May 25th, 2010

SKIF, Sergey Kuryokhin International Festival

14-15 мая
Центр Курехина

В этом году на фестивале было интересно.
Два коллектива, представляющих европейскую импровизационную музыку, впечатляли.
14 мая играл "The Thing" (Mats Gustafson, Ingebrigt Flaten, Paal Nilssen-Love). Больше всех запомнился контрабасист Флатен, у которого контрабас поистине пел - к чему этот инструмент, в общем-то, не способен. Нильсен-Лав был тоже очень хорош, особенно на фоне псевдоударника, игравшего в предыдущем французском коллективе. Матс Густафсон, которого я слышал впервые, несмотря на обещанную анонсом экспрессию, выдавал какой-то задушенный саксофонический звук.
Оказалось, дело не только в акустических характеристиках кинотеатра "Прибой", дело еще и в микрофонах. 15 мая выступало трио саксофонистов "Sonore", с участием Питера Брёцмана (уже игравшего, слава Богу, в Петербурге), Кена Вандермарка и того же Густафсона. Брёцман, напоминающий в своих седых бакенбардах прусского генерала без каски, выйдя на сцену, начал настраивать звук. И делал это невозмутимо на протяжении минут двадцати. Свистящему залу, орущему "Please, start!", он процедил в микрофон "It's too much trouble", и больше не обращал на зал внимания. Зато когда три саксофона зазвучали, звук был что надо, несмотря на "Прибой". Вот если бы Густафсон проделал то же самое накануне! 15 числа Густафсон продемонстрировал свое искусство во всей красе. Но на первом месте, как патриарх, был Брёцман. Он настраивал звук, он и вел весь этот замечательный концерт. Удивительно для меня было следующее. Брёцмана я слушал до этого раза два, и он казался мне - при всем мастерстве и таланте - сухим и педантичным, как должен быть немец. На этом концерте он был почти лириком, от сухости не осталось следа. Пожалуй, это был лучший концерт Брёцмана в Петербурге.
Спасибо организаторам, что главная фишка оба дня стояла вторым номером программы, а не отправилась замыкать концерт часа в два ночи. Так что получилось и послушать музыку и поспать. С другой стороны, то, что было после импровизационной музыки - 14-го какой-то финский металл, 15-го итальянская группа, считающаяся весьма приличной, - не слушалось совершенно. Правда, зал покидали в такую рань я и еще два-три человека. Остальные оставались слушать.  

Повелитель мух, МДТ

17 мая

На премьеру как-то не собрался. Посмотрел сейчас. Общее впечатление такое.
Во-первых, в молодежной студии МДТ, к сожалению, нет ни Игоря Иванова, ни Петра Семака. К середине спектакля, несмотря на добротность всей конструкции, становится довольно-таки скучно, ибо сюжет я все-таки знаю, а проблесков откровения нет. Ребята играют добротно, но звезд с неба не хватает никто. Поскольку половина зала - студенты, возникает твердое впечатление, что спектакль этот просветительский - т.е. адресован тем, кто сюжета не знает. А такой адресат автоматически снижает уровень спектакля. Говорят, что это спектакль-римейк, что был уже когда-то у Додина "Повелитель мух". Непрофессионально как-то переносить тогдашний мессидж в сегодняшнюю жизнь.
Во-вторых, не первый раз в спектаклях Додина вижу упрощенную инсценировку. Для тех, опять же, кто не читал. Чтобы ясно было, что плохо, а что хорошо (это, кстати, одно из свойств соцреализма). То, что в этом спектакле инсценировка не додинская, никакой роли не играет - выбирал-то инсценировку мэтр. Прямым текстом объясняет нам один из героев, что такое "Повелитель мух". Чтобы всем понятно было. И вот, в очередной раз, возникает у меня в процессе просмотра отторжение - не люблю, чтобы меня держали за дурака. За счет этого сложный Голдинг становится довольно-таки простым, и в очередной раз на середине спектакля думаю: лучше уж книгу еще раз перечитать, чем купить сюда билеты... Ассоциации дополнительные возникают: помните, как Милош Форман из сложнейшего романа Кена Кизи, туманного, многоуровневого - сделал простое соцреалистическое (пардон, голливудское, что почти одно и то же) кино.
В третьих, додинский типа-реализм, как и во многих других спектаклях, превращается в трюк. Достают Ральф и Джек из-под обломков самолета живого поросенка. Поросенок симпатичный, домашний. Хватает Ральфа мордочкой за рубашку. Зал оживляется. Тоже мне, блин, дикая свинья. Такого, конечно, не убьешь. Трюк превращается в отдельный эпизод, эпизод тормозит спектакль. Если этот парась нужен был для того, чтобы прочувствовать, как сложно убить своей рукой живое существо, то у меня лично он вызвал другое переживание. Я все эти минуты напряженно думал, как бы они и впрямь не зарезали милашку. Ведь Додин любит, чтобы все взаправду было. Одним словом, курица в "Бесах" много удачнее.
И вот, выйдя на улицу, шел и думал, что еще один спектакль МДТ посмотрел: вроде бы все на месте, вроде бы хорошо сделано. А все-таки чего-то не хватает. Если яркий режиссер из пустой пьесы делает феерию, то Додин (да простят меня поклонники) из философского романа создает нравоучительную приземленность. На приземленность работает все: и явная упрощенность, выпрямление инсценировок (даже в "Жизни и судьбе"), и сюжет вместо энергетики, и типа-реализм. Все как в жизни, уважаемый зритель, по закону упрощения. А сущность искусства в другом.