evg_ponomarev

Categories:

Рокко и его братья

28 сентября

Венгерский национальный театр на сцене Александринского театра

Театральная олимпиада


Режиссер Аттила Виднянский, знакомый нам по огромному спектаклю «Преступление и наказание», привез на Театральную олимпиаду спектакль собственной труппы. Спектакль, созданный на основе фильма Лукино Висконти, оказался значительно более интересным. 

Режиссер не стал прямо следовать сценарию (как он послушно последовал за Достоевским), а добавил к сюжету фильма отдельную линию — эстетствующий итальянский футуризм (сюрреализм, дадаизм) с его местами пафосными, а местами наивными лозунгами. Не без легкого оттенка фашистской идеологии. Эта линия протекает параллельно сюжету о семействе Паронди, приехавшем из захолустной деревни в Милан за лучшей жизнью, но сохраняющем абсолютное понимание добра и зла, — и о боксерах Симоне и Рокко. Таким образом, история Висконти перенесена лет на двадцать вперед и соотнесена со всей историей итальянского неореализма, не способного обойтись без рефлексии на фашистские темы. Сложнейшая трехэтажная декорация, трансформирующаяся в зависимости от решений мизансцен (тоже очень сложных), подчеркивает метатекстовость спектакля. 

Получилось очень интересно. Если до перерыва это наложение просто казалось прикольным, то после перерыва (как не правы были многие и многие, ушедшие в перерыв!) стали все четче обозначаться связи между двумя сюжетами. Врожденная нравственность Рокко не просто приводит к блестящим спортивным победам, не давшимся его брату Симоне, — она просто и убедительно выстраивает антитезу интеллигентскому умствованию и  умозрительному жизнестроительству межвоенных эстетов. Апология насилия и бокс тоже вступают в паралелльные отношения; любовь и сексуальное насилие, противопоставленные и у Висконти, получают дополнительные значения. В финале же приходит катарсис — семейная любовь преодолевает все искушения и преграды, сохраняя среди безумного мира подлинное бытие. 

И не говорю о том, как здорово — по Станиславскому — все это сыграно. Мне уже приходилось писать, что систему Станиславского Восточная Европа сохранила много лучше родины Станиславского. Этот спектакль — лишнее подтверждение давнего тезиса.   

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded