evg_ponomarev

Categories:

Интересная "Аида"

6 июля

Мариинский театр


В одном спектакле выступали Татьяна Сержан (Аида), Юлия Маточкина (Амнерис) — ее в этой партии слушал в первый раз, Владислав Сулимский (Амонасро). Кроме того, в роли Радамеса вышел Олег Видеман, про которого пишут разное. В общем, решил послушать — исходя из оптимального на сегодня исполнительского состава. 

Татьяна Сержан поет «Аиду» очень уверенно. Она у нее, как и раньше, сродни героиням Достоевского (как, впрочем, все ее героини — певица иначе не умеет): трагически-надломленная. Не всем такое исполнение нравится: слышал в коридоре от считающего себя знатоком, что «Аиду просто нельзя выпускать на сцену». А мне нравится — и очень. Ни у кого никогда раньше не было такой Аиды и таких русских героинь Верди. Первый и второй акты у Сержан великолепны — с яркой придыхательной интонацией (a la Татьяна Доронина в драме) и заламыванием рук в духе античного театра. Третий (Нильский) акт, как всегда, чуть хуже — лирика романса не дается ей, хоть тресни. Но стоит выйти Амонасро, опять начинается достоевский надрыв — и нужная трактовка роли восстанавливается. Не спеть ли Татьяне Сержан Настасью Филипповну в опере Вайнберга? — будет стопроцентное попадание в роль.   

Юлия Маточкина хороша вокально (пожалуй, не всегда хватает ей мощности и многообразия интонаций — образец, данный этой роли Ириной Богачевой, слишком памятен). Совершенство, с которым Юлия однажды спела Эболи, пока получается не всегда. Жаль, что Маточкина не растет так быстро, как нам бы хотелось, но она безусловно растет. Лучше всего сцена со жрецами в предпоследней картине, хотя актерского блеска Богачевой и здесь пока не достает. 

Сулимский-Амонасро так же глубок, как и все итальянские роли этого замечательного певца. Эпизодического персонажа «Аиды» он делает главным. Такого Амонасро не было в Мариинке много лет (у Лейферкуса — из больших баритонов — эта роль совсем не получалась).   

Олег же Видеман в роли Радамеса — ничуть не лучше Михаила Векуа. Пожалуй, даже хуже. Векуа поет честнее: где не может, там срывается. Видеман же одни высокие ноты транспонирует себе чуть не на октаву вниз, а другие типа берет демонстративным ором: нота не взята, но делается вид, что взята. И так постоянно. 

Хуже всех был дирижер Кристиан Кнапп, оркестр у которого звучит отдельно от солистов.   

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded