evg_ponomarev

Category:

"Дети солнца" в Александринском театре — очень своевременная пьеса

10 февраля

Премьера


Нет сейчас ничего более современного, чем ранние пьесы Горького и особенно «Дети солнца». Пьеса написана в январе-феврале 1905 г. в Петропавловской крепости: Горький сидел за участие (точнее — за информационное обеспечение и мировой резонанс, вызванный в том числе и его публицистическими текстами) в «массовых беспорядках», вызванных расстрелом петербургскими городскими властями (с молчаливого одобрения императора Николая II, делавшего вид, что ему ничего об этом не было известно) нескольких массовых мирных демонстраций.  В реальности: прекрасно информированный, но совершенно не понимающий, что делать, император покинул столицу и предоставил военным сколь угодно лютовать. Вероятно, для напоминания обо всех этих вещах в спектакле Николая Рощина опустившийся интеллигент Яков Трошин, и в пьесе — потенциальный революционер, зачитывает вслух воззвание, осуждающее Кровавое воскресенье. 

Собственно,  в оригинале — пьеса эта, как и несколько других горьковских пьес, — памфлет на интеллигенцию, болтливую и совершенно беспомощную. А также на простой народ — бессмысленный и беспощадный. 

Для того, чтобы сделать из идейного предсоцреализма интересный сегодняшнему зрителю спектакль, режиссер просто увеличивает скорость действия (весь спектакль длится всего 2 часа). Это оказывается гениальным ходом: наивность реплик главных героев от этого увеличивается в разы, а глупость творцов словесных смыслов, определяющих жизнь человечества — ведь мнения, как известно, правят миром —  становится не просто очевидной, а ужасно смешной. 

Ряд сцен решен очень интересно с помощью модернизированной системы Сталинславского. Например, на сцене стоит ванна, полная водой, в которой полспектакля проводит Елена, немного посидит доктор Чепурной, а художник Вагин в наиболее сложные минуты будет смачивать лоб. Обнажение ряда героев (впрочем, весьма целомудренное — на 16+) оказывается и метафорой и диагнозом психиатра. Или очень эффектно — от начала до конца — играет в спектакле телеграфный столб, стоящий в глубине сцены. В начале спектакля он дает неверный свет, в конце спектакля его снесут бунтующие мужики, отчего выстрелы и мордобой, написанные Горьким в 4 действии, протекают в полной темноте — если пьесу заранее не прочесть, то и не знаешь, что там происходит. 

Николай Рощин каждый раз другой. В этот раз, казалось, он делает спектакль почти строго по тексту, в современной версии Станиславского, но с массой интересных аллюзий на современность. Такого спектакля я у него не упомню. Но в конце все-таки следует фирменный ход. Протасов идет дирижировать оркестром, и под какую-то трехчастную симфонию на экране демонстируются три картины. Первая сделана наподобие обсуждаемой в спектакле картины «Дети солнца», но так, как будто картину Бёклина написал Тимур Новиков. Вторая и третья в том же стиле — развитие сюжета первой: кораблекрушение и выброшенные на остров люди и звери. Пародийные картины сами по себе смешные, но они поразительно меняют все настроение финала. И это, конечно, катарсис. Блестящая задумка Николая Рощина воистину заставляет умного человека задуматься. 

Если говорить об актерах, то ярче всех Иван Волков в роли Протасова — сыгравший как-то синтетически и очень убедительно. Очень интересны Мария Лопатина (его сестра Лиза) и Анна Селедец (его жена Елена) хорошей игрой по Станиславскому. Остальные персонажи как-то совершенно однотонны, но в этом, видно, и заключается рефлексия Рощина над Горьким. Лучшая роль второго плана — Елена Немзер (Антоновна, нянька). 

Сценография, как всегда, впрочем, у Рощина — поражает и никогда нигде не повторяется. Очень хороший спектакль. И, как сказано в начале, своевременный.  

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded