Акустическая раковина в Мариинке. "Реквием" Верди

11 февраля 

Новая сцена Мариинского театра


Акустическая раковина — штука красивая и интересная. Вся сцена (стены и потолок) в волнистых деревянных панелях, эффектно украшенных небольшой эмблемой Мариинского театра. Звук получается объемный, как в современных кинотеатрах. Когда, например, в Tuba mirum звучат только медные духовые — в партере кажется, что что музыканты играют и на сцене и в зале. На вокалистов раковина действует по-разному. Ильдару Абдразакову, обладающему не самым мощным голосом, раковина добавляет объем и силу. А вот Татьяне Сержан, у которой звук и так в последнее время разваливается, добавляет проблем. Юлия Маточкина в ряде случаев звучит глухо, как будто ей низов не хватает. А Отара Джорджикию благодаря раковине слышно в любой точке зала, но я не уверен, что это плюс. 

Громкость оркестра у Валерия Гергиева внутри раковины становится критической, оркестр не всегда удачно накладывается на хор, но в тех случаях, когда звук сводится, получается весьма и весьма красиво. Солистам во время хоровых сцен приходится орать, особенное сочувствие вызывает бедная Сержан. Есть старый анекдот о том, что хорошее сопрано живет в Мариинском театре не более пяти сезонов. Ибо под грохочущий оркестр петь хорошему сопрано вредно. 

Collapse )

Палачи (новый спектакль с участием О.В. Басилашвили)

БДТ

5 февраля

Пьеса Мартина Макдонаха поставлена Николаем Пинигиным к юбилею Олега Басилашвили. Предыдущий спектакль для Басилашвили («Лето одного года») ставили в БДТ десять лет назад. 

Юбиляру досталась очень яркая роль — роль профессионального палача, переживающего отмену смертной казни. У него, впрочем, есть еще собственный паб, в котором собираются одни и те же люди — приятели и «фанаты» палача. В этом пабе и происходят главные события пьесы. Сюда заявятся персонажи из прошлого палача Гарри Уэйда: его бывший помощник, его бывший коллега — другой знаменитый палач, а также молодой человек — приятель повешенного Уэйдом юноши, который, похоже,  был совершенно не виновен. 

Неожиданные сюжетные повороты, отсутствие пафосности, с которой принято обсуждать вопрос смертной казни, многозначительная легкомысленность или, напротив, легкомысленная многозначительность, мнимая остросюжетность, держащая зал в напряжении — все это признаки первоклассной пьесы.

В эпизодических ролях перед нами предстает почти все старое поколение БДТ: Сергей Лосев (Билл) и Евгений Чудаков (Артур) забавно играют старых английских фриков, завсегдатаев паба; Геннадий Богачев ненадолго, но броско выходит в роли второго палача — возможно, даже более известного, чем Уэйд, — по-английски хранящего чувство палаческого достоинства; Екатерина Толубеева — сварливая жена Уэйда.  Стильно смотрится молодежь: Руслан Барабанов и Полина Дудкина. 

Collapse )

"Преступление и наказание" Константина Богомолова

2 февраля

Приют комедианта

Спектакль решен в камерном формате как серия монологов-диалогов. Пригласив нескольких больших артистов, режиссер добивается от монологической речи исключительного эффекта: слушать персонажей Достоевского по-настоящему интересно. Они говорят просто и доходчиво (бытовые интонации — принципиальная режиссерская задумка) — так, что местами пробирает настоящее человеческое сострадание.  Петербургская публика, обычно скучающая от классической простоты, слушает с большим напряжением и аплодирует после каждого монолога. 

Этому способствует и яркий выбор артистов. Раскольникова играет Дмитрий Лысенков, традиционно воспринимающийся публикой как стебок и ниспровергатель основ; Свидригайлова — Валерий Дегтярь, артист весьма разнообразный и сложный, Порфирия Петровича (и тут неминуемо возникает улыбка) — Александр Новиков, известный всей стране по роли Курочкина из «Тайн следствия», Мармеладова — Илья Дель, произносящий монолог просто блестяще: все ужимки и интонации пропойцы, но ни малейшего намека на дешевые штуки вроде заплетающегося языка или заплетающихся ног. Артисты молодые — Алена Кучкова (Пульхерия Александровна) и Мария Зимина (Дуня Раскольникова) тянутся за звездами и играют тоже очень хорошо, особенно Алена Кучкова, монологом которой начинается спектакль. 

Collapse )

"Чародейка" Чайковского в Мариинском театре

30 января

Новая сцена

Опера «Чародейка» кажется сочинением раннего Чайковского, хотя хронологически — это одна из поздних опер композитора, созданная после «Евгения Онегина» и «Мазепы». Такому впечатлению способствует и либретто Ипполита Шпажинского (на основе трагедии того же Шпажинского) с развесистым сентиментальным сюжетом и совершенно невозможной лексикой, претендующей на древнерусскость. Вторичность оперы подчеркнута и постановщиком Дэвидом Паунтни, построившим на сцене при помощи декораций (салон девятнадцатого века) и костюмов (мундиры девятнадцатого века и платья со шлейфами) нечто подобное «Травиате». И впрямь, история чуть не та же: отец, сын и куртизанка. 

Хороши были, собственно, два вокалиста: Владислав Сулимский в роли князя и Елена Стихина в роли Настасьи. Если Сулимский просто блестящ (положительный итог вечера: мне удалось обогатиться еще одной его ролью, совершенно новой для меня), то Стихина по-прежнему производит впечатление не до конца обработанного алмаза: очень хочется, чтобы Риккардо Мути с ней хоть немного поработал. Впрочем, мелодический и интонационный строй оперы показался столь же сбивчивым, как и повороты сюжета.  

Collapse )

Виктория Терешкина и Кимин Ким в балете "Баядерка"

28 января 2020 года

Мариинский театр

Один из самых ярких балетных спектаклей последнего времени. 

Виктория Терешкина, создав блистательный образ в партии Гамзатти, давно уже танцует Никию. Оказалось — танцует столь же замечательно. Пожалуй, впервые за много лет я видел Никию почти совершенную с технической стороны. Что же касается образа, то в первом акте Виктории хорошо удается счастливая и упоенная своей любовью девушка, а в третьем акте (с некоторым удивлением, ибо не ожидал) она была поразительно трагической тенью. Мертвой и холодной, с запрятанной в самое нутро прежней любовью. Пожалуй, балерина слегка упростила себе задачу: тень Никии у нее очень механистична, без всякой нежности, с которой принято совмещать мертвенность в этой партии.  Но и с ней, этой механистичностью, трагизм достигает небывалых в последние годы высот. Только второй акт (танец со змеей) показался тщательно сделанным, но мало эмоциональным. 

Ким, который и во время записи «Баядерки» был очень хорош, кажется, еще прибавил — глубоко в образе, мягкие высокие прыжки чередуются со стремительным шагом, вращения превосходны и только, пожалуй, приземления на двойном туре напомнили о Киме молодом (совершенно не умевшем приземляться). 

Collapse )

Царская невеста

24 декабря

Новая сцена Мариинского театра


Постановка Александра Кузина, как обычно в последнее время, во-первых, максимально бюджетна, во-вторых, рассчитана на зарубежного зрителя. В первой сцене Грязной приглашает друзей-опричников на пир: все сидят за столом, наливают себе в кубки из золотых канистр — а рядом мужички готовят венички и брызжут в печку, как в русской парной. Иностранца такая идиллия умилит — и заставит почитать что-нибудь о русской кухне и русской бане, а вот русского зрителя эта развесистая клюква раздражает невероятно. Не пора ли начать уважать собственную культуру и собственную историю?

Вокалисты в этом спектакле собраны весьма и весьма неплохие. Очень хорош Алексей Марков — Грязной, начиная с первого же ариозо. Замечательно глубока Юлия Маточкина — Любаша (вот если бы режиссер, помимо яркой актерской игры в голосе, которая у нее на высшем уровне, разрешил ей еще и по сцене интересно двигаться!). Впервые слышу ее яркое исполнение русской оперы. Хорош для своей скучноватой роли и Сергей Семишкур. Хороши и вокальные ансамбли — как давно не было в других русских операх.  Наконец, Ольга Трифонова — наверное, лучшая Марфа в отсутствие Альбины Шагимуратовой. Середина у нее, как и раньше, настоящая, интонирование верное, но верхи... Если уйти в антракте, половину оперы прослушиваешь с огромным удовольствием. Несмотря на излишнее рвение Михаила Синькевича, не способного сдержать силу оркестрового звука.  

Гала-концерт "Мусоргский-180"

22 декабря

Мариинский театр


Возвращаемся в родные стены. Подготовленный на скорую руку гала в честь юбилея Мусоргского сильно проигрывал спектаклям «под запись» — опере «Мазепа», записанной летом в лучшем на сегодня составе.  

Нечто новое и свежее прозвучало лишь в начале: в сцене из оперы «Саламбо» в исполнении Юлии Маточкиной и Романа Бурденко. Далее пошли три сцены из «Бориса Годунова» (венчание на царство, сцена в корчме и смерть Бориса), хоровой гопак и думка Параси из «Сорочинской ярмарки» и две сцены из «Хованщины» (прощание Хованского со стрельцами, финальная сцена Марфы и Андрея Хованского перед сожжением). 

Все эти сцены «далее» сильно отдавали нафталином — и моим театральным детством. Лучше всех оказались ветераны Мариинской оперы (которым не всегда хватает голоса, но актерский талант — и в 2019 году талант) Геннадий Беззубенков (Варлаам) и Сергей Алексашкин (Хованский-старший), рядом с ними «на подпевке» появились артисты из детского прошлого — Николай Гассиев (Василий Шуйский и Мисаил), Александр Морозов (Пимен). Еще был Владимир Ванеев в партии Досифея. 

Collapse )

"Щелкунчик" от Джоффри бале

15 декабря

Театр «Аудиториум», Чикаго


«Балет Джоффри» (название — по фамилии основателя труппы Роберта Джоффри) — один из известнейших балетных коллективов Америки. Основанный в 1956 году в Нью-Йорке и прославившийся в 1970-е годы реконструкциями спектаклей «Русских сезонов», этот балетный театр в 1995 году переехал в Чикаго. Весь декабрь  2019 года Джоффри балет показывает «Щелкунчика» в хореографии Кристофера Вилдона. 

Идея спектакля очень интересна. Дело происходит в канун 1893 года, когда весь Чикаго ожидает Всемирной выставки (эта выставка была одной из крупнейших в истории). Все елочные сцены происходят в небогатом чикагском доме, а затем, когда Мэри заснет, по дому побегут крысы и крысиный король, как положено, будет побежден ожившим Щелкунчиком. Потом Главный импресарио выставки (т.е. Дроссельмейер классического варианта) перенесет ее вместе с принцем на несколько месяцев вперед — на выставку, где представлены все мировые достижения (но в первую очередь, разумеется, — достижения обеих Америк). 

Collapse )

Концерт Чикагского симфонического оркестра

14 декабря

Симфонический центр, Чикаго


Чикагский симфонический оркестр, входящий в американскую «большую пятерку» и обычно включаемый в десятку лучших оркестров мира, в декабре играет без художественного руководителя — Риккардо Мути. Я выбрал программу с более или менее знакомым дирижером (Манфред Хонек) и беспроигрышным содержанием.

Collapse )

Сондра Радвановски в программе из опер Доницетти


7 декабря

Лирическая опера Чикаго


Начинаю рассказывать о культурной программе декабрьского Чикаго. Не самый лучший подбор музыкальных событий, но кое-что послушать и посмотреть можно. 

Первым номером идет программа, подготовленная большой оперной знаменитостью и уроженкой штата Иллинойс Сондрой Радвановски. Вечер в Лирической опере Чикаго (дается как отдельный спектакль много раз) назывался «Три королевы» и состоял из финалов трех опер Гаэтано Доницетти: «Анна Болейн», «Мария Стюарт» и «Роберто Деверё». По сути, это бенефис дивы, ибо тенор и баритон лишь слегка помогают ей — главное внимание достается оркестру, играющему три увертюры, очень неплохому хору и, собственно, солистке.  

Об этом знаменитом американском сопрано я составил представление еще во время ее приездов в Россию. Но поскольку там каждый раз организаторы гастролей что-то делали не так (то оркестр, то золотуха), решил послушать ее, так сказать, на домашней арене. Оказалось, что в Америке она поет так же, как и в России. 

Collapse )