evg_ponomarev

Categories:

Акустическая раковина в Мариинке. "Реквием" Верди

11 февраля 

Новая сцена Мариинского театра


Акустическая раковина — штука красивая и интересная. Вся сцена (стены и потолок) в волнистых деревянных панелях, эффектно украшенных небольшой эмблемой Мариинского театра. Звук получается объемный, как в современных кинотеатрах. Когда, например, в Tuba mirum звучат только медные духовые — в партере кажется, что что музыканты играют и на сцене и в зале. На вокалистов раковина действует по-разному. Ильдару Абдразакову, обладающему не самым мощным голосом, раковина добавляет объем и силу. А вот Татьяне Сержан, у которой звук и так в последнее время разваливается, добавляет проблем. Юлия Маточкина в ряде случаев звучит глухо, как будто ей низов не хватает. А Отара Джорджикию благодаря раковине слышно в любой точке зала, но я не уверен, что это плюс. 

Громкость оркестра у Валерия Гергиева внутри раковины становится критической, оркестр не всегда удачно накладывается на хор, но в тех случаях, когда звук сводится, получается весьма и весьма красиво. Солистам во время хоровых сцен приходится орать, особенное сочувствие вызывает бедная Сержан. Есть старый анекдот о том, что хорошее сопрано живет в Мариинском театре не более пяти сезонов. Ибо под грохочущий оркестр петь хорошему сопрано вредно. 

Ну и самое главное — твердое ощущение, что к раковине, кажется, пока еще не привыкли ни дирижер, ни оркестр с хором (первый концерт с нею состоялся 6 сентября прошлого года). К Recordare хор и солисты распеваются, и слушать становится интересно. А к Lacrymosa, т.е. аккурат к середине произведения Верди, концерт достигает высокого профессионального уровня. 

И лишь Libera me не удалась совсем. Из трех «Реквиемов», которые слушал с Сержан, это самый неудачный. Причина — в приведенном выше характерно-мариинском анекдоте.      

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded