evg_ponomarev

Categories:

"Спящая красавица" с Сомовой и Кимом, Ильюшкиной и Хоревой

7 июня

Новая сцена Мариинского театра

Спектакль получился крайне интересным и до конца не предсказуемым — ибо мариинский балет — своего рода «город контрастов». С одной стороны, яркие солисты первого ряда в большом количестве и причудливых сочетаниях. С другой стороны, довольно слабый кордебалет и невразумительные солисты второго ряда. 

Парад фей в Прологе  — кроме Дарьи Ионовой, первый раз исполнявшей партию Феи Резвости, — совершенно не задался. Окончание же парада особенно удивило: Лизи Авсаджанишвили из кордебалета (ей почему-то доверили Фею Золота), кажется, училась не в Вагановке. На этом фоне очень стильно смотрелся Игорь Колб (Злая фея Карабос), работающий практически только руками, и Мария Ильюшкина, идеально-старательно танцевавшая Фею Сирени. Все вариации — не самые яркие, но далеко не самые простые — у нее на ять, разве что лирической ноты (как и в «Лебедином») не хватает. Потому что Фея Сирени — одна из наиболее символистских и символических партий в русском балете. 

Мария Ильюшкина. Вариация Фея Сирени. Фото Наташи Разиной © Мариинский театр
Мария Ильюшкина. Вариация Фея Сирени. Фото Наташи Разиной © Мариинский театр

Алина Сомова, далеко не в первый раз танцевавшая Аврору, кажется нерадивой выпускницей, по блату выпущенной на сцену. Начиная с выходной вариации у нее какие-то пластилиновые руки. Как в мультике про пластилиновую ворону, они принимают какую угодно форму, изгибаясь в самых ненужных направлениях, и совершенно не способны зафиксировать позу. В Адажио четырех кавалеров балерина сначала решила поднимать руку между кавалерами, но так нервно хваталась за следующего, что в конце уже справедливо решила руку совсем не поднимать. К этому добавим. что прыжка у нее практически нет, ноги постоянно расходятся с руками, и музыку она не слышит. Кто решил, что Алине Сомовой нужно быть примой, никак не пойму. 

Зато Ким, не часто танцующий «Спящую», был идеален в прыжке и вращениях, продемонстрировал свой фирменный зависающий над сценой взлет и петербургскую сдержанную лирику в актерской игре. 

Среди сказок был еще один кунштюк. Мария Хорева дебютировала в партии принцессы Флорины (Ильюшкину мы уже видели Флориной года два назад). И была изящна, нежна, очаровательна. Пожалуй, лучше Ильюшкиной в этой роли. Никиту Корнеева Голубой птицей мы хорошо знаем: он очено старается, но шедевр от него ускользает. 

Гавриэль Гейне, на безрыбье ставший главным балетным дирижером театра, страшно грохотал, но симфонический антракт — благо тут все зависит от первой скрипки — прозвучал хорошо. 

Интересный и познавательный спектакль. Много нового. 

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded