December 23rd, 2016

И снова Люка Дебарг

20 декабря
Концертный зал Мариинского театра
Фестиваль "Лики современного пианизма"

Регулярность концертов Дебарга в России и особенно в Петербурге не может не радовать. Пианисты мирового уровня не слишком часто заезжают в северную столицу. (Только, пожалуйста, не будем про Мацуева). Евгений Кисин, например, ежегодно выступающий в Нью-Йорке, в родной Москве появляется более-менее регулярно (в некоторых сезонах чаще, чем в Нью-Йорке, в некоторых вообще не приезжает), но в Петербурге бывает крайне редко. Одно время в Мариинке с завидным постоянством стал выступать Бухбиндер, но он совсем не молод и часто уже не тот. Так что в плане ликов современного петербургского пианизма молодой и растущий Дебарг - наше все. Современный петербургский Вэн Клайберн - с той разницей, что талант Дебарга глубже и разностороннее.

Нынешняя программа открывает новую сторону творчества пианиста: ни Шуберта, ни тем более Шимановского он еще в России не играл. Можно предположить, что из подающего надежды юноши Дебарг превращается в зрелого пианиста, придумывающего и продумывающего программы. Соната Шуберта № 14 ля минор - это такой спокойный Шуберт, Шуберт-классик. Соната № 13 ля мажор - это Шуберт романтический (или таким его делает исполнитель), неудовлетворенный действительностью и стремящийся за мечтой. Родство с Бетховеном проступает. Наконец, Кароль Шимановский (современник Артура Рубинштейна, тоже феноменальный пианист) - это символистская неоромантика, ориентированная более на виртуозность, чем на вдохновение и несколько второразрядная даже для символистского века. Градус концерта неуклонно повышается с каждым новым опусом, растет энергия, движется перед нами история музыки.

В этот раз Люка Дебарг, в отличие от весны, играл без спешки и без раздражения. Andante и Allegro vivace 14 сонаты покорили проникновенностью, каждый звук, казалось, значил больше, чем он есть. 13 соната удивила соединением меланхолии и брутальности - ни дать ни взять исповедь героя романтического произведения. Шимановский, слегка похожий на Листа - сложнее Листа в технике, но почти пустой в плане музыкальной идеи, - увлекал какой-то непонятной пианистической энергетикой. Сдается мне, в том, что слушать сонату Шимановского было совсем не скучно, большая заслуга исполнителя. Дебарг взмок в конце этой нечеловечески сложной сонаты и кланяться вышел без пиджака. Традиционные бисы из Скарлатти завершили этот яркий концерт легкой нотой спокойствия и гармонии.