evg_ponomarev

Categories:

"Летучая мышь" в Мариинском театре

13 января

Новая сцена

Предновогодняя премьера «Летучей мыши» — идея красивая, чисто венская.  7-й спектакль (с трансляцией или записью — в зале стояло с десяток камер) приурочили к Старому Новому году. 

Однако получилось много неудачнее, чем с мюзиклом «Моя прекрасная леди», поставленном маэстро на исторической сцене в 2012 году. Там хотя бы кураж был, здесь все очень блекло. 

Роскошной постановки не получилось — коронавирус, говорят, ударил и по роскоши. А Мариинский и без него сто лет не  баловал нас роскошными постановками. Бедненькую декорацию (с интерьерами почему-то в стиле ар нуво вместо привычного венского ампира) пытались компенсировать весьма провинциальные видеопроекции. Эффектные платья Розалинды, включая костюм летучей мыши, растворялись простенькими американского стиля костюмчиками на прочих героях. 

Новаторской музыкальной идеи нет. Валерий Гергиев играет оперетту очень традиционно. Оркестр и хор, конечно, много лучше, чем в любых театрах оперетты — музыкальной комедии. Солисты тоже лучше — чуть-чуть. Вот если бы премьерные спектакли пели Юсиф Эйвазов с Анной Нетребко, а добавить к ним Романа Бурденко (Фальком) и Владислава Сулимского (Франком, директором тюрьмы), а Альфредом взять Нажмиддина Мавлянова, а Аделью Айгуль Хисматуллину — о таком спектакле говорили бы долго. Но из солистов первого ряда в спектакле задействована только Елена Стихина (Розалинда), и ту 13 января для записи маэстро предпочел заменить Марией Баянкиной, которая куда эффектнее, наверное, в его представлении, носит роскошные платья.  В целом, музыкальная составляющая премьеры очень слаба. В «Моей прекрасной леди» старый театр хотя бы разваливался от мощи микрофонного звука — хоть какой-то кураж создавая.  

Новаторской постановочной идеи тоже нет. Текст (существенно сокращенный) взят из известного (и неудачного, на мой взгляд) фильма Яна Фрида — для узнаваемости. Текст арий (несмотря на наше безмерное уважение к Николаю Эрдману) очень пошл. Уже пели бы, что ли, по-немецки — все равно русский текст показывают в титрах. И главное — оперные артисты не умеют играть оперетту. Нет в них ни напряжения, ни буффонады, каскада тоже нет. В «Леди» взяли хотя бы парочку драматических артистов. Здесь все сделано своими силами. Поэтому температура на сцене весь спектакль — твердые 36.6. Назло коронавирусу. 

Пожалуй, только роль князя Орловского решена не тривиально. Невысокая Екатерина Сергеева в чем-то напоминающем юнкерский костюмчик ходит по сцене, покачиваясь и покачивая бутылкой из-под шампанского. Ни дать ни взять Лариса Голубкина в «Гусарской балладе». Русофобия, одним словом, налицо.   

Ну и как во всех оперных постановках последнего десятилетия — полнейшая экономия на балете. Вальс танцуют шесть пар в белом, на уровне даже не Венской оперы, а Будапештского театра. Потом к ним присоединяются четыре гусара (то ли русских, то ли венгерских — черт их разберет), вяло пляшуших чардаш. Галоп исполняют общими усилиями хора и солистов оперы, смотрится совсем убого. Вот, помнится, был я в Бастили на «Веселой вдове» — безумный канкан в исполнении балета Парижской оперы вспоминаю до сих пор.  

«Моя прекрасная леди» сошла со сцены быстро. Даже года, помнится, не продержалась. Если «Летучая мышь» продержится дольше, виновата в этом будет только петербургская любовь к Штраусу-сыну. 

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded