Жермен Луве в балете "Лебединое озеро"

15 марта

Новая сцена Мариинского театра

Фестиваль балета «Мариинский»


Придя посмотреть на Жермена Луве, получившего звание этуали Парижской оперы в 2016 году именно за Зигфрида, мы неминуемо попали на Оксану Скорик — и на «парадное» «Лебединое озеро». 

Начнем с Оксаны Скорик. Мне уже приходилось писать, что после Виктории Терешкиной — это самая техничная балерина в сегодняшней труппе. Однако Оксана Скорик ну ни разу не лебедь. Что же касается черного акта, то там у нее слишком много агрессии. В каждом жесте и движении перебор — совершенно не красиво. Получается стерва на уровне коммунальной кухни, с черной принцессой и рядом не стоявшая. Как могла такая очаровать принца, остается загадкой.  

Жермен Луве — настоящий романтический принц. Стать, рыцарский жест, длинные кисти. Танцует на грани фола — еще немного и ошибка. Так, впрочем, в Парижской опере принято: так танцевал Рудольф Нуреев, а много позже Николя Ле Риш. Возможно, это школа такая. Возможно, это такой индивидуальный стиль. Но смотреть интересно. Луве справился много лучше, чем Жозе Мартинез, танцевавший эту партию на одном из прошлых фестивалей.  

Collapse )

Лорен Катбертсон в "Спящей красавице"

14 марта

Мариинский театр

Фестиваль балета «Мариинский»


Вторая просмотренная мной «Спящая» за последнее время — на сей раз на Исторической сцене. В отличие от первого выступления Марии Хоревой, — спектакля не самого обычного, но все же рутинного, — тут был подготовлен настоящий парадный спектакль. Это было хорошо видно уже по Прологу: подборка фей оказалась в целом очень качественной, Ислом Баймурадов — непревзойденная Злая фея Карабос, Анастасия Колегова в партии Феи Сирени не в пример лучше Екатерины Чебыкиной, кордебалет работает «на ять». И в дальнейшем общий уровень спектакля был очень высок. Кордебалет дивный. Троечка фей в финальном акте тоже работала синхронно и технично. Разве что Алексей Тимофеев (Голубая птица) несколько уступает, на мой взгляд, Никите Корнееву. Зато Дарья Ионова (принцесса Флорина) с ее изысканными ручками и тюлевой легкостью намного более в стиле, чем Мария Ильюшкина. Единственную, но перманентную неприятность создавал оркестр, в котором завелась какая-то пьяная валторна, подпоившая по ходу спектакля еще некоторых духовых.  

Collapse )

Вечер балетов Алексея Ратманского (открытие фестиваля "Мариинский") - Диана Вишнева и остальные

11 марта

Мариинский театр


Фестиваль открывается вечером хореографии Ратманского — безусловно, крупнейшего российского хореографа современности. И хотя в программе нет ни одной премьеры (она случится ближе к концу фестиваля; причем это будет только один одноактный балет, два других балета повторят из программы открытия), вечер подготовили серьезно. 

Балет «Лунный Пьеро», поставленный Ратманским в 2009 году для Дианы Вишневой, проработали с другим составом исполнителей. Бывшую партию Вишневой танцевала Рената Шакирова — и хотя она очень старалась, партия ей не совсем удалась. У Ренаты получилась игривая девушка, флиртующая с тремя молодыми людьми. И не получилось гениальной стилизации блоковской культуры, которую тонко чувствовала Диана: не чувство, а тень чувства; не Пьеро, а его лунное отражение; не всамделишность, а символистская остраненность.  

Collapse )

Март. Анонс.

Главное событие наступившего месяца в Мариинском театре — XIX международный балетный фестиваль «Мариинский», который начнется 11 числа. Наиболее интересны: 

11 марта, открытие. Вечер балетов Алексея Ратманского, включающий «Лунного Пьеро», «Concerto DSCH»  и дуэты из балетов (среди которых — дуэт из «Утраченных иллюзий» в исполнении Дианы Вишневой и Владислава Лантратова)

14 марта «Спящая красавица» с участием примы Лондонского королевского балета Лорен Катбертсон (она не смогла исполнить этот балет на фестивале год назад; будем надеяться, в этот раз ей ничто не помешает). 

15 марта «Лебединое озеро», солисты Оксана Скорик и Жермен Луве — недавняя (2016) этуаль Парижской оперы. 

18 марта прима Большого театра Ольга Смирнова танцует Жизель (из серии «Солисты, которых мы потеряли»). 

19 марта Виктория Терешкина и Кимин Ким танцуют «Шехерезаду»

22 марта Концерт-закрытие, в котором по-настоящему интересен только дивертисмент. Очень жаль, что из второй части концерта пропала Элеонора Аббаньято, очень интересная балерина Парижской оперы, удивительно долго шедшая к званию этуали (2013) и вскоре оставляющая сцену. 

Самое интересное событие в Филармонии — гастроли Кристофа Эшенбаха, до 2017 года главного дирижера Вашингтонского национального оркестра. Дирижер подготовил с оркестром Петербургской филармонии две интересные программы 16 и 20 марта (в первой солирует Рудольф Бухбиндер, во второй Борис Андрианов). 

Collapse )

Лионский национальный оркестр

29 февраля

Концертный зал Мариинского театра


Ну нет во Франции великого оркестра, сопоставимого с Берлинским филармоническим, Венским филармоническим или оркестром Академии Санта Чечилия. Поэтому отправляясь слушать французский оркестр, мы изначально не ждем чего-то потрясающего. Приятная ошибка вышла с совершенно незнакомым оркестром из Лиона. Звук у него настолько яркий, настолько напряженный, красивый и точный даже на предельной мощности, что можно заключить — оркестр всерьез тянется за великими.  

Впрочем, такое впечатление сложилось не сразу. Концерт начался увертюрой к «Тангейзеру», прозвучавшей школьно и прямолинейно: слишком сильно выделены скрипки, а вот духовые, которые должны каждый раз звучать как откровение, на этом фоне звучали просто как духовые. Далее исполнялся фортепианный концерт Грига (ля минор), солировал Жан-Ив Тибоде. Если «Тангейзер» не слишком получился из-за недостатков дирижерской интерпретации, то фортепианный концерт испортил солист. На фоне напряженного, почти идеально сведенного оркестра Тибоде казался ресторанным лабухом с расслабленной кистью и настроением «голос я вечером дам». Зато раскланивался он очень профессионально. Сыгранный им на бис Шопен тоже оказался весьма средним. 

Collapse )

Скрипач на крыше

26 февраля (премьера, 3-й спектакль)

Театр Балтийский дом

Мюзикл «Скрипач на крыше» в Советском Союзе очень любили. Я с детства слышал о нем от бабушки, которую особенно впечатлил Михаил Водяной (легендарный Попандопуло из «Свадьбы в Малиновке») в спектакле Одесской музкомедии. Любовь к этому произведению Джерри Бока соединяла тягу ко всему бродвейскому (очень и очень дозированно попадавшему в СССР) с исключительным интересом к Марку Шагалу (поспорить с которым за сердце советской интеллигентки могли только Винсент Ван Гог и Сальвадор Дали), а также к местечковой еврейской культуре, почти исчезнувшей в СССР и лишь слегка сохранявшейся в глубинах одесского говора. Эти симпатии сохранились у интеллигентной публики и сегодня (один головокружительный успех «Ликвидации» о многом говорит), да и кто сказал, что советский интеллигент исчез вместе с СССР? СССР умер, а советский интеллигент со своими калейдоскопичными влюбленностями живет и побеждает. Этим, наверное, и объясняется, что большой зал Балтийского дома уже третий спектакль ломится от аншлага. 

Collapse )

Мария Хорева - принцесса Аврора

23 февраля

Новая сцена Мариинского театра


После провальной (называя вещи своими именами) «Баядерки» у Марии Хоревой была в декабре «Раймонда», на которую не ходил. И не знаю, кто это придумал — дать Раймонду молоденькой девочке. Для Раймонды нужна зрелость. 

А вот дебют Хоревой в «Спящей красавице» был мне изначально интересен. И действительно: с первых тактов сложной выходной вариации Хорева попала в роль — в силу возрастного совпадения со своей героиней. Наивная девочка получилась у нее исключительно хорошо, включая многочисленные технические сбои и нервно-резко поднимаемую руку в адажио четырех кавалеров (меняя кавалеров, до конца поднимала руку и в начале и в конце адажио, за что ей честь и хвала). Во втором акте очень интересно танцевала бесплотную тень, даже слишком бесплотную для Авроры — то, что совершенно не далось ей в «Баядерке», получилось в «Спящей красавице». А в па-де-де третьего акта (почти идеально исполненном) была уже не трепещущей девочкой, боящейся толпы женихов, но молодой дамой, расцветшей от счастья. Не упомню, пожалуй, таких удачных дебютов в партии Авроры. У Светланы Захаровой, например, первый раз вышло из рук вон плохо. 

Владимир Шкляров в последние годы стал намного более лиричным. Принц у него получился почти идеальным. 

Collapse )

Акустическая раковина в Мариинке. "Реквием" Верди

11 февраля 

Новая сцена Мариинского театра


Акустическая раковина — штука красивая и интересная. Вся сцена (стены и потолок) в волнистых деревянных панелях, эффектно украшенных небольшой эмблемой Мариинского театра. Звук получается объемный, как в современных кинотеатрах. Когда, например, в Tuba mirum звучат только медные духовые — в партере кажется, что что музыканты играют и на сцене и в зале. На вокалистов раковина действует по-разному. Ильдару Абдразакову, обладающему не самым мощным голосом, раковина добавляет объем и силу. А вот Татьяне Сержан, у которой звук и так в последнее время разваливается, добавляет проблем. Юлия Маточкина в ряде случаев звучит глухо, как будто ей низов не хватает. А Отара Джорджикию благодаря раковине слышно в любой точке зала, но я не уверен, что это плюс. 

Громкость оркестра у Валерия Гергиева внутри раковины становится критической, оркестр не всегда удачно накладывается на хор, но в тех случаях, когда звук сводится, получается весьма и весьма красиво. Солистам во время хоровых сцен приходится орать, особенное сочувствие вызывает бедная Сержан. Есть старый анекдот о том, что хорошее сопрано живет в Мариинском театре не более пяти сезонов. Ибо под грохочущий оркестр петь хорошему сопрано вредно. 

Collapse )

Палачи (новый спектакль с участием О.В. Басилашвили)

БДТ

5 февраля

Пьеса Мартина Макдонаха поставлена Николаем Пинигиным к юбилею Олега Басилашвили. Предыдущий спектакль для Басилашвили («Лето одного года») ставили в БДТ десять лет назад. 

Юбиляру досталась очень яркая роль — роль профессионального палача, переживающего отмену смертной казни. У него, впрочем, есть еще собственный паб, в котором собираются одни и те же люди — приятели и «фанаты» палача. В этом пабе и происходят главные события пьесы. Сюда заявятся персонажи из прошлого палача Гарри Уэйда: его бывший помощник, его бывший коллега — другой знаменитый палач, а также молодой человек — приятель повешенного Уэйдом юноши, который, похоже,  был совершенно не виновен. 

Неожиданные сюжетные повороты, отсутствие пафосности, с которой принято обсуждать вопрос смертной казни, многозначительная легкомысленность или, напротив, легкомысленная многозначительность, мнимая остросюжетность, держащая зал в напряжении — все это признаки первоклассной пьесы.

В эпизодических ролях перед нами предстает почти все старое поколение БДТ: Сергей Лосев (Билл) и Евгений Чудаков (Артур) забавно играют старых английских фриков, завсегдатаев паба; Геннадий Богачев ненадолго, но броско выходит в роли второго палача — возможно, даже более известного, чем Уэйд, — по-английски хранящего чувство палаческого достоинства; Екатерина Толубеева — сварливая жена Уэйда.  Стильно смотрится молодежь: Руслан Барабанов и Полина Дудкина. 

Collapse )

"Преступление и наказание" Константина Богомолова

2 февраля

Приют комедианта

Спектакль решен в камерном формате как серия монологов-диалогов. Пригласив нескольких больших артистов, режиссер добивается от монологической речи исключительного эффекта: слушать персонажей Достоевского по-настоящему интересно. Они говорят просто и доходчиво (бытовые интонации — принципиальная режиссерская задумка) — так, что местами пробирает настоящее человеческое сострадание.  Петербургская публика, обычно скучающая от классической простоты, слушает с большим напряжением и аплодирует после каждого монолога. 

Этому способствует и яркий выбор артистов. Раскольникова играет Дмитрий Лысенков, традиционно воспринимающийся публикой как стебок и ниспровергатель основ; Свидригайлова — Валерий Дегтярь, артист весьма разнообразный и сложный, Порфирия Петровича (и тут неминуемо возникает улыбка) — Александр Новиков, известный всей стране по роли Курочкина из «Тайн следствия», Мармеладова — Илья Дель, произносящий монолог просто блестяще: все ужимки и интонации пропойцы, но ни малейшего намека на дешевые штуки вроде заплетающегося языка или заплетающихся ног. Артисты молодые — Алена Кучкова (Пульхерия Александровна) и Мария Зимина (Дуня Раскольникова) тянутся за звездами и играют тоже очень хорошо, особенно Алена Кучкова, монологом которой начинается спектакль. 

Collapse )