evg_ponomarev

Categories:

Трилогия Т.Терзопулоса. "Аларм"

17 сентября

Театр «Аттис» (Афины) на Новой сцене Александринского театра

Театральная олимпиада

Создатель Театральной олимпиады, живой классик из Греции, хорошо знакомый петербургской публике, ибо поставил в Александринке три ярких спектакля (особенно блестящ был «Эдип», уже ушедший из репертуара), Теодорос Терзопулос привез в Петербург маленькую трилогию. Это что-то вроде «маленьких трагедий» Пушкина, ибо три истории, взятые из разных эпох и разных сфер бытия, объединены какой-то энергетической идеей, которую еще поискать. 

Первый спектакль под названием «Аларм» представляет публике взаимоотношения королевы Елизаветы I и королевы Марии Стюарт — но совсем не так, как принято рассказывать эту историю. Обе королевы ползут с разных сторон по наклонному черному желобу — будто это могильные черви. Они ругают друг друга последними словами на разных языках (впрочем, исторический колорит сохранен: в речи Елизаветы преобладает английский, в речи Марии — французский; Елизавета не упускает случай упрекнуть визави в плохом знании языка собственных шотландских подданных), как бы вспоминая за гробом, кто более виновен и кто больше крови пролил. Рассказчик, выступающий в роли античного хора, тоже медленно ползет по авансцене, ноги его кажутся опутанными ветвями и корнями, он словно только что вылез из могилы. Рассказчик (Тасос Димас — очень яркий артист) комментирует речи королев стихами греческого поэта Танасиса Алевриса, наиболее частотное слово комментария — «путаны»; характеристики, которыми награждает обеих великих дам рассказчик, — это мерзость речи и мерзость мысли, переходящие в символику земли и перегноя, связанную с погребальными обрядами и хтоническими культами.   

Весь спектакль, как принято у Терзопулоса, построен на реконструированной античной декламации, когда говорят на выдохе, а основа реплик — повторяющиеся слова или краткие фразы, получающие за счет повторов символическое значение. При этом декламация местами превращается в перебранку или выкрикивание бессмысленных лозунгов, вроде «Славьте Макрона» у Марии Стюарт или «Знаешь ли ты, дорогая, Бориса Джонсона?» у Елизаветы. Изначальный пафос размывается, зал громко улыбается, но ненадолго. Потому что все очень серьезно, несмотря на предельную условность детской игры. Интересно и ругательство «Змея!», которое каждая из королев бросает другой. Поскольку обе они ползают в черной земле, а одна из них ближе к концу в кровавом свете как бы проглотит вторую, оно превращается почти в реализацию метафоры. 

Теодорос Терзопуслос, вышедший на поклоны вместе с артистами, давно пришел к тому, чего так желали русские символисты и реформаторы русского театра эпохи модернизма — возрождению античного театра на современном материале. Не потому ли так любит режиссера Петербург?  

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded