evg_ponomarev (evg_ponomarev) wrote,
evg_ponomarev
evg_ponomarev

Category:

Братья Карамазовы

12 октября
Театр Талия (Гамбург) на сцене театра Балтийский дом
фестиваль Балтийский дом

Новый спектакль Люка Персеваля, вновь обратившегося к русской классике, сильно отличается от прошлогоднего "Вишневого сада". Если в прошлом году перед нами был Персеваль-новатор, то в этот раз - Персеваль-традиционалист: он ставит своей задачей не переосмыслить Достоевского, а передать Достоевского близко к тексту в рамках одного театрального вечера.
Инсценировка огромного романа, выполненная Сузанной Майстер и Люком Персевалем, удивляет тонкостью и глубиной. С одной стороны, события расставлены так, что напряжение в спектакле включается сразу и непрерывно нарастает. С другой стороны, все основные линии сохранены; выделены линии, не бросающиеся в глаза (например, Алеша Карамазов и Лиза Хохлакова - не часто сценаристы "Братьев" используют эту линию, но для понимания Алексея и общей темы "сладострастия", разлитой в романе, она чрезвычайно важна); в ключевых точках оказываются нужные фразы (например, первая половина спектакля заканчивается поучениями старца Зосимы, звучащими в устах скорбящего Алешей, и фразой "каждый единый из нас виновен за всех и за вся на земле") - и по ходу действия все более удивляешься, как грамотно и умно прочитан Достоевский.
Работа режиссера в этот раз почти незаметна: мизансцены строятся как бы сами собой, большая сцена кажется ненужной, действие - как и положено у Достоевского - развивается более в диалогах, чем в движении персонажей. Но время от времени незаметная режиссура вдруг выходит на первый план и поражает тонкостью и ненавязчивостью. Например, в тот момент, когда Дмитрий просит Алешу пойти к Катерине Ивановне, а она тут как тут - отвечает на все его слова неизменным "Ich liebe dich". Или, когда Алеша вдруг начинает душить сидящую в коляске Лизу. Или, когда в оставленную Лизой коляску пересаживается Смердяков - символом душевного калеки. Эпизодические персонажи переданы одному перевоплощающемуся актеру, но когда вместо жандармов за Митей приходит Федор Павлович в погребальном костюме и с сомкнутыми пальцами рук - это производит сильное впечатление (и классно, что эта метафора дальше не развита - любое ее развитие опошлило бы идею). Декорация тоже хороша своим символическим минимализмом: свисающие с потолка металлические трубы - это и русский лес, и звездное небо над головой, и колокола, и многое другое.
Игра актеров, как всегда в театре Талия, великолепна. Очень хороши все трое братьев: Дмитрий (Бернд Граверт) - взбалмошен, порывист и пьян полнотой жизни; красивый Иван (Йенс Харцер) очень умен и зациклен на себе, даже когда рассказывает о детских страданиях (не знаю артиста в сегодняшнем Петербурге, способном около получаса держать внимание зала монологом о "слезинке ребенка" и Великом инквизиторе); Алексей (Александер Симон) очень сдержан и весь в себе, но кипит изнутри. Очень реалистичен и симпатично-отталкивающ Федор Павлович (Бургхарт Клаусснер) - и совершенно иной он же в виде трупа (некоей метафоры Божьего суда). Совершенно без пошлости развратна и сладострастна Грушенька (Патриция Циолковска), гордо эротична Катерина Ивановна (Алиция Аумюллер).
Но главное в этом спектакле какая-то внутренняя энергетическая нить. Она захватывает все сильнее, и к финалу (совершенно не заметив величины спектакля) проникаешься глубоким гуманистическим чувством и ощущением жизненной мистерии одновременно. Достоевский как бы входит внутрь сознания и спектакль продолжается после финала, который внезапно обрывает действие на максимальном напряжении.
Радует, что Петербург постепенно проникается Персевалем (впервые на спектакле этого режиссера сверх-аншлаг - посмотрим, что будет дальше). Этот растущий интерес притеатральных масс и горячая любовь интеллектуалов - свидетельство живой души широкого петербургского зрителя.
karamasow-®smailovic08
Алеша душит Лизу Хохлакову - редкий отход от Достоевского
karamasow-®smailovic04
Иван и Смердяков
Фото предоставлены театром Балтийский дом и театром Талия
Tags: thalia theater, Александер Симон, Алиция Аумюллер, Бернд Граверт, Бургхарт Клаусснер, Йенс Харцер, Люк Персеваль, Патриция Циолковска, Сузанна Майстер, театр Талия, фестиваль Балтийский дом
Subscribe

  • Премьера "Сельской чести"

    25 ноября Новая сцена Мариинского театра Идеальная опера для времен коронавируса — продолжительностью 1 час 10 минут. Плюс 25 минут ожидания…

  • "Маузер", спектакль про революцию

    2 сентября, премьера Александринский театр Пропуская пару интересных событий по болезни, хочу поделится некоторыми впечатлениями от событий…

  • Тихий вечер танца / A Quiet Evening of Dance

    14 июля Проект Уильяма Форсайта и театра «Сэдлерс Уэллс» (Лондон) на сцене Михайловского театра Театральная олимпиада Традиционная публика…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments