evg_ponomarev

Categories:

"Огненный ангел". Возобновление.

12 мая 

Новая сцена Мариинского театра

Поскольку к Елене Стихиной (Рената), поющей в этом спектакле с самого начала возобновления спектакля 1991 года, добавился Роман Бурденко (Рупрехт), отправился слушать одну из самых впечатляющих опер Сергея Прокофьева. 

Роман Бурденко — не просто обладатель великолепного тембра, он прекрасно выученный певец. И этим очень напоминает Сергея Лейферкуса, певшего в 1991 году. Только с такой прекрасной школой и можно петь Прокофьева — иначе голос теряется в два счета. Красота интонаций — необходимая в этой партии — тоже достигается исключительной выучкой. 

Елене Стихиной, поющей мощно и ярко, несколько не хватает той стервозной истеричности, которой было хоть отбавляй у Галины Горчаковой. Рената Стихиной кажется куда более рассудочной, чем одержимой. Ее перемены к Рупрехту заставляют думать скорее о расчетливых барышнях постсоветской эпохи, чем о средневековых ведьмах и страстно-преданных любовницах эпохи Серебряного века.  

Да и сама постановка, ошеломившая петербургскую публику в 1991 году, сегодня смотрится иначе: с тех пор мы видели всякое. Кажется, раньше была обнаженка, теперь ее убрали. Финальная сцена экзорцизма, превращающегося в шабаш, обходится без открытых ртов в зрительном зале. Но стоит отметить, с каким вкусом сделан этот старый спектакль (режиссер Дэвид Фриман). Бюджет у него — по сегодняшним временам — был весьма скромный, но режиссура и сценография, а также декорации и костюмы (после всяких там Василиев Бархатовых и Арно Бернаров) кажутся сегодня недостижимым идеалом.     

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded