evg_ponomarev

Categories:

"Пиковая дама", фестивальный размах

20 июня 

Новая сцена Мариинского театра

Герман и Томский в Летнем саду. Фото Наташи Разиной © Мариинский театр
Герман и Томский в Летнем саду. Фото Наташи Разиной © Мариинский театр

Это был исключительный спектакль, собранный из звезд и включающий сразу несколько значимых вводов. Стержнем спектакля стал Юсиф Эйвазов, впервые исполнивший партию Германа. К нему добавились Ариунбаатар Ганбаатар, впервые певший Елецкого, а также Ольга Бородина, впервые исполнившая Графиню — перед тем, как выступать в этой роли в Европе. Помимо дебютантов: Томского пел Роман Бурденко, Лизу — Евгения Муравьева, недавнее приобретение Мариинки, но уже успевшая спеть Лизу в Большом. За пульт встал Валерий Гергиев. 

Юсиф Эйвазов пел, слов нет, хорошо. Но как-то спокойно, без страсти. Лучше всего получилась у него последняя ария «Что наша жизнь? Игра», спетая на полную мощь. А все предыдущее: что Летний сад, что «Прости, небесное созданье», что сцена в спальне графини — прошли с убавленным звуком, экономно и огубленно-закругленно. В сцене грозы вообще показалось, что тенор транспонировал Чайковского немного вниз. Одним словом, это не Герман Владимира Атлантова и даже не Герман Юрия Марусина. Наш Максим Аксенов лет пятнадцать назад пел не хуже. Но на сегодня, согласимся, Герман Эйвазова — лучший в театре. 

Блестящи оба баритона. Томский в исполнении Бурденко великолепен. Два сольных номера — баллада в первой картине и эротическая песня в последней картине — очень разные жанрово и вокально — оба звучат завораживающе. Забавен у него и Златогор. Но к тому, что Бурденко — замечательный певец, мы уже привыкли. А вот Ариунбаатар Ганбаатар стал для меня настоящим открытием. За исключением сильного акцента, все в его исполнении совершенно — все на ять, все как надо. Интонации, выпетость каждой ноты, додержанность всех длинных нот, включая знаменитую последнюю — «Дове-е-ртесь мне!».  

Елецкий с Лизой — перед арией. Фото Наташи Разиной © Мариинский театр
Елецкий с Лизой — перед арией. Фото Наташи Разиной © Мариинский театр

Графиня у Ольги Бородиной получилась взбалмошной, но добренькой старушенцией. Вокал у нее — что надо, интонации — почти как у покойной Богачевой, у которой, как известно, она взяла многое. Но актерская игра — не ее. Лучше всего слушать Бородину в концертном исполнении. 

Наконец, незнакомая нам до этого Евгения Муравьева — безусловно, несколько выше среднего мариинского сопрано. Середина красивая, верхи без гарантии — когда получаются, когда нет. Хорошо спела арию «Истомилась, устала я». «Откуда эти слезы» и особенно «Царица ночь», напротив, совсем не получились. 

Оркестр и хор соответствовали размаху. Пожалуй, это был воистину исторический спектакль. На который не случайно пришел весь музыкальный Петербург.

А теоретик развитого социализма испытал бы на нем «глубокое удовлетворение»: на сцене лучшего театра страны в едином порыве сошлись певец из Азербайджана и певец из Монголии — это помимо ряда блестящих выпусников Ленинградской консерватории. 


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded