evg_ponomarev

Category:

Продолжение немецкой программы Театральной олимпиады: спектакль "Опасная жалость"

3 ноября

Шаубюне (Берлин) на Новой сцене Александринского театра


Известный британский режиссер Саймон Макберни поставил выдающийся спектакль по роману Стефана Цвейга «Нетерпение сердца», написанному перед началом Второй мировой войны и посвященному последним мирным месяцам перед Первой мировой войной. 

Спектакль можно отнести к тому типу спектаклей, которые пытаются внимательно и продуманно читать классический текст. В начале спектакля артисты выходят на сцену и встают или рассаживаются за пюпитры, как музыканты. Рядом с каждым пюпитром стоит микрофон, как будто артисты сейчас станут петь по нотам. Но нот нет и не будет — у каждого артиста в руках книга, которую он читает перед нами, но читает особенным образом: не декламируя, но исполняя. И тут музыкальные ассоциации как нельзя кстати. 

Фиксированные роли есть только у двух артистов, играющих одного главного героя: молодого лейтенанта и немолодого рассказчика. Все остальные персонажи легко меняют роли и амплуа, следуя за линейностью текста. Великолепие актерской игры каждого особенно заметно при каждом перевоплощении. Великолепие актерского ансамбля особенно заметно в тех случаях, когда несколько артистов озвучивают одного героя, создавая сложное звучание, соединяющее произносимую реплику и разнородные внутренние голоса. Или когда со всех сторон летят афористичные фразочки (за ними не всегда успевают титры, и несколько помогает какое-никакое знание немецкого языка), передающие душевное смятение персонажа. Диалогизм и многоголосие разбавляют монологическое повествование, которое ведет бывший лейтенант Антон Гофмиллер. Два Гофмиллера на сцене — юный и умудренный — тоже разрушают монологизм цвейговского текста. 

И получается исключительно насыщенный сценический текст — намного более сложный, чем текст читаемый. К этому добавляется сдержанное использование видеопроекций, в финале расширяющих замкнутый мир цвейговского романа до обобщений, соединяющих человеческое чувство и всемирную историю: мелькающие на заднике фотографии сначала показывают нам картины Первой войны, затем войны Второй и, наконец, современность — в которой все останавливается на судах с африканскими мигрантами. То, что совершенно не удалось с британской труппой Хайнеру Гёббельсу блестяще удается с немецкой труппой Саймону Макберни. Антитеза «жалость — жестокость» проецируется на антитезу «логика чувства — логика истории», заставляя историю обрести человеческое лицо и немного прислушаться к переживаниям отдельного человека. 

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded