evg_ponomarev (evg_ponomarev) wrote,
evg_ponomarev
evg_ponomarev

Categories:

Балет Complexions

7 мая
Михайловский театр

Наконец-то Complexions доехали до Петербурга.
Близость по духу и хореографии с балетом Элвина Эйли видна. Да и вообще можно говорить о чем-то общем, свойственном современному американскому балету. В отличие от европейского контэмпорэн (вспомним более или менее знакомого нам Прельжокажа), здесь как-то больше танца. Французы могут красиво стоять на сцене, красиво ходить, примерять на себя шмотки. Американцы просто танцуют. Не удивлюсь если кто-то скажет про Complexions, что это никакой не контэмпорэн, а просто современный классический танец. Недаром о Родене говорят как о постбаланчинском хореографе. 
Дезмонд Ричардсон и Гэри В. Джетер 2-й (спасибо amber9 за разъяснения, кто есть кто) - выдающиеся танцовщики. Вся труппа высококлассна, органично станцованна. Ребята живут на сцене, особенно Ричардсон. Такое ощущение, что он импровизирует буквально вот сейчас, а не танцует заранее придуманный балет. Кажется, что технически невозможных вещей для него нет, что тело его - музыкальный инструмент, который звучит и создает танцевальную мелодию.
Хореография замечательна, ни одного скучного места. Т.Кузнецова в "Коммерсанте" сетовала, что программа однообразна, что слишком много движений наполняет сцену. Тут проявляется, как кажется, наша привычка смотреть классический балет. На себе много раз испытывал, когда первые разы посещал современный балет: трудно созерцать сцену целиком. Трудно следить за несколькими яркими танцовщиками, выполняющими разные движения в разных углах сцены. К этому надо привыкать, тренировать глаз. Это совершенно иная традиция - и танцевальная, и зрительская, к которой мы часто не готовы. Странно лишь упрекать артистов за то, что движений много и за ними трудно следить. Это все равно, как австрийский император сказал Моцарту: "Слишком много звуков".
Не знаю также, почему Кузнецова сравнивает это действо со спричуэлс. Наверное, в силу традиции. В силу того, что надо же необычный для нас танец с чем-то внешним, нетанцевальным, "программным" ассоциировать. И ассоциация берется из знакомого эпыта - у Элвина Эйли был даже балет, поставленный на музыку спиричуэлс (Элвин-Эйли-балет нам показывал его в Петербурге несколько лет назад). Так вот, если нужна ассоциация - то это танец свободного человека. Роден и его танцовщики просто танцуют - не заморачиваясь вопросами, насколько это традиционно или нетрадиционно, культурно или некультурно, балет или небалет, что можно на сцене, что нельзя. Солист может проговаривать музыку. И этот  разговор - тоже танец. Баланчин первым придумал просто музыку танцевать, ушел от всякой "программы". Роден придумал танцевать даже не музыку, а разговор - который, правда, через некоторое время превращается в музыку. Или танцевать аплодисменты на записи с концерта U2. У них вообще все превращается в музыку и танец. Получается балет - по определению элитное искусство, - вобравший в себя Баха, попсу, диско, свободное обращение американской улицы, демократизм американских университетов и многое другое.
Вот этой раскованности и свободы не хватает сегодня ни нашему петербургскому балету (из мариинских танцовщиков последним, наверное, Фарух регулярно импровизировал на сцене. И, кстати, иногда даже разговаривал, за что ему сильно доставалось от ортодоксальных балетоманов), ни нашему российскому обществу.
Tags: complexions contemporary ballet, dwight rhoden, Дезмонд Ричардсон, Дуайт Роден, Комплекшнс, Михайловский, Михайловский театр, Труппа Complexions, гастроли в Петербурге, михайловский
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments