November 19th, 2014

Сон в летнюю ночь

25 октября
Шекспировский театр "Глобус" на сцене Александринского театра

Аншлаг, сдержанно-живая реакция аудитории по ходу пьесы (очень помогающая актерской игре - свидетельствующая о том, что спектакль захватил массы) и ревущий от счастья зрительный зал по окончании спектакля - театр "Глобус" впервые посетил Петербург.
"Глобус" - театр, ориентированный на сохранение традиции, в нем не бывает (сколько я видел их спектакли в Англии) модернистских постановок - все построено на классной актерской игре и узких классических рамках. Такие традиционалистские постановки необычайно востребованы у нас (что и показывает реакция публики), потому что свою собственную, российскую традицию мы разрушили до основания (к примеру, руководителями двух главных исторических театров Петербурга Министерство культуры назначило режиссеров-постмодернистов, чтоб не сказать хуже).
Английский театр (походя заметим, что "Глобус" не имеет укорененной в веках традиции, как Комеди Франсез или Александринка, и постоянной труппы) играл по-английски добротно, без французских изысков и итальянской тонкости, но с упоением от классики и профессионализма. Весь спектакль прошел почти на грани буффонады и пошлости, но за эту грань ни разу не перешел (умение балансировать на грани давно потеряно в России, потому-то так кондово-тяжеловесно смотрятся наши сегодняшние комедии). Трудно выделить кого-то одного в общем ансамбле, все артисты примерно одного (высокого) класса. Разве что артист, исполнявший роль ткача Мотка, превращенного в осла, выделяется некоторой особой манерой заторможенных поз, растягивания фраз и парадоксальной "дурацкой" элегантностью. Но выделив игру одного из артистов, мы вынуждены тут же обратиться ко всем остальным, поскольку в этом видится особенность режиссерской манеры Доминика Дромгула: каждой из ролей он придумывает особую фишку, создающую подобие театрального амплуа. Фишка повторяется от сцены к сцене, и комедия положений оборачивается комедией характеров - слишком разные люди собрались на сцене, слишком сложно им понимать друг друга. Буффонадный спектакль, поставленный мастеровыми для герцога, переносит свои свойства на обрамляющий его спектакль, где действуют несколько влюбленных пар, включая афинского правителя и Титанию с Обероном, усложняя и гармонизируя шекспировский замысел.
Поэтому спекталь смотрится на одном дыхании, высокий темп и профессионализм игры придают ему невероятную легкость, что очень важно в комедии.
При этом не скажу, что спектакль гениален - как "Свадьба Фигаро", показанная несколько лет назад Комеди Франсез. На мой взгляд, реакция публики превысила объективную оценку. Это очередной ответ режиссерам-(пост)модернистам, уверяющим всех, что классический театр давно умер. Классический театр очень нужен публике, только вот качественную классическую продукцию режиссеры и актеры практически разучились производить. Хорошо хоть пока импорт не отменили.
P.S. Угадайте, что изображено на фотографии?

Ольга Смирнова в "Лебедином озере"

31 октября
Мариинский театр

Спектакль 31 октября с самого начала был на особом счету. Ольга Смирнова, выпускница Вагановки, сразу по окончании училища ушедшая в Большой театр на позицию примы, дважды должна была показать большой классический балет в родном городе. И два раза спектакль отменялся. До этого мы видели Смирнову только в па-де-де из "Жизели" (в лето, кажется, 2011-е, когда все говорили, что в Мариинском театре появилась новая звезда) на бенефисе Вишневой и в отдельных номерах концертов фестиваля Dance Open. "Жизель" была очень хороша - вспомнился выпускной спектакль Захаровой, тоже па-де-де из "Жизели"; отдельные номера же - "Таис", например, - не произвели сильного впечатления. И вот, наконец, не просто спектакль, а сразу "Лебединое", которое Смирнова танцует в Большом с прошлого года. Принцем был приглашен партнер Смирновой по Большому Семен Чудин.

Театр был набит балетной публикой - мы лебедями в последние годы не избалованы. Да и балетное управление подошло к событию серьезно: спектакль сделали парадным, хорошо поработав с кордебалетом и назначив на второстепенные партии сильных танцовщиков. Давно не видел такого хорошего первого акта (веду счет по оригинальной версии): Чудин убедительно-романтично закатывал глаза и мягко делал вариации, друзья принца (Батоева-Селина-Степин) по-настоящему танцевали, кордебалет работал на совесть. Белый акт начался эффектными прыжками Андрея Ермакова, к которым мы уже привыкли, но которые продолжают вдохновлять.
А вот Смирнова с самого появления на сцене - и чем дальше, тем больше - разочаровала. Во-первых, техника ее оставляет желать лучшего. Все вариации были исполнены на уровне училища, а не Большого театра. Адажио было очень жестким и негнущимся. И, наконец, полное отсутствие образа. "Уставшая опытная женщина", - услышал в перерыве про ее Одетту. Сказано довольно точно, но с преувеличением. Ее лебедь - серединка на половинку; т.е. самый обычный, не выделяющийся из общего ряда лебедей - и это самое неприятное. Молоденькая Лопаткина в первых "Озерах" делала массу технических ошибок (черный акт ей вообще долго не давался), но она сразу нашла себя: в белом акте танцевала пронзительный, блоковский трагизм любви, в черном - блоковскую демона-незнакомку. Здесь же нет ничего, что могло бы заинтересовать. Руки гнутся, ноги гнутся, движения исполняются - к чему все это, совершенно непонятно. Черный акт вышел несколько лучше и технически и образно, но целое вновь не было собрано: Смирнова танцевала отменную стерву, озабоченную тем, чтобы каждое движение вышло правильно, - провинциальная красавица на столичной светской тусе.
Семен Чудин, как и ожидалось, исполнил нежного и озабоченного юношу. В его принце нет блеска и королевской стати, но есть нежность и плавность движений, есть пластический лиризм и высокий прыжок - а этого вполне достаточно сегодня, чтобы покорить Мариинский театр.

Одним словом, многие питерские балетоманы ожидали значительно большего. Однако не будем торопиться. История балета учит, что далеко не все находят себя в спектакле сразу, особенно если этот спектакль "Лебединое". Светлана Захарова, к примеру, в первые годы во что ни вводилась, все было ни о чем. Помню, как ушел в ее первой "Спящей" сразу после первого акта - не получалось ничего. А теперь? Будем надеяться, что Смирнова придумает своего лебедя - и тогда засверкает на исторической сцене Мариинки.