evg_ponomarev (evg_ponomarev) wrote,
evg_ponomarev
evg_ponomarev

Categories:

Шинель. Dress Code

26 октября
Приют комедианта

Нашумевший спектакль прошлого сезона вполне оправдал надежды. Новосибирский режиссер Тимофей Кулябин прочитал классический текст и переложил его в современность с большой культурой, и это чрезвычайно важно. Именно культурность совершенно выветрилась из современного русского театра, поэтому почти любой европейский коллектив поражает нас тонкостью и постановки и игры. Российский новаторы интерпретируют Толстого и Шекспира так, как будто до них эти тексты никто не читал. И понятно почему: они сами впервые внимательно прочитали Толстого и Шекспира, когда получили текст из литчасти. Знания по истории литературы у большинства театральных деятелей на нуле. Культурный же режиссер включает в собственную интерпретацию классического текста интерпретации предшествующие, они взаимодействуют в спектакле с его собственной интерпретацией. Так вот, Тимофей Кулябин предложил петербургскому зрителю умную и культурную интерпретацию гоголевского текста, ставшего в истории русской культуры как сейчас бы сказали "культовым".
По ходу спектакля видно, что режиссер не просто читал Гоголя, он знает и эту "культовость", и прочтение Белинского, и Достоевского, а, быть может, и "Как сделана Шинель Гоголя". Образованный зритель получает возможность следить за чередованием интерпретаций и радоваться узнаванию, а для зрителя не столь сведущего чередование интерпретаций и создает сюжет спектакля.
Акакий Акакиевич поначалу ходит с привязанной к нему конторкой, пишет на бумаге какие-то знаки типа иероглифов, молчит, а его голос, звучащий в микрофон, по слогам читает Апокалипсис. Четверо молодых людей, его сослуживцы и вообще "среда" - все остальные герои повести, вместо того, чтобы переписывать бумаги, уничтожают книги современными конторскими измельчителями для бумаг. Главный герой и "среда" противопоставлены, и это культурологическое противопоставление. Когда подходит знаменитое гуманное место, слова "Я брат твой" звучат и с пафосом и с юмором: молодые люди не могут без легкого прикола. В роли портного выступают все молодые люди сразу, причем их интонации меняются на сегодняшне-модельерские (обращение "зайка" по отношению к Акакию Акакиевичу очень забавно).
Нет возможности пересказать все удачные находки режиссера: их очень много, спектакль бурлит смыслами и бежит вперед, одно трансформируется в другое - и люди, и декорации, и мысли. Медленный рассказ уборщицы офиса о странном чиновнике сменяется медленно-неуклюжими движениями главного героя, а все это стремительным бегом по сцене молодых людей. Понятный перенос гоголевского департамента в современный офис сопровождается мыслью о роли книги в нашей жизни, современном значении литературной классики и т.д. Все это весьма нескучно, ибо четверо молодых людей беспрестанно хохмят, смешными оказываются некоторые повороты сюжета (гоголевский текст при этом совершенно не страдает).
Но более всего режиссер удивляет в финале. Апокалипсис, сопровождающий каждый шаг Акакия Акакиевича, убеждает в том, что концовка должна быть очень пафосной. Как вдруг, грусть по умершему совершенно развеивается неожиданной прикольной песней: "Далеко, далеко, далеко/ Убежала в поле молодая лошадь...". Сначала ее поет уборщица на манер народной песни. Потом один из взгрустнувших молодых людей достает мобильник, на котором звучат те же слова, но с ритмичной танцевальной мелодией. И молодежь начинает беситься: танцует, разбрасывает по сцене измельченную бумагу, скачет на деревянных лошадках. Этот прикол получается на удивление органичным, поминки по Акакию Акакиевичу переходят в безудержную радость жизни, а второе гуманное место ("И Петербург остался без Акакия Акакиевича...") просто вычеркнуто.
Один из образцовых спектаклей, на мой взгляд, переосмысляющих наследие классической литературы. Единственно, о чем можно пожалеть: спектакль этот сугубо режиссерский, от артистов здесь мало что зависит. Кто-то играет хуже, кто-то лучше, но если заменить кого-то из четверки молодых людей (а можно и всю четверку), изменится немногое. Акакий Акакиевич (Роман Агеев) весь построен на невозмутимости и маске на лице. Романа Агеева я вижу первый раз и совершенно не могу сказать, хороший он актер или нет. Но это все издержки режиссерского театра, развернувшегося на актерском безрыбье. Блестящая работа режиссера подминает, к сожалению, актерские работы.

Шинель.Dress Code8990
Уборщица-рассказчица и Акакий

IMG_9259
Молодая лошадь...

Фотографии Дарьи Пичугиной предоставлены театром "Приют комедианта"
Tags: dress code, Приют комедианта, Роман Агеев, Тимофей Кулябин, Шинель
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Сказки Гофмана

    30 июля Новая сцена Мариинского театра Премьера Почему Валерий Гергиев — музыкальный руководитель постановки — отказался дирижировать первым…

  • Гала-концерт балета: все звезды

    25 июля Мариинский театр Формально этот (и похожий, прошедший накануне — 24 июля) балетный гала был мощной демонстрацией балетных возможностей…

  • Хибла Герзмава в Мариинском театре

    22 июля Новая сцена Концерт знаменитого сопрано, звезды мировой оперы, а теперь и приглашенной солистки Мариинского театра, собрал весь…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments