evg_ponomarev

Category:

"Цена" Артура Миллера с Дэвидом Суше

27 апреля

Виндхэм-театр (Лондон)


Драматический театр в Англии устроен не так, как у нас. На один спектакль находят один актерский состав, который играет пьесу несколько раз в неделю, а в выходные — дважды в день. Никто из наших драматических звезд так много не работает. А 72-летний Дэвид Суше — работает. Цены на этот спектакль приближаются к оперным, но, надо сказать, и у нас цены на драматические спектакли с суперзвездами приближаются к оперным. 

Дэвид Суше, исполняющий роль 90-летнего скупщика-еврея Грегора Соломона, усилен второй суперзвездой английской сцены — Бренданом Койлом в роли полицейского Виктора Франца. Койл — обладатель премии Лоуренса Оливье, много играет на театральных сценах Англии и США. Широко известен по сериалу  «Аббатство Даунтон». Роль жены Виктора исполняет Сара Стюарт, а роль брата Уолтера — Адриан Лукис. 

Спектакль поставлен Джонатаном Чёчем предельно традиционно — все, как в пьесе Миллера. На сцене — небольшая комната, заваленная вещами. Артисты входят и выходят, говорят и ведут себя, как  написано драматургом. Никаких собственных завихрений режиссер не добавил. Большинство российских современных режиссеров назвали бы это скучным театром прошлого. Но зал забит, а спектакль потрясает. Современный английский зритель, не догадываясь, что это скучно, внимательно следит за разговором все два действия. Потому что на сцене настоящие актеры и мощный актерский ансамбль. Возможно, тонкой игре способствует и та чудовищная капиталистическая эксплуатация, которая и не снилась нашим актерам. Эти четверо играют спектакль с февраля. Около пяти-шести раз в неделю.  Хочешь — не хочешь, а работать с партнерами научишься. Особенно, когда партнеры — блестящие артисты.  

Играют по Станиславскому, с самыми тонкими душевными нюансами. Во-первых, пытаются передать американский стиль мышления и стиль жизни. Произнося и текст на американский лад (не столь подчеркнуто-артикулированно, как говорит культурная английская публика в антрактах), а еврей Соломон, в молодости живший в Российской империи, говорит с сильнейшим акцентом — совсем, надо сказать, не напоминающим акцент Пуаро. С интересом узнал из википедии, что дед артиста — еврей из Литвы, а прадед по материнской линии — еврей из Латвии. Так что для Дэвида Суше роль Соломона — это отчасти и история семьи. Психологический конфликт двух братьев, лежащий в основе драмы, играется на тончайших переменах настроения. И Виктор и Уолтер — очень хорошие люди, но есть в них что-то такое, что не позволяет братьям друг друга понимать. 

 Этот спектакль как-то убедил меня, что «Цена» — очень западная пьеса, несмотря на весь ее общечеловеческий метафорический подтекст. Так, воспоминания о спектакле Розы Сироты, поставленном в товстоноговском БДТ в 1968 году и продержавшемся в репертуаре до начала 1990-х (я мог еще его посмотреть, но почему-то не посмотрел), обычно сводятся к рассказам, как совсем еще молодой Стржельчик играл Соломона, Эстер была, кажется, Алиса Фрейндлих, а вот кто играл две главные роли — забылось. А в них ведь самая суть. Постановка Джонатана Чёча сохраняет этот изначальный смысл. Соломон во втором акте становится эпизодическим лицом, а конфликт движется репликами двух братьев. 

И, под конец, два слова о театре Виндхэм (его открыл Чарльз Виндхэм — актер и театральный менеджер) прямо у метро Лейстер-сквер . Очень милый интерьер, созданный в самом конце XIX столетия и сохраняющий дух старого Лондона: стены затянуты шелком, уютные фойе, сложная система проходов — как почти во всех лондонских театрах. Над сценой сидят два здоровых полуобнаженных мужчины с крыльями — резные ангелы — и держат медальоны с портретами театральных деятелей. Дерево, дерево вокруг — старина. А на стенах — фотографии знаменитостей, игравших в этих стенах. Бросилась в глаза фотография молоденькой Ванессы Редгрейв. 

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded