evg_ponomarev

Category:

Сказки Гофмана

30 июля

Новая сцена Мариинского театра

Премьера


Почему Валерий Гергиев — музыкальный руководитель постановки — отказался дирижировать первым спектаклем премьеры и доверил это Кристиану Кнаппу, пока не знает никто. Вторым и третьим премьерными спектаклями, состоявшимися днем и вечером 31 июля, вновь дирижировал Кнапп. Надеюсь, что с Валерием Гергиевым все в порядке. Честно говоря, не помню прецедента. 

Что касается постановки, то начинающий американский режиссер русского происхождения Даниэл Кругликов создал какую-то белиберду, не дотянув до лучших образцов Чернякова и компании. Зачем режиссер засунул пролог и эпилог в сумасшедший дом, с ненужными аллюзиями на «Гнездо кукушки», только ему и известно. Откуда в сумасшедшем доме кафе с пилюлей на крыше, трудно сказать. Почему пациенты сумасшедшего дома (точнее, завсегдатаи его кафе) обсуждают последние премьеры и артистку Стеллу, остается в тумане. Зато про выпивку и радости жизни они поют совершенно не так, как принято общаться в скорбном доме. Три же «сказки» режиссер расположил пратически на пустой сцене, максимально упростив задачу художнику  (Иманоль Персе). Пожалуй, полусценическое исполнение «Сказок Гофмана», предложенное театром весной, в плане режиссуры было побогаче. И, что немаловажно, более соответствовало сюжету оперы. То же можно повторить и о декорациях, набранных весной из других опер, созданных до минимализма времен пандемии. 

Фото Наташи Разиной © Мариинский театр
Фото Наташи Разиной © Мариинский театр

Список вокалистов на первом спектакле практически не отличался от весеннего. Гофман — Сергей Скороходов, советник Линдорф и три сказочных злодея — Станислав Трофимов. Трофимов так же убедителен, как и по весне, Скороходов поет так же удачно. В отличие от апрельского спектакля, он не стал сразу тратить все силы на пролог и первый акт, а грамотно распределил их по всему спектаклю. 

Фото Михаила Вильчука © Мариинский театр
Фото Михаила Вильчука © Мариинский театр

Трое возлюбленных Гофмана были немного другими, чем в апреле: Ольга Пудова заменила Айгуль Хисматуллину (зачем-то переведенную во второй спектакль), Елена Стихина, как нам и хотелось, удачно заместила Екатерину Гончарову, Татьяна Сержан осталась на своем месте. Пудова поет не так честно, как Хисматуллина: зрителям она понравилась, но хотелось бы, чтобы колоратуры, да и высокие ноты были пропеты четче. Стихина была неплоха, но, показалось, звучала слишком в нос и слишком громко. Татьяна Сержан вновь была великолепна. Это, безусловно, партия, написанная для нее. 

Фото Михаила Вильчука © Мариинский театр
Фото Михаила Вильчука © Мариинский театр

Музу (и Никлауса — в женском платье) исполнила Екатерина Сергеева — хорошая певица, но чего-то ей тут чуть-чуть не хватает — кажется, французской закругленности и упругости звука.  

Прямолийненость постановки, тоже, прямо скажем, не французская. Особенно, когда — как положено во французской опере — начинается балет, поставленный Александром Сергеевым (скоро у нас все танцовщики труппы станут по совместительству балетмейстерами). Нельзя придумать ничего более плоского в сцене с куклой Олимпией, чем танец роботов. 

Фото Наташи Разиной © Мариинский театр
Фото Наташи Разиной © Мариинский театр

Одним словом, постановка на уровне хорошего детсадовского утренника — впрочем, нам уже к таким постановкам не привыкать. А оркестр, хор и практически все солисты — молодцы. В апреле уже все было хорошо отработано  — тем же Кристианом Кнаппом. 

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded