evg_ponomarev (evg_ponomarev) wrote,
evg_ponomarev
evg_ponomarev

Categories:

"Иванов" Някрошюса

3 октября
Театр-фестиваль Балтийский дом
Открытие 27 фестиваля "Балтийский дом"

Эймунтас Някрошюс - давний гость фестиваля, именно Балтийский дом много лет назад открыл этого знаменитого режиссера петербургскому и российскому зрителю. В этот раз спектакль Някрошюса играл не вильнюсский театр "Мено фортас", как бывает обычно, а Национальный театр из Загреба. Можно сказать, что режиссер возобновил свой старый спектакль - он уже ставил его в Литве и Италии. Однако у Някрошюса любое восстановление - как новый спектакль.
Я, как известно, не большой поклонник этого режиссера. Отдаю ему дань уважения, внимательно смотрю и изучаю, но это точно не мое. В этот раз "Иванов" понравился. Наверное, потому, что в нем традиционные някрошюсские фишки (нарочитая метафоризация действия; разложение метафор на небольшие этюды a la учебный театр; перевод психологических состояний во внешнее пространство - Саша, например, все время носится по сцене, как заведенная; об этих фишках я уже писал много раз и повторяться не буду) сведены к минимуму. Есть в этом спектакле какое-то изящество пропорций, и идет он - в отличие от прочих классических спектаклей режиссера - всего 3 с половиной часа. Подкупает ироничность и рефлективность многих решений: принципиальный и показательно честный доктор Львов пробегает по сцене с портретом Чехова (остроумный пуант перед антрактом); Зинаида Савишна Лебедева раздает тапочки гостям, выкликая их по имени - среди прочих Вершинин и Чехов - забавное начало сцены у Лебедевых; Бабакина и две провинциальные девицы рядом с ней забавно оттеняют основную любовную историю; в драматический момент отказа от свадьбы гости начинают по-детски считаться, выбывающие уходят, остаются те, кто нужен для главной сцены. Причем ни в чем нет перебора (а этим Някрошюс сильно страдал в былые годы) - и даже самоубийство Иванова в финале дано символически изящно: никакого пистолета, герой уходит за сцену, Львов откупоривает бутылку шампанского, как бы празднуя победу над беспринципностью - звук вылетающей пробки заменяет выстрел, символический огонек души пробегает вверх. Все.
Загребский театр - театр сильный. Понравился целый ряд актеров: Драган Деспот (князь Шабельский), похожий манерой игры на Филиппенко, Луца Анич (Саша Лебедева), убедительно игравшая искренность, доброту и благородство, Горан Гргич (Лебедев), у которого идеально получился спившийся благородный порывистый провинциал. Главная неудача этого спектакля - Боян Навоец в роли Иванова. Его постоянная легкая улыбка, спокойный голос, учительская интонация мудреца никак не объясняют загадочной неврастении. Иванов кажется зажравшимся пошляком, от этого меняется суть пьесы. Это еще как-то можно терпеть во время первой половины, когда же Иванов начинает произносить монологи и что-то объяснять Саше в длинных диалогах, становится очень скучно. Хочется дать Иванову в морду, чтобы перестал рисоваться. А ведь он у Чехова совсем не рисуется, он безостановочно рефлектирует и страдает от бессмысленности и пошлости любой, самой выдающейся жизни (предвосхищение Федора Протасова, если хотите). Такую роль играть значительно сложнее, чем все перечисленные выше. Но "Иванов" без Иванова непонятен.
Несмотря на это, ощущение цельности и единого замысла сохранилось до самого конца. Режиссерские находки исправили положение. Общие сцены и изяшная концовка примирили и с отсутствием Иванова.
Tags: Балтийский дом, Някрошюс, фестиваль Балтийский дом
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments