дается российским актерам. Забавно, что артисты с Запада показывают в России то, что нам давно недоступно.
"Чайка" у Коршуноваса - действительно комедия. Она о том, какое забавное существо европейский интеллектуал да и вообще человек. Несмотря на финальный выстрел, после нее остается ощущение легкости и полноты жизни.
Tags: Городской театр Вильнюса, Коршуновас, фестиваль Балтийский дом
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments