November 14th, 2011

Иудейка

30 октября
Михайловский театр
 
Решил, наконец, послушать Нила Шикоффа в партии Элеазара. Послушал, таким образом, спектакль снова, через полтора года после премьеры.
В целом, стало динамичнее и накатаннее. Темп оперы выше, от этого она выигрывает. Что, в принципе, не сильно исправило огрехи постановки. По-прежнему берет недоумение, какое отношение показанные массовые сцены имеют к замыслу и тексту оперы. По-прежнему хочется спросить режиссера: знает ли он менее банальное решение для постановки «Иудейки», чем решение, принятое им,  – показать на сцене нацизм и Холокост. Лет 40 назад это еще могло казаться оригинальным, но сегодня?
Татьяна Рягузова поет прилично, но Сири, которая пела премьеру и, похоже, петь уже больше не будет, сильно не хватает. Рягузова поет широко и сильно, но доморощенно по-русски, очень похоже на Татьяну Ларину. Сири пела по-европейски, более культурно и аутентично. Да и тембр у Сири, на мой слух, интереснее.
То же самое можно сказать и об Алексее Тановицком. Прилично, но очень по-русски и даже, пожалуй, очень по-мариински – где при Темирканове итальянская опера звучала на манер «Князя Игоря», а при Гергиеве на манер балета «Гаянэ», а вся немногочисленная французская до сих пор звучит неотличимо от итальянской.
Тенор с громкой фамилией Пазолини, певший и премьеру, за прошедшие полтора года лучше петь не стал. Зачем приглашать его издалека, понять трудно. Такого же тенора можно было бы найти и в петербургском театре. Разве что середина красивая.
Наконец, Шикофф. Манера пения у него дерганная, резкая, местами неприятная. Понимаю людей, которые просто его не выносят. Но для этой оперы манера эта, действительно, хороша. Элеазар оскорблен христианами навечно, издерган, частенько невменяем от постоянных преследований. Таков же и голос Шикоффа. Те, кто дослушал до арии в последнем действии (треть слушателей ушла раньше – уж больно длинная опера и скучная музыка), смогли оценить яркую задумку дирекции Михайловского с приглашением Шикоффа. Золотая маска, наверное, заслуженная. Жаль, что на Сири при этом денег не осталось. 

Венский камерный оркестр

5 ноября
Большой зал филармонии

С одной стороны, впечатления очень приятные. Оркестр хорош даже по европейским меркам. Духовые (особенно нежный гобой и мягчайшая валторна) существуют в нем для того, чтобы мы поняли, наконец, как эти инструменты должны на самом деле звучать. Ибо в богоспасаемом Петербурге нам не смогут продемонстрировать такого звука ни оркестранты филармонии, ни профессора консерватории.
Моцарт звучал эдак по-деловому, но без попсы, на совесть. Что дивертисмент ре мажор, что сороковая симфония.
Правда, когда худрук оркестра Стефан Владар сел за рояль, стало менее интересно. Медленная часть в концерте № 19 понравилась, а вот в третьей части фортепиано как-то совершенно терялось за добротным звуком оркестра. Сыгранный Владаром на бис Лист вообще не произвел никакого впечатления.
С другой стороны, с самого начала смущала слишком попсовая программа. Сыграли ее достойно. Хотя, кроме некоторого убыстрения и напора в сороковой, никаких особенных интерпретационных изысков я не заметил. Ну а уж на бисах началась попса. Играли самого великого венского композитора - естественно, (какой уж тут Моцарт!) Иоганна Штрауса. Так, впрочем, часто поступает и Венский филармонический. Но в Венском филармоническом оркестранты сильно круче, да и оркестр сильно больше. Полька "Пиццикато", например, эффектно звучит у Венского филармонического, а тут получилось что-то такое вполовину. Публика, впрочем. как и положено, заревела от счастья. Многие слушатели удивлялись, почему так на-ура принимали у нас оперу Сан-Карло. Да у нас теперь все на-ура принимают. Кто бы и как бы ни играл, публика орет и встает - раньше вставали в исключительных случаях.
Впрочем, как говорил Хрущев, они так долго этого ждали. Можно себе представить чувства человека, который после десятилетия слушания Темирканова и Гергиева вдруг дорвался до Венского хотя бы камерного. Так что пусть кричат и встают, не жалко.

Ося и Вася здесь будут

Получил только что из надежного источника сведения.
Цитирую дословно: "Ося и Вася перешли в Михайловский".
Если Филин их обратно не выкупит (все мы помним, как в прошлом сезоне Наташа чуть было уже не перешла в Мариинский), то ура, товарищи! Поздравляю всех петербургских балетоманов. Похоже, что на балет в Михайловский я буду ходить много чаще, чем на балет в Мариинский