December 23rd, 2015

Сольный концерт Ильдара Абдразакова

20 декабря
Большой зал филармонии
Фестиваль "Площадь искусств"

Ильдар Абдразаков - наверное, самая большая звезда сегодняшнего Мариинского театра. Звезда настоящая и очень яркая. К сожалению, в отличие от солистов Мариинки прошлых поколений, он не дает регулярных концертов в филармонии (Ирина Богачева, например, каждый год пела сольник в Большом и сольник в Малом зале). Как камерного певца мы его практически не знаем. Поэтому сольный концерт Абдразакова, появившийся в программе фестиваля "Площадь искусств", не мог не взывать самого пристального внимания петербургских театралов.

В первом отделении звучала музыка русских композиторов (что особенно вдохновляет, потому что в Мариинке Абдразаков русскую оперу практически не поет - к большому сожалению). Романсы Глинки певец исполнил напевно-проникновенно, с какой-то доброй интонацией, с какой, в принципе, и надо петь стихи Пушкина. В "Попутной песни" были не только выпеты все ноты, но и четко произнесены все слова - а такое редко услышишь. Но главными хитами первого отделения стали произведения Чайковского: "Колыбельная песня" (на слова Майкова) - исполненная с таким проникновенным пьяно, что слезы подступали - и "Серенада Дон Жуана" (на слова А.К.Толстого), в финале которой в полную силу зазвучала подлинная сила любви. Ильдар Абдразаков - певец остро-чувственных, но при этом глубоко благородных интонаций. Поэтому вокальные номера Чайковского просто созданы для него.
Завершалось первое отделение "Песнями и плясками смерти". И тут Абдразаков, не обладая мощным драматизмом голоса и брутальной актерской игрой, с какими пел этот цикл когда-то Сергей Лейферкус, смог найти собственное прочтение Мусоргского. Он сыграл не на страхе, как многие его предшественники, а на вкрадчивых интонациях, на обмане, с которым смерть приходит к людям. Так что даже совсем не ясно, смерть - это ужас или благо. "Полководец" не то чтобы не получился, но вышел каким-то типовым. А вот "Колыбельная" или "Трепак" зазвучали по-новому.

Во втором отделении певец исполнял западно-европейскую музыку. "Три сонета Петрарки" на музыку Листа в целом не получились. Тут пушкинские интонации совершенно не к месту. А как петь пафосную музыку Листа и ренессансные слова Петрарки, вообще еше надо придумать. (Кауфман в прошлом году пел пафоснее, но тоже неудачно). А вот равелевские "Три песни Дон Кихота", напротив, - по-настоящему абдразаковский репертуар. Лирично-драматичные, бойкие, ироничные. Французскую музыку этого периода Абдразаков понимает хорошо, она ему по-настоящему близка. Финальные два романса Габриэля Форе продемонстрировали богатые вокальные данные, но сильно не затронули.

А вот два серьезнейших биса: канцонетта Дон Жуана и ария Базилио из "Севильского цирюльника" были не просто выпеты, но и замечательно сыграны. Зал благодарно выл. И действительно: настоящий, богатый концерт. И новая программа и старые хиты. И полностью свое и не совсем свое в музыкальном плане (так, на мой взгляд, и должен большой певец выстраивать каждый сольный концерт). Если не центральное, то одно из центральных событий фестиваля.