evg_ponomarev (evg_ponomarev) wrote,
evg_ponomarev
evg_ponomarev

Categories:

Вагнерианский поворот Анны Нетребко. И вообще мариинский "Лоэнгрин"

4 июня
Мариинский театр. Новая сцена
Фестиваль "Звезды белых ночей"

Анна Нетребко начала петь Вагнера. Выступив в партии Эльзы в Дрезденской опере, звезда решила показать новое амплуа и Петербургу. Это, в принципе, обычный поворот в карьере сопрано: перестав справляться с вокальными сложностями итальянской оперы, певицы нередко переключаются на оперы великого немца. Правда, значительно профессиональнее выглядят те из них, кто всю жизнь специализируется на определенной музыке. Но это уж кому как нравится. Ничего зазорного в таких переключениях нет. Сам Доминго в последние 10-15 лет теноровой карьеры пел, в основном, Вагнера. Удивительно, пожалуй, лишь одно: что Нетребко с ее специфическим вокалом это не пришло в голову раньше.
У нее по-прежнему очень мощный голос. По-прежнему некрасивый верх, в котором певица сразу переходит на крик (например, прославление победившего Лоэнгрина в финале первого акта). По-прежнему очень приличная середина. Но главная, как кажется, сложность в новом для нее репертуаре - это сложное интонирование, которое, наряду с силой голоса, дает хорошую вагнеровскую певицу. В нужную интонацию Нетребко попадает далеко не всегда, и это нередко заставляет относиться к ее Вагнеру несерьезно, с полуулыбкой. Когда же к ней в пару попадает еще один певец, не владеющий вагнеровской интонацией (Сергей Скороходов - Лоэнгрин), то дуэт в начале третьего действия оказывается просто заваленным. Когда же вместе с ней поет профессиональная вагнеровская певица (Надя Михаэль - Ортруда; во втором акте), то звучит очень неплохо.
Надя Михаэль, драматическое меццо, певица с очень широким репертуаром, вызванным широким диапазоном голоса, оказалась едва ли не интереснее главной героини вечера. Ее очень красивый тембр с яркими переходами от глубокого, грудного низа к широким и красивым верхам, пленяет с первых же минут. Она поет сочно, умно и вдохновенно. Актерская игра блестяща и, хотя постановка не особенно позволяет играть, вся она в голосе. Ей единственной крикнули "браво" по ходу спектакля, и это совершенно заслуженно. Из недостатков можно отметить лишь некоторую нехватку дыхания, поэтому в сценах с хором ее почти не слышно.
Что касается наших мариинских басов, то запомнились Александр Никитин (глашатай) и Михаил Петренко (Генрих Птицелов). Понимаю, почему Петренко любят приглашать в Германию - интонация что надо. А вот Евгений Никитин (Фридрих фон Тельрамунд) совершенно не тянет - в прямом смысле: до нот не достает. Вместо пения приходится размахивать руками, рычать и дергаться, изображая романтического злодея. Последний раз он дернулся, уже убитый, лежа на сцене - видно, по инерции. По театру, как на комической опере, пробежал массовый смешок.
Ну и наконец, Скороходов-Лоэнгрин при том, что даже до нужных нот вроде бы достает, совершенно теряется из-за слабости голоса и итальянской техники: "Лоэнгрина" он пытался спеть, как неделю назад "Травиату" - и не получается ничего. Не мешало бы и тенора импортировать, получился бы хороший парадный спектакль.
В целом же, впечатление осталось хорошим. Спектакль получился - во многом из-за четкого ведения тем и хорошего звука оркестра. Гергиев умеет исполнять Вагнера.
Tags: Гергиев, Евгений Никитин, Мариинский, Михаил Петренко, Надя Михаэл, Нетребко, Сергей Скороходов, звезды белых ночей, мариинка, фестиваль
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments