?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Самсон и Далила

25 мая
Мариинский театр. Новая сцена.

Первое представление оперы Сен-Санса "Самсон и Далила" - по сути, открытие фестиваля "Звезды белых ночей". Формально фестиваль откроется на следующий день, но по сути - это уже открытие, большая оперная премьера. Выстроенная система прологов к фестивалю (наряду со звездным "Реквиемом" Верди) кажется очень удачным пиар-ходом этого года.

"Самсона и Далилу" в России исполняют редко, за 30 лет своей театральной жизни не припомню, чтобы эта опера шла хоть в одном российском театре. Так что общий курс Мариинки последних лет - на обогащение российского репертуара важными мировыми оперными текстами - продолжается. Вслед за зимней премьерой оперы Верди "Симон Бокканегра" мы получили главную оперу Сен-Санса.

Оперу, по-видимому, ставили с расчетом на Екатерину Семенчук (Ольга Бородина, похоже, эту Далилу петь не будет). Семенчук - удивительная певица. Никак не могу понять, на чем построен ее мировой успех (мне в этом сезоне еще предстоит ее Азучена в Лондоне). Диапазон голоса невелик; тембр очень прост и, можно сказать, некрасив; верхи визглявы и неаккуратны. Все это певица продемонстрировала в премьерном спектакле. При этом Екатерина Семенчук поет в крупнейших оперных театрах мира. В чем подвох?
Совершенно другое впечатление произвел Самсон Грегори Кунде. Этот тенор чуть не первый раз приехал в Россию весной, на фестиваль Ростороповича - на замену планировавшемуся в "Аиде" Радамесу. Надо отдать должное селекционной работе Мариинки: спустя два месяца Кунде поет Самсона в Петербурге. Впрочем, Валерий Гергиев и без того знаком с американскими вокалистами: возможно, певца пригласили на премьеру и независимо от фестиваля Ростроповича. Для шестидесяти с лишним лет Кунде в замечательной форме: его Je t'aime, завершающее вторую арию Далилы, было интереснее всей арии. Верхние ноты он берет легко и мощно, в массовых сценах четко звучит поверх хора, в финальных сценах умеет пропеть фразу "со слезой". Пожалуй, и к нему можно придираться, но в столь почтенном для тенора возрасте придирки неуместны.
Роман Бурденко (жрец Дагона) и Станислав Трофимов (старый иудей) достойно исполнили свои небольшие партии. Михаил Петренко (Абимелех, сатрап Гизы, - его убивают в первой же сцене) показался менее убедительным - каким-то поверхностным и в голосе и в трактовке роли.
Не первый раз удивляет хор Мариинского театра, который раньше считался неумаляемым брендом. Несведенное звучание в первой сцене (в которой хор поет много и долго) неприятно удивило. Спишем это на премьерное волнение, как и местами (или показалось?) расхождения оркестра с солистами и хором.
Постановка Янниса Коккоса продолжает традицию "темного спектакля" (таков же, скажем, "Аттила") и совершенно лишена действия и движения. На фоне статичной музыки Сен-Санса это можно назвать неудачей. Пейзаж на сцене космический, а костюмы а ля двадцатые-тридцатые напоминают о фашизме и Холокосте. Интересно вписалась в спектакль хореография Максима Петрова в сцене вакханалии. Она, в принципе, не сложна, но очень в стиле.
Одним словом, не все получилось на премьере, но спектакль в целом вышел. Большая оперная премьера накануне официального открытия фестиваля.

Profile

evg_ponomarev
evg_ponomarev

Latest Month

June 2018
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow