evg_ponomarev

Categories:

Уроки любви и жестокости

Лондонский камерный оркестр (дирижер Оливер Зеффман) и солисты из Великобритании на сцене Концертного зала Мариинского театра

9 июля


«Уроки любви и жестокости» — название третьей оперы современного английского композитора Джорджа Бенджамина (р. в 1960), впервые исполненной в Ковент-Гардене в 2018 году. Сюжет оперы взят из пьесы «Эдуард II» Кристофера Марло, поэта елизаветинской эпохи, — и сильно осовременен либреттистом Мартином Кримпом в духе эпохи политкорректности. Речь идет о смене короля на английском троне, причем королева Изабелла, изначально любившая короля, уходит от него к лорду Мортимеру вместе с сыном. Сын, взойдя на престол, потом Мортимера и казнит — прямо на глазах у мамы. Мортимер, изначально ратовавший перед королем за бедных и несчастных, чуть было не поплатившийся за это жизнью,  оказывается — после обретения власти — зверем похуже короля Эдуарда. Королева Изабелла еще более жестока — как по отношению к бедным, так и по отношению к близким. Так что все друг друга стоят, и история королей становится чем-то вроде разборок в паучьей банке. Вот только низложенный король перед смертью вдруг становится кем-то вроде Сократа и понимает нечто высшее. 

Музыка Джорджа Бенджамина, с одной стороны, очень добротна, профессиональна и качественна. С другой стороны, композитор находится в общем русле поисков современной классической музыки: он соединяет привычное звучание симфонического оркестра с этномузыкой, добавляя в оркестр иранский томбак, африканский «говорящий» барабан и венгерские цимбалы, чтобы, как сказано в анонсе, усилить ощущения страха и создать новую драматическую линию. Однако экзотическим инструментам практически не удается сломать общую оперную матрицу. Перед нами чистейшей воды Бриттен (может, и Мессиан, у которого композитор официально учился, — но больше ощущается Бриттен) — и его хорошо усвоенные уроки, но напрочь лишенные собственной изюминки (да и бриттеновских озарений тоже лишенные), создают музыкальный текст. Добротный, интересный, местами изыканный, — но в целом вторичный. 

Как тут не вспомнить о целой плеяде петербургских композиторов, завершавших свою карьеру  в 90-е годы: каждый называл себя главным учеником Шостаковича. В каждом из них действительно что-то было от Шостаковича, но ни в одном не было ни искрометной музыкальной иронии, ни неожиданных соединений несоединимого, характерных для музыки Дмитрия Дмитриевича...   

Вокалисты подобраны хорошо — это те самые певцы, которые исполняют на самом высоком уровне оперы Бриттена: тенор Тоби Спенс (Мортимер), о котором мне в этом году уже приходилось писать — он блестяще пел весной в «Билли Бадде» на сцене Ковент-Гарден, и баритон Марк Стоун (Король). Сцена предсмертного прозрения короля, наверное, самая лучшая в опере.   

Опера исполнялась в присутствии композитора, который перед началом вышел на сцену и представил нам свое творение. Уважение композитора к мировому турне собственного сочинения вызывает уважение. Зрители, кажется, по-настоящему прониклись исторической значимостью развернувшегося перед ними события. В афише и программе определенно не хватало надписей «Премьера в России», «в присутствии автора», «Новейшие течения мировой оперной музыки». 

Выступление композитора (стоит посередине, говорит в микрофон) перед концертом. За спиной спикеров - корона, из-за которой вскоре разгорятся нешуточные страсти
Выступление композитора (стоит посередине, говорит в микрофон) перед концертом. За спиной спикеров - корона, из-за которой вскоре разгорятся нешуточные страсти
Поклоны по окончании. Дирижер приветствует композитора. Тоби Спесн - второй справа, Марк Стоун - четвертый справа.
Поклоны по окончании. Дирижер приветствует композитора. Тоби Спесн - второй справа, Марк Стоун - четвертый справа.


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded