Нана в Александринском театре

30 апреля

Новая сцена 


Спектакль Андрия Жолдака по роману Золя, пожалуй, удачен — ибо в этот раз, в отличие от Ибсена, режиссер выбрал материал по плечу. Романы Золя просты и одноплановы — ставь не хочу. И очень удобны для ввода всяких штучек и фенечек, ибо не имеют подтекста — кроме наследственно-натуралистического. 

Эффектно срезав в самом начале все те эпизоды, которые ставить не хочет (рассказчик сообщает зрителю, какие главы романа не будут представлены), режиссер сразу переходит к понравившимся ему сюжетным линиям — некоторые из них он осовременит (например, одним из любовников Нана становится футболист  — вместо уродливого актера варьете), некоторые оставит почти нетронутыми: в спектакле есть и граф, и банкир, и юноша-аристократ. Забавно, но почти не обыграна артистическая карьера героини (она крикнет графу, что хочет сыграть порядочную женщину в спектакле Фокина, но это останется лишь шуткой). 

При этом главная героиня (Анна Блинова) много танцует и поет, но как-то по-домашнему. Интереснее всего, как удается ей делать широкие прыжки на каблуках — ступни в туфлях крепко стянуты жгутом или чем-то подобным. Есть в ней что-то детски-непосредственное, невинное и животное одновременно. 

Но вот что странно: Нана в спектакле Жолдака совершенно не эротична. 

И вот еще: вставки на религиозные темы, вдохновленные текстом романа, до конца спектакля сохраняют ощущение «не пришей кобыле хвост». Кстати, про скачки и кобылу Жолдак выкинул, отчего? 

Collapse )

Мария Ильюшкина в "Раймонде"

Пропустив во время болезни первую Раймонду Ильюшкиной, отправился на второй спектакль с ее участием — показанный в Мариинском театре утром 25 апреля. 

Мария Ильюшкина подготовлена феноменально. Техника отточена, вся сложнейшая партия проходит стремительно, без устали и сознательных поблажек, которые нередко делают себе молодые балерины — списывая что-то на «пока не станцевать, все впереди». Мария Ильюшкина танцует все — от а до я, и делает это легко и непринужденно, как зрелая прима. В отличие же от зрелых прим, ее Раймонда проникнута девическим очарованием и несказанной свежестью. Она стопроцентно входит в роль и живет ею. 

Из двух восходящих звезд Мариинской сцены все больше отдаю предпочтение Марии Ильюшкиной, не Марии Хоревой. Хорева бросается от роли к  роли (не подготовив толком ни одну), очень занята пиаром и телевизором, очень торопится, скользит по верхам и (большею частью) не вживается в хореографический текст. Ильюшкина же идет проверенным путем мариинской примы, от простого к сложному: сделав блестящий «Корсар», делает еще более блестящую «Раймонду». Не получилось у нее пока «Лебединое озеро», но это, надеемся, дело будущего. 

Collapse )

"Сон в летнюю ночь" с Викторией Терешкиной

Наконец-то посмотрел балет, поставленный почти 10 лет назад. Худший балет Баланчина, как полагают некоторые, производит довольно-таки милое впечатление, если смотреть только первое действие, до перерыва. Танец Виктории Терешкиной (танцевавшей 16 сентября) его по-настоящему украшает, правда, особо распробовать Терешкину мы не успели. Все положенные метафморфозы налицо, все сюжетные линии раскрыты, довольно много танца, с которым наша труппа не слишком справляется — во-первых, требуется мелкая техника, а мелкой техники сегодня нет практически ни у кого в Мариинском театре; во-вторых, танцуют в этом балете все, а не только два солиста, и вот этот общий танец как-то не идет. 

Оксана Скорик и Анастасия Матвиенко, а также Филипп Степин и Тимур Аскеров, тоже занятые в этом спектакле, совершенно не запомнились. 

Второе действие совсем скучно. Обидно, что Терешкина-Титания в нем вообще не занята. Так ставят для Нью-Йорк Сити Балета (в котором всегда есть с десяток одинаково подготовленных балерин), но для Мариинского театра это, и в самом деле, убийственная хореография. Виноват ли в этом Баланчин, это другой вопрос. 

Впрочем, зал почти полон, и среднестатистическому зрителю очень даже нравится. Так что странный балет, живущий на нашей сцене уже почти 10 лет, будет и дальше делать сборы. 

Обновленные "Сказки Гофмана" в Мариинском театре

Начинаю рассказ о нескольких спектаклях, которые смог посетить в процессе выздоровления от ковида — с разрешения лечащего врача. 

Опера «Сказки Гофмана», представленная на Новой сцене Мариинки 14 апреля, произвела самое приятное впечатление. Оркестр под управлением Кристиана Кнаппа был на высоте. Очень хорош хор — что в последние годы случается не всегда. Сергей Скороходов в партии Гофмана приятно удивил: пел хорошо и стильно. После первого антракта у него все же появился небольшой хрип (недаром Шаляпин когда-то говорил про «хлипких теноришек» на русской сцене) и небольшие трудности с верхами, но певец с ними справился. 

Особенную привлекательность новой версии «Сказок Гофмана» (в отличие от прошлой версии 2011 года) придают три яркие сопрано в трех актах — трех историях-сказках. Партию куклы Олимпии блистательно поет Айгуль Хисматуллина. Ее колоратурное сопрано часто кажется (например, в глинковской Людмиле, которую она с недавних пор стала исполнять с регулярностью) еще не до конца ограненным бриллиантом. Здесь же эта школьность, нарочитость и напряженность звука идеально накладываются на роль куклы. Певицу Антонию исполнила Екатерина Гончарова — местами неплохо, но в мощном дуэте с Гофманом верхи не получились. Говорят, что эту партию уже пробовала Елена Стихина — наверное, это лучший вариант. В третьем акте в роли Джульетты блистала Татьяна Сержан

Очень яркий и разнообразный злодей получился во всех трех историях у Станислава Трофимова

Collapse )

"Дети солнца" в Александринском театре — очень своевременная пьеса

10 февраля

Премьера


Нет сейчас ничего более современного, чем ранние пьесы Горького и особенно «Дети солнца». Пьеса написана в январе-феврале 1905 г. в Петропавловской крепости: Горький сидел за участие (точнее — за информационное обеспечение и мировой резонанс, вызванный в том числе и его публицистическими текстами) в «массовых беспорядках», вызванных расстрелом петербургскими городскими властями (с молчаливого одобрения императора Николая II, делавшего вид, что ему ничего об этом не было известно) нескольких массовых мирных демонстраций.  В реальности: прекрасно информированный, но совершенно не понимающий, что делать, император покинул столицу и предоставил военным сколь угодно лютовать. Вероятно, для напоминания обо всех этих вещах в спектакле Николая Рощина опустившийся интеллигент Яков Трошин, и в пьесе — потенциальный революционер, зачитывает вслух воззвание, осуждающее Кровавое воскресенье. 

Собственно,  в оригинале — пьеса эта, как и несколько других горьковских пьес, — памфлет на интеллигенцию, болтливую и совершенно беспомощную. А также на простой народ — бессмысленный и беспощадный. 

Collapse )

Трасляция и запись балета "Дон Кихот" в Мариинском театре

4 февраля

2 и 4 февраля с одним и тем же — звездным вплоть до эпизодических ролей! — составом исполнителей Мариинский театр показал парадно-идеальный «Дон Кихот». В главных партиях Виктория Терешкина и Ким — танцевавшие даже лучше, сложнее очень хорошего спектакля 9 января. Про солистов, собственно, все уже сказано месц назад. 

В этот раз остановлюсь подробно на второстепенных партиях, в которых выступили артисты, обычно танцующие партии заглавные. Первый акт: идеально исполнила партию Уличной танцовщицы Мария Буланова. Таких нюансов в этой роли я, пожалуй, не замечал никогда. Очень неплох высокий Роман Беляков в роли Эспады, но до Андрея Меркурьева все-таки не дотягивает. Хороши были и цветочницы Шамала Гусейнова и Александра Хитеева (у последней, пожалуй, существенно лучше  вращения) — таких цветочниц обычно не бывает. 

Во втором акте ярко прошел цыганский танец (Альбина Салтыналиева и Наиль Хайрнасов — обоих вижу впервые). А вот царство дриад удивило: Повелительницу дриад должна была, конечно, исполнять Мария Ильюшкина (см. о ней в рецензии на 9 января), Мария Хорева совершенно не тянет эту партию, а вот Хорева была бы идеальным Амуром. 

Ну и совершенно роскошное па-де-де заиграло новыми красками от того, что вставную вариацию в нем блестяще исполнила Рената Шакирова — недаром некоторое время назад мы на этих страницах сравнили ее с Маргаритой Куллик. 

Collapse )

Премьера без лишнего шума: "Манон Леско" Пуччини в Мариинском театре

2 февраля

Новая сцена

Еще одна коронавирусная премьера в полусценическом исполнении. 

Татьяна Сержан (Манон) исполнила вчера одну из своих лучших ролей в Мариинском театре. Очень хороший вокал и блестящая актерская игра. Юсиф Эйвазов (кавалер де Грие) несколько поскучнее, но тоже хорош. Впрочем, в некоторых сценах показалось, что Эйвазов в Ковент-Гардене старается поболее, чем в Мариинском театре. Лучше всего вышла у него мольба, обращенная к капитану корабля, в третьем действии. 

Оркестр под управлением Валерия Гергиева исполнил оперу на высоком профессиональном уровне. Не понравилась мне только громкое наложение хора и оркестра в конце первого действия. 

Хор, по-видимому, набранный из Академии молодых певцов, звучал довольно блекло — как, впрочем, и все второстепенные действующие лица. Есть в этом своя правда — сразу ясно, кто главный герой, а кто на подпевке.  В этой опере Пуччини главное — сопрано и тенор. 

Если бы не традиционное получасовое опоздание маэстро к началу, впечатление было бы исключительно положительным.  

"Братья Карамазовы". Додин vs Достоевский

24 января

МДТ


Новый спектакль Льва Додина продолжает осмысление творчества Федора Достоевского. Однако если перестроечные «Бесы» — спектакль огромный и, в целом, следующий за романом, то «Братья Карамазовы» изначально переведены режиссером в камерный формат — сценическим минимализмом, количеством действуюших лиц, количеством сюжетных линий, и разумеется, существенным сокращением философского содержания. 

Главная неудача спектакля — неудача сценария. Вся философская мощь романа сведена к истории семьи (кроме отца и четырех братьев, на сцене только две невесты) — по этой причине откровения Ивана о слезинке ребенка и Великом инквизиторе оказываются ненужными, и самый интересный из братьев превращается в самого скучного, эпизодического. На первый план выходит Митя с его душевными метаниями, тем более, что и обе невесты — его. Алеша Карамазов местами выглядит придурком, местами пустомелей. Более или менее адекватен замыслу великого писателя Смердяков, да и тот смотрится умнее и приличнее, чем персонаж романа. 

Collapse )

"Дон Кихот" Осипова - Матвиенко

23 января

Михайловский театр

После культурологически-мощного уик-энда расскажу сразу о нескольких интересных событиях. Начну с многостарадального, перенесенного с декабря «Дон Кихота». 

Не знаю, как Кехману это удалось, но в зале перед началом спектакля было действительно около 50 процентов зрителей. Может, чуть больше, но некритично. Заполнились до отказа только самые дорогие ложи. Партер и верхние ярусы зияли пустыми местами.  

Наталья Осипова, показалось, уже не та, что прежде. Нет юношеского задора, который так шел ей раньше, в бытность балериной Большого и Михайловского театров, — есть рассудочная зрелость, которая ощущается даже в вариациях Китри. Во-первых, она не делает ничего лишнего — ну ни единственного украшения, которого нет в хореографической партитуре. Во-вторых, убирает сложные вариации — две линии гран па де баск (или па де сизо), к которым мы прицепились в исполнении Терешкиной, не сделала. Точнее, обозначила: первый прыжок почти как надо — дальше торможение, остановка и заменитель. И в остальных вариациях — прыжок совсем не тот высоченный, как мы любим; фирменного шпагата в воздухе не было ни разу; фуэте приличные, но типовые — Терешкина делает много сложнее. Только вращения по-прежнему очень хороши. 

Collapse )

Балет "Тысяча и одна ночь"

16 января

Балет Приморской сцены Мариинского театра (Владивосток) в Мариинском-2 


Когда-то давно стоял я вместе со своей воронежской знакомой перед воронежским Театром оперы и балета и изучал афишу. На мой вопрос, что представляет из себя балет «Тысяча и одна ночь», она ответила: «Это наше Лебединое озеро. В том смысле, что когда его дают, в театре нет свободных мест». На гастроли балета из Владивостока я и шел с этим настроением: посмотрю на провинциальное «Лебединое озеро». 

Так оно, в принципе, и есть. Это любимый балет для тех, кто в балете ничего не понимает, но хочет, чтоб сделали красиво. Очень сюжетный — в каждом движении понятно, «про что танцуют». Довольно красочный — условный восток, много костюмов (Шахерезада с Шахрияром переодеваются пять или шесть раз), спецэффекты. Сказочный — специально придуманный для посещения с детьми. 

Но в плане танца — пусто. Первая половина — сложная помесь из «Шехерезады» Фокина (тем более, что и сюжет заимствован) с «Легендой о любви» Григоровича. Парочка эффектных движений оттуда (дуэт с рабом, раб прыгает во что горазд), парочка — отсюда (монолог Мехмене Бану, как же без него?), с густым соусом банальности (вот, например, танец лучников — они бегают и подпрыгивают, все). Одна сложная вариация — выход Шахерезады.  Оргия совершенно не эротична — и не потому, что дети могут смотреть, а потому, что эротика в балете дается только самым великим хореографам. 

Collapse )