December 25th, 2017

Андреас Каас в балете "Сильфида"

23 декабря
Мариинский театр

Не знаю, кому пришла в голову замечательная идея: без всякого фестиваля пригласить на один спектакль солиста из труппы, которую можно определить как безусловного носителя стиля Августа Бурнонвиля. Хотелось бы, чтоб такие приглашения вновь стали нормой (когда-то у нас танцевали и молодая Сильви Гиллем, и главные звезды Английского королевского балета). Наши видят, как танцуют у них, - и стремятся к совершенству именно в этой хореографии. А петербургская публика знакомится с мировыми знаменитостями или будущими знаменитостями.
Андреас Каас из Датского королевского балета произвел хорошее впечатление на вечере Акимова в Большом театре в 2016 году (я в тот день был в Москве, но предпочел "Аиду" в зале Чайковского с Зубином Метой и Грегори Кунде), поэтому шли мы в Петербурге уже на знакомое имя. Действительно, это замечательный танцовщик с великолепными данными - не только длинноногий и прыгучий, не только обладатель великолепной мелкой техники - без этого в Датский балет не берут, не только мастер жеста (его роскошные длинные кисти сами по себе - часть танца) и мимики, но прежде всего артист, понимающий стиль балета. Эта стильность особенно выделяется на фоне Ивана Оскорбина (Гурн), устраивающего комедию из каждого движения.
Уже первые движения проснувшегося Джеймса, пытающегося поймать летающую-танцующую Сильфиду, как-то необычно вдохновили: запомнились схлопывающиеся кисти артиста, как будто он поймал воздух, и недоуменное выражение лица. Вариация Джеймса во время танцев на помолвке взорвала понимающую часть зала овацией - хотя привычно встречающихся в театре балетоманов в этот раз было очень мало. Действительно, такой мелкой техникой на моей памяти не владел никто в Мариинском театре. Мощный прыжок соединяется с быстрыми движениями ног, все вместе смотрится феерично. В па-де-де второго акта Каас немного недотанцевал: недовернулся почти во всех вращениях, слегка умерил мощь прыжка. Однако все остальное по-прежнему было замечательно. Главное - та энергия, напряжение, с которым он танцует - тело вытянуто, мышцы напряжены. Начало танца отдает сильным рывком, а дальше этот рывок оказывается перманентным - вплоть до конца вариации. Финальная сцена с колдуньей, где герой дважды падает замертво, еще раз продемонстрировала недюжинный мимический и артистический талант Кааса.
Партнершей приглашенного солиста стала Кристина Шапран. Этот выбор кажется весьма и весьма неудачным, поскольку Шапран постоянно танцует расслабленно, как на пластилиновых ногах, руками делает не пойми что и, в целом, едва-едва справляется с задачей удерживания равновесия. Ни о каком образе говорить не приходится.
Безусловно хорош Ислом Баймурадов в роли колдуньи. И пластика и эмоция и символика движений - все на месте. Артист нашел свою роль. Именно в этом плане драматического балета, наверное, и дальше будет развиваться его талант.
Остается только пожалеть, что Олег Виноградов основательно обкорнал хореографию Бурнонвиля. Слишком мало танца в балете, особенно у партнера. Если бы в Мариинке шла версия Й. Кобборга (как в Большом) или П.Лакотта (как в Париже) мы бы насладились танцем Кааса значительно больше. Но и в таком виде - спасибо дирекции балета на неожиданный новогодний подарок.