April 27th, 2014

Complexions Contemporary Ballet

23 апреля
на сцене Александринского театра
Фестиваль "Dance Open"

Открытие фестиваля "Dance Open" прошло душевно, при аншлаге и без ложного пафоса. Все нужные слова были сказаны на пресс-конференции, и перед спектаклем не было ни речей, ни вступительных лекций. Если бы эту хорошую традицию усвоили многие другие петербургские фестивали! Да и в целом следует отметить, как с настоящей петербургской скромностью умеет не выпячивать себя дирекция фестиваля - при том, что все менеджеры "Dance Open" уже который год работают на самом высоком уровне.

858B4761
858B4695

Хорошо знакомый нам коллектив современного балета из Нью-Йорка представил свою новую программу из трех балетов. Первым номером был показан опус Дуайта Родена, основателя и многолетнего со-директора труппы, под названием "Луна над Юпитером". Несколько пар танцовщиков, сменяющих друг друга на сцене - основа этого замысла. Даже, когда танцует вся труппа, мы все равно видим несколько пар, отдельных друг от друга. Эти невидимые перегородки наряду с рассеянным светом и мощью танца действительно создают какую-то мифологическую таинственность. При этом, как всегда у Complexions, идея не подавляет красоту движений, она в подтексте, лишь намечена, ее требуется угадать. А можно и не угадывать - и просто следить за простой, но свежей хореографией Родена.
Бросается в глаза некая асинхронность танца в массовых сценах (возможно, она сознательна) и отсутствие ярко выраженного премьера. Перестав выходить на сцену, Дезмонд Ричардсон (второй со-директор и блестящий танцовщик) изменил лицо Complexions - на мой взгляд, не в лучшую сторону.

Во втором отделении хореограф из Кореи Джей Ман Джу показал свою работу Recur (Возвращение). "Дежурное" название соответствовало "дежурности" балета. Легкие намеки на восток в костюмах (кимоно на некоторых танцовщиках в одной из медленных частей), свете (театр теней) и движениях (местами напоминали о восточных единоборствах) предполагали, видимо, создание восточного текста, приспособленного под стиль Complexions. Корейский хореограф потерпел фиаско, ибо, во-первых, мысль его развивается крайне медленно, во-вторых, Complexions невозможно соединить не только с восточной философией, но и с философией вообще. Танец в этом балете умер, а зрители напряженно ждали конца. Незначительные хореографические удачи практически стирались этим ожиданием.

Третий балет "INNERVISIONS" вернул зал к жизни. Дуайт Роден сделал ненавязчивый спектакль, соединив классический танец с дискотечным ритмом и мироощущением. Это, собственно, и есть многолетняя фишка Complexions - та хореографическая ниша, которую они занимают все эти годы - классический танец + попса, где одно неотделимо от другого. Изысканности тут ждать не будешь, но смотреть приятно. Классический танец завоевывает народные массы, обращаясь к понятной им системе представлений. Только вот без Дезмонда пропала изюминка. Нужен новый большой танцовщик.

858B4833
858B5002
858B5076
858B5207
858B5227
858B5443

Фотографии Екатерины Бугровой

MAGIFIQUE

26 апреля
Malandain Ballet Biarritz на сцене Александринского театра
Фестиваль "Dance Open"

На фестивале, как водится, не без урода, но это нормально для большого растущего балетного форума.
Хореограф Тьерри Маландэн со своей труппой из Биаррица показал спектакль ни о чем. Пародия на классические балеты Чайковского - идея не новая. Представление о "великолепии", с которым в массовом сознании связаны "Спящая" и "Лебединое", - фетиш для француза-шестидесятника, с этим фетишем хореограф борется по мере сил. Но, по-видимому, собственных идей у г-на Маландэна не было и нет, и он с большим или меньшим успехом ворует чужие. За показанным вчера балетом вырастает фигура Матса Эка. Плагиат заметен не только в общем замысле - заменить традиционную хореографию грубой противоположностью, но даже и в мелочах: например, одна из балерин танцует на музыку "Спящей" в смирительной рубашке. Но балет Маландэна даже не вторичен, он сродни множеству мелких краж. "Жизель" Эка - это новый цельный балет, с новым сюжетом, но старой музыкой - деконструкция старого, привычного спектакля Петипа и последователей. Шоу Маландэна - перестановка (в довольно произвольном порядке) серии хитовых номеров из "Спящей" и "Лебединого". У Эка возникает новая хореграфическая система, у Маландэна три-четыре движения (вис на станке, ноги вперед, ноги назад, ноги вверх; встать ногами на станок и пр.) составляют все то, что назвать хореографией язык не поворачивается.
Более того, именно французская традиция дала нам множество примеров искрометного юмора в пародийных переосмыслениях. От "Кармен" Ролана Пети до "Ночей" Анжелена Прельжокажа французский балет пронизан глубокой парижской иронией. Пародии Маландэна настолько топорны, настолько лишены парижского духа, что сомнение берет, француз ли он вообще. Его пародийные решения легко предсказывать: если пародируются кот и кошечка, а на сцене станки, то будет танец обезьян; если пародируется танец маленьких лебедей, то танцевать будут четверо мужиков - лежа; если пародируется адажио из "Лебединого", то все будут прыгать на одной ноге.
У вчерашнего спектакля есть только одно большое достоинство. Такого рода пошлость приучает (не сильно культурного в массе) петербургского зрителя к балетам-деконструкциям и балетам-пародиям. На "Лебедином" зритель оживился, он узнал пародируемый текст, к концу вообще понял, что надо смеяться. Глядишь, когда в следующий раз в Петебург привезут Матса Эка, публика будет готова лучше.