evg_ponomarev

Category:

Творческий вечер Кимина Кима

18 июля

Мариинский театр

Фото Александра Гребенникова
Фото Александра Гребенникова

Фестиваль «Звезды белых ночей» завершился 18 июля во всех трех зданиях Мариинского театра. На Исторической сцене прошел творческий вечер Кимина Кима (К 10-летию работы в театре). Надо сказать, что далеко не каждый артист получает право на творческий вечер к 10-летию работы. Из предшественников Кима вспоминаются только Фарух Рузиматов и Диана Вишнева. Таким образом, исключительное премьерство Кима (премьерство в самом высоком смысле, о котором только что развернулась дискуссия в этом блоге) оказалось окончательно подтвержденным. И это тем более замечательно, что, в отличие от Рузиматова и Вишневой, Ким не сразу стал восприниматься как выдающийся танцовщик. В его успехе есть не только большой талант, но и огромный повседеневный труд и потрясающая работопособность. 

Это желание работать и работать хорошо показывает программа вечера. Началось все со 2 акта «Баядерки», продолжилось дивертисментом, в котором сам юбиляр танцевал три непростых номера, завершал вечер 3 акт «Легенды о любви». Большие силы нужно положить на такую программу, но Кимин Ким танцует, не щадя себя. И этим уже отличается от Фаруха Рузиматова. 

В парнерши для 2 акта «Баядерки» Ким выбрал Олесю Новикову. Это, наверное, какой-то театральный политес — со зрительской точки зрения не самое верное решение. У Олеси Новиковой есть многое, но прыжка у нее нет. И когда она делает прыжки в паре с Кимом, это особенно видно. Но вариацию и коду балерина сделала хорошо — отдадим ей должное. Сам же Ким исполнил все, что нужно — и еще добавил себе лишнюю вариацию в начале коды. Кордебалет для такого случая — все-таки весь Петербург пришел, давно не видел стоящих в ложах на всех ярусах — мог бы работать и получше. 

Дивертисмент открыло баланчинское «Чайковский па-де-де» в исполнении Марии Хоревой и Кима. Хорева в целом была хороша, но отпущенные на свободу руки и — ближе к концу, когда сложность возрастает — выполнение элементов без внимания к оркестру не понравились. Ким же, показалось, решил отдохнуть на этом номере — но это, конечно, не про него. Кажется, ему, как и всему Мариинскому балету, баланчинская хореография не очень понятна. Ведь репетиторы из Нью-Йорк-Сити-Бале с ним не работали. Хорошо бы этот культурный диссонанс как-то исправить. 

В середине дивертисмента юбиляр исполнил номер «Печаль» на музыку Бретта Андерсона в хореографии Сина Ёнджуна. Оказалось, что и в современной хореографии он потрясающ. А завершал дивертисмент третий и последний дуэт из балета «Парк», в который Кима ввели буквально в мае. Танцевал он, как и тогда, с Викторией Терешкиной, и было так же здорово. Вот эту хореографию оба танцовщика прочувствовали до глубины. 

Три номера Кимина Кима были проложены проходными номерами. Во-первых, «Соло» Ханса ван Манена в исполнении Филиппа Стёпина, Ярослава Байбордина и Максима Зенина. Все трое работали на пределе, но той стремительности и самозабвенности, которую мы видели, когда этот балет танцевала труппа ван Манена, так и не получается. Панадерос из «Раймонды» (Евгения Савкина, Наиль Еникеев) прошел, как и в самом балете, обычной вставкой для отдыха солистов, хотя оба исполнителя очень старались. Наконец, Анастасия Матвиенко и Семен Чудин (последний, для тех, кто не знает, — из Большого) танцевали знаменитое «Гран па классик» Обера. На Матвиенко смотреть было забавно: сначала у нее не получался апломб, потом получился, да и далее — танцевала она сложно, особенно фуэте, но от этой сложности и претерпела, многое не получилось. И остался привкус какой-то деревянности движений. А вот Чудин танцевал на совесть (не так, как обычно на Dance Open), но и тут кое-где жизнь себе облегчил.  

Третий акт (в программке по ошибке написано 2-0й) «Легенды о любви» был исполнен потрясающе. Яркими патнершами Кима стали Виктория Терешкина (Мехменэ Бану) и Екатерина Осмолкина (Ширин). Сам Ким настолько в роли, что глаз от него не оторвать. Балет этот танцует он намного лучше Рузиматова, даже сравнение кажется странным. И это при том, что прыжковые вариации были убраны (очень элегантно, практически незаметно для хореографического текста). Наверное, из-за травмы. Не знаю, когда юбиляр ее получил, но и в первой вариации из «Баядерки» приземления у него были очень смазанными. Несмотря на травму, образ был создан потрясающий, тонкий петербургский артистизм (в отсутствии которого нам случалось упрекать Кима, но, к счастью, делаем мы это все реже) просто поразил. 

Что сказать — даже с травмой Киму удалось сделать ярчайший балетный вечер. Таких бенефисов мы не видели много лет. Исторический спектакль. 

Фотографии Александра Гребенникова. 

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded